НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ
Атеизм    Религия и современность    Религиозные направления    Мораль
Культ    Религиозные книги    Психология верующих    Мистика


предыдущая главасодержаниеследующая глава

2. Социальный состав сельских и городских общин евангельских христиан и баптистов

Социальный состав общин евангелистов и баптистов в 20-е годы в сельских районах страны был неодинаков. Имеющиеся материалы позволяют составить следующую картину сельских общин*:

* (Подсчеты сделаны на основании документов, находящихся в ЦГАОР (ф. 5407, оп. 1, ед. хр. 20), материалов Антирелигиозного совещания 1926 года (ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 60, д. 461, ф. 89, оп. 4, д. 119), а также работ: Ф. Путинцев. Современное сектантство.- "Антирелигиозник", 1926, № 4; его же: Политическая роль и тактика сект. М., 1935; Б. Тихомиров. Баптизм и его политическая роль. М.- Л., 1929; И. Щепкин и Волжанин. Сектанты на Урале. Свердловск, 1928; Е. Востоков. Баптизм Ивановской области.- "Антирелигиозник", 1931, № 10; "Баптизм и баптисты. (Социологический очерк)". Минск, 1969.)

В Сибири (в среднем) в общинах евангельских христиан и баптистов кулаки составляли 10%, середняки - 30 и бедняки - 60%.

В сельских общинах евангельских христиан и баптистов 47 обследованных округов Украины кулаки составляли 11%, середняки - 52 и бедняки - 37%. В 5 округах Полтавской губернии среди евангельских христиан кулаков было 13,9%, середняков - 51,5 и бедняков - 34,6%.

Наиболее мощные кулацкие группировки приходились на общины Сибири и Украины. В Одесском округе, например, в 1925-1927 годах кулаки вместе с торговцами составляли более 30% состава общин. Значительное число кулацких элементов имелось в общинах Поволжья, Северного Кавказа и Дальнего Востока.

В среднем по стране в общинах баптистов и евангельских христиан кулачество составляло 8,8%. Основной же массой верующих баптистов и евангелистов являлось трудовое крестьянство - середняки и бедняки. Средний показатель бедноты в общинах достигал 45,1%.

В 20-е годы сектантские общины продолжали расти за счет среднего крестьянства. Их доля колебалась от 45 до 60%.

С введением нэпа, как свидетельствуют материалы обследования 1925-1926 годов, середняк стал центральной фазу рой сектантских общин, евангельских христиан и баптистов в том числе*.

* ("Стенограмма Антирелигиозного совещания при Агитпропотделе ЦК ВКП(б) 28-29 апреля 1926 года".- ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 60, д. 792, л. 88; ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 60, д. 792, л. 94, 96; д. 461, л. 7; "Баптизм и баптисты", стр. 25.)

В 20-е годы в стране интенсивно протекал процесс дифференциации сельского населения. "Особенности этого расслоения,- отмечалось в резолюции Объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) 21-23 октября 1927 года,- вытекают из изменившихся общественных условий. Эти особенности заключаются в том, что... у нас... налицо имеется процесс усиления группы середняков при некотором, пока еще, росте кулацкой группы за счет зажиточной части середняков и при сокращении групп бедноты, из которой некоторая часть пролетаризируется, а другая, более значительная часть, постепенно передвигается в группу середняков"*.

* ("КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК", т. 3. М., 1970, стр. 527-528.)

Особенно интенсивно укрепление кулачества и зажиточного середняка протекало на юге Украины, Северном Кавказе, в Поволжье, в Центральной черноземной области* и Сибири. Так, например, в 1927 году на Северном Кавказе кулацкие хозяйства превышали 6%, то есть по сравнению с 1923 годом выросли более чем на 100%**. Что касается бедняцких хозяйств, то в низшие группы из общего количества их перешло 17%, а в высшие - 67,5%. Из середняцких хозяйств в низшие группы перешло 18%, в высшие группы - 66%***.

* (См. ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 60, д. 461, л. 5, 7; д. 792, л. 175, Д. 793, л. 3, 98.)

** (См. "XV съезд ВКП(б). Стенографический отчет". М.-Л., 1928, стр. 1056.)

*** (Там же, стр. 1185-1186.)

Процесс дифференциации сельского населения оказал свое влияние и на состав общин евангельских христиан и баптистов. Почти повсеместно в общинах увеличивалось число середняков. Количество бедноты в сектах по сравнению с дореволюционным временем значительно уменьшилось: во-первых, за счет "осереднячивания" верующих сектантов. Во-вторых, за счет нового пополнения общин, состоящего в большинстве своем из середняков.

