Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Социалистический гуманизм и религия

Возрождение и Просвещение подготовили предпосылки для нового решающего шага в освобождении человеческого сознания от идолов и фетишей, от религиозного отчуждения вообще, который был сделан в XIX и в особенности в XX веке.

Современный атеизм означает отрицание бога и утверждение человека - в этом состоит его гуманистическое значение, внутренняя взаимосвязь атеизма и гуманизма. Это понимают и его противники. Говорить об атеизме - значит обсуждать действительное положение человека, ибо атеизм есть "система ценностей, которые прошли через сердце человека. Ее невозможно разрушить, не почувствовав предварительно этих ценностей"*. Эти слова принадлежат известному философу-католику неоавгустинианской ориентации, автору книги об атеизме. Интересно, что противник атеизма пишет книгу, в которой атеизм уже не отождествляется с антихристом или геенной огненной, а провозглашается одной из основных форм гуманизма, рассматривается наряду с научным, политическим и этическим гуманизмом.

*(Jean Lacroix. Le sens de l'atheisme moderne. Ed. Castermani, p. 13.

Лакруа Жан - современный французский философ, католический персоналист; после смерти Э. Мунье (1955) возглавил персоналистское движение во Франции, которое ставит своей целью осуществить "персоналистскую революцию", сущностью которой является моральное перерождение каждой личности под влиянием христианского гуманизма.).

Религиозная догма для Лакруа, конечно, не подлежит сомнению, но это не мешает ему признавать то, что он называет очищающей ролью атеизма. Признание ценностей атеизма означает признание его гуманистической позиции и отказ видеть в религиозной вере побудительные причины или мотивы для обоснования превосходства чего-либо или кого-либо над человеком. Главная заслуга современного атеизма состоит в том, что он обращается к интеллектуальной силе человечества и отвергает любых идолов. Значение его состоит в том, что он является вовсе не абстрактной конструкцией, а непосредственным отражением конкретного положения людей.

Развитие современной науки вышло за узкие границы, предписанные ей старой эпохой, и заставило человека с помощью новых методов исследовать собственную природу, т. е. заняться делом, которое в старое время было привилегией философии и религии. Наука перестает руководствоваться исключительно описательными методами, а дает предметам и явлениям объяснение, основанное на раскрытии законов, что увеличивает возможности людей использовать вещи в своих интересах.

Современная наука позволяет объяснить мир, исходя из его собственных законов, не прибегая к сверхъестественным причинам. Поэтому атеизм оказывается столь естественной формой видения мира, что современные научные системы, сколь бы различны они ни были, тяготеют к нему. Современная наука, отмечает Жан Лакруа, порождает новый склад ума, новую духовную предрасположенность, благоприятную для атеизма, т. е. для способа мышления, связанного с активным, несозерцательным состоянием духа, позволяющим постигать и завоевывать мир.

Проникая в самые глубокие тайны природы и раскрывая их, человеческий дух показывает тем самым, что он не нуждается в гипотезе существования бога. У современного человека часто возникает чувство, что с помощью науки и техники он может что-то прибавить к природе, участвовать в ее эволюции, преобразовать природную историю в историю человеческую.

"Атеист - это тот, кто стремится взять на себя ответственность за мир и гуманность с помощью действенных средств. С этой точки зрения атеизм предстает как человеческая ответственность во всей ее полноте"*.

*(Jean Lacroix. Le sens de l'atheisme moderne, p. 25.).

Технический прогресс, выступая в виде паровой машины, использования электричества, атомной энергии или кибернетики и т. д., ускоряет процесс замены природной среды средой, созданной человеком, процесс смены ритма созерцательной, крестьянско-ремесленной цивилизации, предрасположенной к мифам и религиозности, ритмом технической цивилизации, предполагающей десакрализацию мира, универсум, все больше осваиваемый человеком, несущий на себе отпечаток его воздействия*. Даже библейский универсум приобретает светский характер, а религиозное чувство теряет естественную основу.

*(Ibid., p. 27.)

Однако для защитников религиозной веры главная опасность связана не столько с прогрессом техники и естественных наук, сколько с развитием гуманитарных наук, которые, раскрывая внутреннее единство познания и действия, укрепляют уверенность человека в его праве взять на себя всю полноту ответственности за собственную судьбу.

А. Дейненка. Великое начало (1962 г.)
А. Дейненка. Великое начало (1962 г.)

Социально-политический гуманизм, будучи гуманизмом радикальным, еще сильнее подчеркивает роль атеизма в жизни современного человека. Проблема бога, когда она встает перед ним, нередко рядится в экономические и социальные одежды. Потребность в справедливости не уводит от атеизма, а, напротив, приводит к нему. Связь с экономикой и политикой - характерная черта атеизма. Опровержение бога атеизмом заключается в раскрытии того, что основание идеи бога лежит в условиях экономического и политического бытия человека, ведущих к его отчуждению. Ибо капитализм, как и религия, пишет тот же Лакруа, делает человека рабом им же самим созданных вещей.

Человек отчужден от самого себя, ибо он отчужден от своей деятельности. Маркс хочет примирить человека с самим собой, помочь ему обрести полное удовлетворение жизнью без вмешательства бога.