Материалы обследования 1926 года выявили следующую закономерность: в районах, где процесс укрепления кулака и роста середняка шел особенно интенсивно - Украина, Северный Кавказ, Поволжье,- пополнение общин евангельских христиан и баптистов за счет середняка было наиболее ощутимым. В тех общинах, где число кулацких элементов было значительным, они могли оказывать свое влияние на середняка, а через него влиять на бедноту. В общинах же с небольшой середняцкой прослойкой воздействие кулака на бедноту было невелико.

Из всех районов наибольшего распространения баптизма и евангелизма в первой половине 20-х годов исключением являлись общины Сибири. Здесь самой значительной категорией верующих являлись не середняки, как это было в других областях страны, а беднота. Процент бедноты в общинах Сибири доходил до 60, а иногда и до 70%. Чем объясняется такое положение? Ведь в Сибири, как и в целом по стране, в эти годы в деревне преобладали середняки*.

* (См. "XV съезд ВКПб). Стенографический отчет", стр. 1141.)

Своеобразие социального состава баптистских и евангелистских общин деревень Сибири объясняется, по нашему мнению, спецификой условий. За годы гражданской войны в Сибири часть крестьянских хозяйств оказалась разоренной или уничтоженной. Возник довольно значительный слой бедноты. В годы военного коммунизма эта часть крестьян "жила только за счет внутреннего перераспределения излишков продовольствия, оставшихся после взимания с крестьянских хозяйств продразверстки"*. В период нэпа данная группа крестьян лишилась прежних источников существования и почувствовала себя растерянной. Среди крестьян стало возникать недовольство новой политикой. Именно в эти годы отмечается массовый наплыв бедняка в сектантские общины, в которых он надеялся получить материальную поддержку.

* (Л. И. Боженко. Соотношение классовых групп и классовая борьба в сибирской деревне. Томск, 1969, стр. 130.)

Позднее, с ростом середняцких хозяйств и укреплением кулачества, в общинах евангельских христиан и баптистов Сибири число середняцких и кулацких элементов возросло. Например, к 1928 году численность кулаков в общинах поднялась до 10%*.

* (См. Б. Тихомиров. Баптизм и его политическая роль. М.- Л., 1929, стр. 20.)

Итак, в 20-е годы для всех общин баптистов и евангельских христиан сельских районов страны характерно преобладание середняка, обусловленное интенсивной дифференциацией сельского населения в послереволюционные годы. За счет каких же источников происходило пополнение городских общин евангельских христиан и баптистов?

В 20-е годы в сектантских общинах городов процент буржуазии, буржуазной интеллигенции, торговцев был относительно невелик - от 4,8% до 13-15% - и лишь в некоторых случаях достигал 20%*. В первые годы после революции баптистские и евангельские общины в известной мере пополнились за счет выходцев из дворян, чиновничества и интеллигенции. Но этот приток был невелик. Так, в 7 общинах евангельских христиан г. Ленинграда бывшие дворяне, чиновники и т. д. составляли менее 3%, в общине баптистов - 1,9%**.

* (См., например: Ф. М. Путинцев. Политическая роль и тактика сект. М., 1935; А. Долотов. Церковь и сектантство в Сибири. Новосибирск, 1930, и другие.)

** (ЛГАОРСС, ф. 1001, оп. 7, ед. хр. 47, лл. 205-224; оп. 8, ед. хр. 55-59; 61, 62.)

Баптистские и евангельские общины, как и общины других сект, наибольшее распространение получили "в районах кустарной промышленности, а также среди железнодорожных рабочих и служащих, среди малоквалифицированных, сезонных и недавно вовлеченных в промышленность рабочих, среди домашних хозяек, жен рабочих, прислуги, мелкой служилой интеллигенции, ремесленников, чернорабочих и вообще среди неорганизованных и малоорганизованных, полупролетарских и крестьянских масс"*.

* ("Практические предложения по вопросу о сектантстве, принятые на Антирелигиозном совещании..." - ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 60, д. 793, л. 61, 62.)

Рассмотрим более конкретно социальный состав ряда городских общин евангельских христиан и баптистов. В Ленинградской общине баптистов насчитывалось 372 человека, из них различными видами трудовой деятельности было занято лишь 85 человек, а 256 не работало (31 человек при обследовании не указал рода своих занятий).

Что представляла собой группа лиц, не занятых на производстве? Ее составляли безработные (35,2%), домохозяйки (41%), инвалиды и пенсионеры (16%), учащиеся и служители культа (7,8%).

Верующие, занятые трудовой деятельностью, разделялись на следующие пять групп: интеллигенция (2,3%), мелкие служащие (11,8%), ремесленники, кустари, мелкие торговцы (11,8%), лица, занятые в сфере обслуживания: прислуга, сторожа, уборщицы и т. д. (32,9%), рабочие заводов и фабрик (41,2%)*.

* (ЛГАОРСС, ф. 1001, оп. 7, ед. хр. 47, лл. 205-224.)

Примерно такая же картина характерна для общин евангельских христиан в Ленинграде. В 6 общинах, насчитывающих 339 человек, число не занятых трудовой деятельностью равнялось 214. Учащиеся составляли 0,9%, служители культа - 5,8, домохозяйки - 16,8, безработные - 24,2; пенсионеры, инвалиды и иждивенцы - 52,3%.

Группа лиц, занятых на производстве, состояла из 125 человек. Из них на долю интеллигенции приходилось 4,9%, мелких служащих - 14,4; ремесленников, кустарей, торговцев - 11,2; лиц, занятых в сфере обслуживания (прислуга, сторожа, уборщицы и т. д.),- 30,4; рабочих заводов и фабрик - 39,1%*.

* (ЛГАОРСС, ф. 1001, оп. 8, ед. хр. 55-59, 61.)

Следует специально остановиться на такой категории верующих, как рабочие заводов и фабрик. В нее входили главным образом малоквалифицированные и совсем неквалифицированные рабочие, выходцы из деревни, имевшие зачастую там свое хозяйство. Подавляющее большинство лиц, занятых в сфере обслуживания, а также безработных опять-таки состояло из бывших крестьян.

Лица квалифицированного труда, работающие на промышленных предприятиях и в учреждениях, в общинах евангельских христиан и баптистов составляли от 8 до 23%, и лишь в некоторых случаях этот процент поднимался выше. Например, в одной из общин евангельских христиан в г. Ленинграде он достигал 34.

Не останавливаясь подробно на возрастной характеристике верующих баптистов и евангелистов, отметим, что доля лиц до 35 лет колебалась от 10 до 22% и лишь в ряде мест достигала 30%*.

* (Подсчитано на основании следующих материалов: ЦГАОРСС, ф. 5407, оп: 1, ед. хр. 20; ЛГАОРСС, ф. 1001; оп. 7, ед. хр. 47; оп. 8, ед. хр. 55-59, 61; оп. 106, ед. хр. 628.)

О чем говорят приведенные показатели социального состава ряда городских общин евангельских христиан и баптистов? О том, что подавляющее большинство верующих - представители мещанского, мелкобуржуазного населения (разного рода кустари, ремесленники), а также лица малоквалифицированного или неквалифицированного труда (разнорабочие, сезонные рабочие, домашняя прислуга, сторожа, прачки и т. д.). Словом, трудовое население, не имеющее устойчивого социального положения, в основном бывшие крестьяне. Большую группу верующих составляли безработные, прибывшие, как правило, из деревни. Меньше всего в среде баптистов и евангелистов были представлены лица квалифицированного труда, кадровые рабочие, занятые в промышленном производстве. Даже в период самого интенсивного роста общин баптистско-евангельская проповедь не находила широкого отклика в этой среде.

Во второй половине 20-х годов значительное место в составе городских общин баптистов и евангелистов стали занимать нетрудоспособные верующие. Весьма многочисленной была также группа иждивенцев, главным образом женщин (домашние хозяйки).

Как видим, в 20-е годы и в городе и в деревне в евангельско-баптистских организациях доминировал мелкобуржуазный элемент.

Чем можно объяснить тот факт, что в городских общинах большинство верующих было из крестьянской среды?