В марксизме атеизм приобретает положительный смысл, становясь непосредственным и конкретным утверждением человеческого в человеке. Труд делает человека творцом самого себя, в борьбе с природой человек обретает свою собственную сущность. Уже в силу того, что он творит самого себя, в процессе труда преобразуя мир, человек потенциально является атеистом. Проблема атеизма - это проблема конечного смысла свободы и труда как светской мотивации идеи творчества. Всякий гуманизм предполагает свободу, прежде всего свободу творчества, и основная цель гуманизма - сделать людей более творческими, сделать их личностями.

Уничтожение частной собственности, разделяющей людей на антагонистические классы, означает подрыв социальной основы идеи бога.

Марксистский атеизм - это гуманизм, на несший сокрушительный удар по религии, а коммунизм - это практический гуманизм, уничтоживший частную собственность. Коммунизм разрушает остатки идолопоклонства и те заблуждения, которые постулируют существование внутри человека ценностей, привнесенных в него извне и не являющихся продуктом его деятельности.

Демистификация идеи человека в социалистическом обществе не означает, что утрачивается ее высокое духовное содержание, что отрицаются ценностные критерии в оценке человеческой деятельности. Потребность в сакрализации и апологетике испытывают лишь безнадежно устаревшие общественные системы, переживающие упадок и духовный кризис. Такие системы стремятся скрыть положение, в котором находится человек, или подменить его человеком-мифом. При социализме, несмотря на то что еще дают о себе знать пережитки прошлого и сохраняются известные противоречия, идеал не нуждается в мистификации, потому что сам он есть не что иное, как сторона реальности.

А. Дейнека. Мать (1932 г.)
А. Дейнека. Мать (1932 г.)

Коммунизм представляет собой общественный строй, где нет места никаким мистификациям. Новый тип личности не является ни спекулятивной конструкцией догматической мысли, ни порождением мифологии, лишенным каких-либо связей с общественной практикой. Он полностью отвечает сущности и перспективам нового общества. Идеал человека социализма - совместный продукт практики и культуры. Историческое призвание социализма - осуществление полного гуманизма. И потому в социалистическом обществе вся общественная практика должна быть подчинена задаче формирования нового человека, превращения общества в своего рода гигантскую лабораторию, создающую не только материальные блага, но и духовные ценности, формирующую человеческое сознание. Чтобы идеал нового человека не оставался лишь проектом неопределенного будущего, необходимо, чтобы все условия его жизни в совокупности образовали психологическую атмосферу, благоприятствующую совершенствованию человека, формированию всесторонне развитой личности. Речь идет об атмосфере оптимизма, искренности и уверенности, атмосфере, в которой есть место мечтам, но которая не представляет собой бегства от реальности, отрицания духа критики, отказа от стремления к ясности.

Итак, каков же человек, который соответствует социализму и который должен проводить социализм в жизнь? И что можно назвать средой, формирующей человека? Именно в этой среде происходит глубокая конфронтация нового и старого, в ходе которой выявляется несостоятельность того идеала человека, который оставлен нам старыми гуманистами. Мы живем не на земле обетованной, где сами собой исчезают любые проявления негуманности и отчуждения, а в мире, где человек впервые сознательно, как творческий субъект, вступает в свою подлинную историю, когда совершается скачок из царства необходимости в царство свободы.

Эта формулировка Ф. Энгельса не имеет ничего общего с утопическим представлением о социализме как о своего рода рае на земле. Социализм ведет к радикальному изменению человека, материальных и духовных условий его жизни в том смысле, что мир человека все больше становится миром подлинной свободы. Но такие преобразования отнюдь не падают с неба, не даруются богом, а добываются ценой борьбы, побед и поражений, колоссальных созидательных усилий как в духовной сфере, так и в конкретно-общественной практике.

Наряду с социально-экономической практикой важное место в среде, формирующей гуманизм, занимает культура, в рамках которой особенно ярко проявляется творческая сущность человека. Культуре принадлежит заметная роль в освобождении идеала человека от мистических наслоений, в изменении положения человека. Социализм дает теоретическое и практическое решение основного противоречия человеческого бытия - противоречия между осознанием силы человека и ее реализацией.

Социалистическая культура выражает не абстрактную человеческую сущность, а реальный мир людей во всех его проявлениях.

Творя свою историю, человек включается в реальность и выступает в ней именно как человек. Но человек и превосходит ее, ибо он предлагает новую реальность, являющуюся не копией исходной, а синтезом реального и идеального, предвосхищением будущего человеческого существования.

Человек обретает самого себя лишь в процессе непрерывного движения от реального к идеальному, который никогда не завершается. Каждый шаг на пути прогресса, познания и творчества человека приближает его к такому идеалу.

Изменения в человеке, определяемые новым обществом, должны охватывать все аспекты существования или сознания. Эффективность этих изменений заключается в стремлении к гуманизации природы человеческих отношений, в создании такого нового идеала человека, который не был бы ни нигилистическим (в духе универсального отрицания, олицетворяемого сатаной), ни апологетическим (в духе абсолютного авторитета ценностей религии), а представлял бы собой синтез того, что человек есть на самом деле, и того, чем он может и должен быть, ибо гуманистическая цель, выдвигаемая новым обществом, есть не что иное, как сущность человека, превращенная в идеал и постепенно претворяющаяся в жизнь.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"