После Великой Октябрьской социалистической революции в стране преобладало мелкотоварное производство. Оно господствовало в сельском хозяйстве и было широко представлено в городе. Согласно подсчетам В. П. Данилова, "по стране в целом мелкотоварный уклад в сельскохозяйственном производстве был представлен 109205,7 тыс. человек населения"*. По переписи 1926 года, всего в стране проживало 147 млн. человек. Приведенная выше цифра лиц, полностью занятых в мелкотоварном производстве, включала не только жителей деревни, но и города. В 20-е годы для трех миллионов городского населения сельское хозяйство являлось основным источником средств существования**.

* (В. П. Данилов. Сельское население Союза ССР накануне коллективизации (по данным общенародной переписи 17 декабря 1926 г.).- "Исторические записки", т. 74. М., 1963, стр. 92.)

** (См. там же, стр. 87.)

Сфера распространения мелкотоварного производства была чрезвычайно широка. Она охватывала и такие хозяйства с мелкотоварным производством, из которых один или несколько человек уходили на временную или постоянную работу в город, сохраняя устойчивую связь с деревней. Сельскохозяйственное производство являлось дополнительным источником дохода и для части городских жителей. Накануне массовой коллективизации (1927-1929 годы) "около одной седьмой части фабрично-заводского пролетариата, железнодорожников и служащих учреждений совмещали свое главное занятие с сельскохозяйственным"*.

* ("Социалистическое переустройство сельского хозяйства СССР между XV и XVI съездами ВКП(б)". М., 1930, стр. 31.)

К категории мелкотоварного производства относится также кустарно-ремесленная промышленность. Она была теснейшим образом связана с сельскохозяйственным производством. Во-первых, потому что в кустарно-ремесленном производстве оказалась занятой значительная часть сельского населения страны (1916 тысяч человек)*. И во-вторых, потому что более 70% всех кустарей и ремесленников были так или иначе связаны с сельским хозяйством. Поэтому, как отмечалось на XV съезде ВКП(б), "проблема мелкой промышленности и кустаря - это на 70 с лишним процентов деревенская проблема"**.

* (См. В. П. Данилов. Сельское население Союза ССР накануне коллективизации... стр. 87.)

** ("XV съезд ВКП(б). Стенографический отчет", стр. 1223.)

Преобладание мелкотоварного уклада обусловливало сохранение и распространение как в деревне, так и в городе частнособственнической, мелкобуржуазной идеологии и психологии. В городе расширение сферы ее воздействия происходило за счет огромного потока сельского населения, искавшего работы. По подсчетам В. П. Данилова, в 1926 году фабрично-заводская промышленность давала средства к существованию 1300, 4 тыс. человек сельского населения*.

* (См. В. П. Данилов. Сельское население Союза ССР накануне коллективизации... стр. 87.)

Значительный приток крестьян в промышленные центры был вызван так называемой деревенской безработицей. Пленум ЦК РКП(б) 23-30 апреля 1925 года указывал: "...годы гражданской войны и связанная с этим общая хозяйственная разруха, а также годы последующих неурожаев крайне тяжело отразились на положении сельского хозяйства. В результате этого произошло значительное падение сельскохозяйственного производства и обеднение деревни... что теперь находит себе выражение в серьезно сказывающемся относительном перенаселении деревни (так называемой "деревенской безработице")"*.

* ("КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК", т. 3, стр. 160.)

Приток сельского населения в города наблюдался повсеместно. Безработица в деревнях центральных областей страны вызвала волну переселенческого движения в районы Урала, Сибири и Дальнего Востока.

В середине 20-х годов, когда началось восстановление горной и металлургической промышленности, наблюдается быстрый рост численности рабочего класса. С 1921 по 1925 год число рабочих увеличилось в этих отраслях на 153,8%*. Увеличение числа людей, занятых в металлургической и горной промышленности, происходило не только за счет кадров потомственного пролетариата, но и в значительной степени за счет выходцев из крестьян. Например, в металлургическую промышленность Украины за 1918-1925 годы пришло 42,5% потомственных рабочих и 51,6% выходцев из крестьян. В этот же период угольная промышленность Донбасса на 61,7% пополнилась за счет выходцев из крестьян**.

* (См. А. А. Матюгин. Изменения в составе промышленных рабочих СССР в восстановительный период (1921-1925 гг.). "Изменения в численности и составе советского рабочего класса". М., 1961, стр. 87.)

** (См. В. Е. Лобурец. Восстановление и консолидация кадров рабочего класса Украины в 1921-25 гг.- "Формирование и развитие советского рабочего класса (1917-1961)". М. 1964, стр. 257.)

Приток в промышленность крестьян увеличивал мелкобуржуазную прослойку в рядах фабрично-заводских рабочих. Эта прослойка продолжала сохранять свои связи с единоличным сельским хозяйством. Данная особенность наиболее характерна для каменноугольной промышленности. Так, около половины всех шахтеров Донбасса к середине 20-х годов еще не порвали своей связи с деревней. Примерно такая же картина существовала и на других каменноугольных бассейнах.

Рост мелкобуржуазной прослойки в среде фабрично-заводских рабочих частично происходил и за счет кустарей и ремесленников, пришедших в 20-е годы на производство*.

* (См. А. А. Матюгин. Изменения в составе промышленных рабочих СССР в восстановительный период (1921-1925 гг.)- "Изменения в численности и составе советского рабочего класса", стр. 97.)

Приток рабочей силы в города превышал потребности промышленного производства. Кроме того, город остро нуждался в рабочих кадрах высокой квалификации, а выходцы из деревни, как правило, не имели квалификации и использовались на несложных работах. Определенная часть из них оказывалась вообще нетрудоустроенной. Безработица в города достигла значительных размеров, и ее величина в немалой степени зависела от наплыва рабочей силы из деревни. Так, на Урале, несмотря на восстановление старых и строительство новых предприятий, в 20-е годы число безработных непрерывно росло. Если в октябре 1925 года оно равнялось 34,7 тыс., то в октябре 1928 года - 90 тыс. В Белоруссии, по данным биржи труда, в 1926 году число безработных достигло 35 тыс*.

* (См. "Социально-экономические преобразования в Белорусской ССР за годы Советской власти". Минск, 1970, стр. 101.)

Такого рода трудности порождали в определенных кругах населения чувство растерянности, создавали благоприятные условия для распространения религиозных представлений. Выбитые из привычных условий жизни, привычной среды общения, малограмотные или совсем неграмотные люди чувствовали себя в городах одинокими, без прочной поддержки и определенных социальных перспектив. Эти обстоятельства способствовали консервации и культивированию среди довольно широкого круга городского населения деревенской индивидуалистической психологии и мелкобуржуазной идеологии.

Именно такие слои населения скорее всего пополняли евангельско-баптистские общины. Среди них велась главным образом миссионерская деятельность проповедников. Например, в каменноугольной промышленности Донбасса, где в восстановительный период проводился широкий набор рабочей силы, отмечался заметный рост баптистских общин. На 1 января 1926 года в баптистских общинах Артемовского округа было 6643 верующих. К 1 июля 1927 года эти общины уже насчитывали 8567 человек*.

* (См. М. Горев. Об антирелигиозной пропаганде в Донбассе.- "Антирелигиозник", 1928, № 9, стр. 41.)

Иная ситуация существовала в традиционно пролетарских районах. Например, в Кузнецком округе Сибири, где основную массу шахтеров составляли кадровые рабочие, баптистско-евангельская церковь не находила столь широкого отклика. К 1 января 1929 года в общинах Кузнецкого округа было сосредоточено всего лишь 1,3% всех баптистов Сибири.

Наибольший отклик евангельско-баптистская проповедь получила в Омском округе. Здесь в 20-е годы процент рабочих, занятых в кустарно-ремесленном производстве, был весьма значителен. Если в 1921 году в РСФСР данная отрасль производства включала 30,7% всех рабочих, то в Омском округе - 52,1%*. Из 311 баптистских общин Сибири на Омский округ приходилось 141. К 1929 году Омский округ, в отличие от Кузбасса, занимал первое место в Сибири по числу верующих баптистов и евангелистов: 32,5% от общего количества**.

* (См. А. С. Московский. Изменение в составе рабочего класса Сибири в 1920-1929 гг.- "Промышленность и рабочий класс Сибири в 1917-1961 гг.", вып. 3. Новосибирск, 1984, стр. 21.)

** (Подсчитано на основании статистического материала, содержащегося в книге: А. Долотов. Церковь и сектантство в Сибири. Новосибирск, 1930, стр. 80-85.)

Таким образом, в 20-е годы баптизм и евангельское христианство как в городе, так и в деревне росли за счет населения, чей образ жизни и мировоззрение были ближе всего к мелкобуржуазным.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© RELIGION.HISTORIC.RU, 2001-2021
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://religion.historic.ru/ 'История религии'
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь