НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ
Атеизм    Религия и современность    Религиозные направления    Мораль
Культ    Религиозные книги    Психология верующих    Мистика


предыдущая главасодержаниеследующая глава

V. Конец Николину дню

Давно уже минуло то время, когда человек всецело находился под пятой духовных пастырей и властей предержащих. Почти полвека наш народ не знает мук духовного и социального гнета.

Поднявшись по призыву Коммунистической партии на штурм освященного церковью старого, буржуазно-помещичьего режима, народ до основания разрушил все то, что веками давило и угнетало трудящихся. Пришла новая жизнь, свободно вздохнули те, чьим трудом создаются блага жизни. Радостный труд на себя и на общество, здоровый отдых и возросшая культура советского человека сделали его жизнь содержательной, интересной и целеустремленной. Если раньше духовные интересы человека не выходили за пределы церковных служб и богословских сочинений, навязываемых церковниками оптом и в розницу, то теперь в его распоряжении имеются все богатства духовной культуры. Пришло то время, когда Белинский и Гоголь прочно утвердились на полках крестьянских библиотек.

Однако прошлое входит в нашу жизнь не только с Гомером и Авиценной, Ломоносовым и Пушкиным. История доносит до нас удушающий дым инквизиторских костров и сполохи средневековых сумерек. Прошлое нередко вторгается в нашу жизнь уродливыми традициями и отжившими обычаями. Одной из таких традиций и являются николины праздники, которые наряду с другими крупными религиозными торжествами еще отмечаются в ряде мест нашей страны.

Большинство советских сел стали безрелигиозными, о религиозных праздниках здесь вспоминают лишь как об отживших традициях. В других празднование этих дней сведено к чисто обрядовой стороне. У людей уже нет той религиозности, которая вызывала в былое время благоговейное отношение к церковным торжествам. Один из благочинных Курской епархии вынужден был признать, что настоящей веры сейчас у людей нет, осталась одна привычка к церковным обрядам и праздникам.

Да и размах религиозных праздников сейчас не тот, едва ли удастся отыскать такое село, где бы в святых торжествах участвовали поголовно все жители. Не увидишь и подворных обходов церковников в эти дни. Однако имеются еще такие деревни, где религиозные праздники не столь уж забытая традиция. Находятся среди колхозников еще такие люди, которые чтят рождество Христово и пасху, не забывают отмечать и престольные дни. Религиозные праздники живучи, они не уходят без борьбы, сопротивляются новому, стремятся удержаться на поверхности нашей жизни. В чем причины их относительной устойчивости? В тех же явлениях, которые содействуют живучести религиозных пережитков вообще.

Нельзя забывать, что религиозные праздники и обряды уходят своими корнями в далекое прошлое, в народные обычаи и праздники, возникшие гораздо раньше современных религий. Церковь наполнила их религиозным содержанием, превратила в публичный религиозный культ, в прочную традицию, которая не может исчезнуть вдруг.

Религиозные обряды и праздники, закрепленные в повседневной жизни силой привычки, ставшие традицией, приобрели большую власть над людьми, особенно над крестьянством. В. И. Ленин отмечал, что "на земледелии вообще и на крестьянстве в особенности тяготеют с наибольшей силой традиции старины, традиции патриархального быта". Религиозные праздники и обряды непосредственно связаны с бытом, а в сфере быта имеется наибольшее отставание общественного сознания от общественного бытия.

К тому же церковники отдают себе отчет в том, насколько велика сила традиций в сохранении религиозности масс, и изо всех сил цепляются за них, используя в качестве главного средства укрепления своего влияния на верующих. А мы не всегда это учитываем, и не всегда нам хватает настойчивости в борьбе с отжившими традициями путем внедрения в жизнь народа новых праздников и обрядов, не всегда помним, что нельзя полагаться только на просветительную работу. "Одной логикой, - говорил А. М. Горький, - этих людей (церковников. - Г. С.) не победишь. В них крепко сидит традиция - штучка, которую словами не скоро прошибешь". Все это приводит к тому, что в тех селах, где не ведется борьба с отжившими обычаями и обрядами, они еще держат в плену известную часть советских людей.

К сожалению, нередко отдают дань религиозным праздникам не только верующие, но и люди, которые, как говорится, давно ни в бога, ни в черта не веруют. Порой человек не знает даже, какой рукой крестятся, о чудотворце и двух слов не скажет, но подходит Никола-престольный, и он палит кабана, потрошит птицу, несется в магазин закупить вина и какой-нибудь снеди. Как же иначе? Он хорошо знает: завтра Никола-престольный, а через неделю у соседей престол. Помнит, что в эти дни положено "гулять". Нельзя рушить традицию. Придут из соседних сел родственники, соберутся друзья. Разве можно ударить лицом в грязь? Надо их хорошенько угостить, так уж ведется исстари. Есть еще такие люди, которые рады любому празднику, будь то религиозный или революционный - все равно, был бы предлог выпить.

Одни объясняют свое пристрастие к святым праздничкам религиозностью, другие же и не скрывают своего равнодушия к религии, а в церковных торжествах принимают регулярное участие. Когда спрашиваешь такого человека, где же логика в его поступках, он пытается выкрутиться, "обосновать" свою непоследовательность. "Ну, а что тут особенного? - говорит он. - Отпразднуют люди престол, и все тут. Кому от этого вред? Государству? Отдельному человеку?" По мнению таких людей, престольные праздники, особенно такие, как Никола и другие зимние святые дни, самые безобидные традиции.

Не лишне разобраться в этом вопросе, выяснить, кому выгода, а кому вред от николиных праздников. Попробуем взглянуть на Николу-престольного глазами фактов.

Итак, наносит ли какой материальный ущерб нашим колхозам и совхозам, всему народному хозяйству празднование Николы зимнего? Да, наносит, и немалый. Тот, кто считает, что николины дни, а точнее, многодневные прогулы не приносят вреда колхозам и совхозам только потому, что приходятся на конец сельскохозяйственного года, глубоко ошибается. Крестьянин давно знал, что в хозяйстве всегда найдется работа, прогуляешь неделю - многое упустишь. Это в личном хозяйстве, а в большом, колхозном тем более.

Широкая механизация, внедрение научных достижений, активное вторжение в сельское хозяйство химии сокращают неблагоприятное воздействие стихийных сил природы. Человек создает новые сорта растений, управляет их ростом, выводит новые породы скота, подчиняет себе то, что раньше считалось данным от бога. Сегодня он уже стоит на пороге управления погодой в интересах сельскохозяйственного производства, и, возможно, не за горами тот день, когда о нашем современнике мы скажем словами писателя Д. Гранина: "Он выжимал облака, как выжимают мокрое белье. Дожди лились туда, куда он приказывал, обильные плодоносные дожди орошали пустыни, он обращался с облаками, как с водопроводным краном. Неурожаи, засухи исчезали из памяти человечества. Он размахивал пучками молний..." Герой романа "Иду на грозу" мечтает о победе над погодой и глубоко убежден, что это время придет. И повелевать дождями будет не мифический Посейдон и не божий угодник Николай Мирликийский, а наш советский человек. Но это время не придет само, оно приближается трудом каждого члена общества, строящего коммунизм, трудом рабочих и колхозников. И они отлично знают, что поговорка "Летний день год кормит" нуждается в уточнении. Теперь от любого дня зависят хозяйственные успехи колхозов и совхозов. Сегодняшняя сезонность в сельском хозяйстве уже не означает: летом работа от зари до зари, а зимой веселые перекуры в правлении колхоза. Ныне животноводство, птицеводство и многие другие отрасли сельскохозяйственного производства переводятся на промышленные рельсы, с научно обоснованной технологией.

В распоряжении колхозных механизаторов сейчас столько техники, что раньше ее не знали даже крупные МТС и автобазы. Представим себе, что случится, если в день Николы замрет жизнь в колхозе: механизаторы не выйдут на работу, животноводы и птицеводы будут встречать гостей. Дорогостоящая техника, в которую вложен труд многих людей, окажется бездействующей, будет стоять мертвым капиталом, ржаветь, изнашиваться, простои обойдутся колхозу в кругленькую сумму. Никольский отдых механизаторов задержит ремонт техники, что в свою очередь скажется на сроках сева и урожая. Николины праздники для отдельных колхозов оборачиваются весьма ощутимыми потерями: скот не кормится и не поится, резко снижаются надои молока, из-за безнадзорности теряется молодняк. А на птицефабриках, где все работы рассчитаны по часам и минутам, ущерб от Никольских прогулов исчисляется еще большими размерами.

Нет необходимости говорить о других отраслях сельского хозяйства, все они сейчас тесно связаны с промышленностью, транспортом, и нарушение выверенного ритма работы ведет к ощутимым потерям. Ссылки некоторых любителей Никольских престолов на то, что они приходятся на затишье в сельскохозяйственном производстве, несерьезны. Их можно было принять во внимание лет пятьдесят назад, да и то с большими оговорками. К сожалению, многие тешат себя подобными иллюзиями и предаются престольному разгулу, не чувствуя угрызений совести, не сознавая того, что они наносят огромный материальный ущерб себе, всему обществу. Представим себе, какое бы поднялось возмущение среди этих людей, если бы работники транспорта, электростанций, продавцы вдруг воспылали любовью к святому Николаю и отпраздновали его день недельным запоем. И возмущение было бы закономерным: люди столкнулись бы с серьезными трудностями в снабжении сел и городов необходимыми товарами, сидели бы при керосиновых лампах, остановилось бы строительство жилых домов. Кто бы смирился с таким положением? Так и в сельскохозяйственном производстве. Миллионные потери в дни престольных праздников давно беспокоят советскую общественность, колхозники осознают, во что обходятся святые празднички, и требуют положить конец неоправданным потерям.

Выходит, если отвлечься даже от мотивов празднования, Никольские престолы представляют собой такие явления, которые наносят большой ущерб нашей экономике, всему нашему коммунистическому строительству.

Может ли наш человек, верующий или неверующий, смириться с тем, что в колхозе имени Ворошилова Ленинградской области несколько лет назад только в дни покрова и Николы из-за прогулов сгноили льна на 200 тысяч рублей? Этих денег хватило бы с лихвой, чтобы обеспечить всех престарелых колхозников пенсиями по новому закону. А это ведь только один покров и один Никола в одном колхозе; в году же подобных праздничков не счесть.

Возьмем два колхоза Анненковского сельсовета Фатежского района Курской области: "Искра" и "Красный Октябрь". Празднуют здесь ежегодно три престола, не считая других религиозных праздников. В колхозе "Искра" на общественные работы не выходило в течение трех дней в среднем по 160 человек, терялось 480 человеко-дней. В колхозе "Красный Октябрь" в эти же дни не выходило 120 человек и терялось 360 человеко-дней. Если считать, что на каждый человеко-день в этих колхозах приходится, как минимум, по полтора трудодня, то это значит: в дни престола не выработано 1260 трудодней. Колхозники потеряли в престол 960 рублей, а ущерб, причиненный колхозам, в целом составил 1920 рублей. И это потери только от празднования одного престольного дня, а их здесь отмечается три в году.

Но если бы потери ограничивались только этим. Названные колхозы несут огромные убытки из-за простоя машин, несвоевременной уборки сахарной свеклы, из-за плохого ухода за скотом в дни праздников и по многим-многим другим причинам. В колхозе "Искра" доярки в день престола забыли даже подоить второй раз коров, напоить их и задать на ночь корм. В течение трех дней в селе стояло без дела около десяти автомашин, прибывших из других областей на уборку сахарной свеклы, стояли колхозные автомашины, тракторы, свеклокомбайны и другая сельскохозяйственная техника. За время празднования престола самогонщики разворовали около 100 центнеров свеклы, осталась неубранной на 20 гектарах ботва. Вскоре прошли дожди, и ботва погибла, а в колхозе не хватало кормов.

В колхозе имени Артема этого же района в 1959 году в престольные дни замерла жизнь на полях, токах и дорогах. Большинство колхозников не вышло на работу. Как же - престол, все веселились. А когда развеялся пьяный угар, подсчитали и прослезились: на корню урожай зерновых обещал дать по 15-16 центнеров с гектара, в результате же прогулов в разгар уборки зерна собрали только по 7-8 центнеров. Престольное веселье обошлось колхозу потерей более 40 процентов урожая. В самогонном чаду исчезли сотни тысяч рублей.

Колхоз имени Кирова Обоянского района только за один престольный праздник потерял более 3 тысяч рублей, а колхоз имени Мичурина Беловского района - и все 7 тысяч. Это далеко не полные подсчеты потерь по отдельным колхозам за один престол. Таких же престолов в году бывает несколько. Следовательно, и потери в целом во много раз больше. А если к этой сумме приплюсовать ущерб от других религиозных праздников, да не в одном колхозе, а в районе, области, то сумма убытков колхозов достигнет поразительной величины. Так, в Тутаевском районе Ярославской области в колхозе "Трудовая армия", где несколько лет назад ежегодно справляли 37 различных религиозных праздников, теряли по 7 тысяч человеко-дней в год. В Вожегодском районе Вологодской области прогулы в дни религиозных праздников несколько лет назад составляли 70 тысяч человеко-дней. А в Усть-Кубинском районе этой же области 114 святых праздничков приносили району еще недавно каждый год миллионные убытки.

Немалый ущерб наносят всевозможные престольные праздники самим колхозникам, их семьям. По самым скромным подсчетам, в совхозе "Красная звезда" Тихвинского района Ленинградской области каждая семья теряла за один престольный праздник до 50 рублей, а в колхозе имени Ленина Псковской области в результате прогулов в религиозные праздники семьи ежегодно недополучали по 200 рублей. Это только потерянные в результате прогулов трудодни так бьют по бюджету семьи. А если взять еще расходы на престольные угощения в этих семьях, то станет ясно: на безвозвратно потерянные деньги можно было бы построить не один добротный дом, не одна семья приобрела бы телевизор, радиоприемник и другие обновы.

Потери от престольных праздников стали настолько очевидны, что возмущаются даже поклонники этих традиций.

- И когда только отменят престольные дни? - говорят колхозники села Зиновьево Горьковской области. - От них только разорение. Ходишь по деревне, а потом всех надо отблагодарить. Скопишь за год, а потратишь за два дня.

- Погостевала в соседнем селе в петров день, - жаловалась женщина из Лосино-Петровского Московской области, - а теперь вот приходится раскошеливаться. Ходила одна, а готовлю на весь колхоз. Не праздник, а грабеж среди белого дня.

И так везде, где еще не расстались с престолами. Особенно жалуются женщины. Это на их плечи ложатся все тяготы подготовки к праздникам и проведения их. А кроме того, многим семьям престольные праздники приносят не радость, а сплошные неприятности. Перепившиеся гости и хлебосольные хозяева нередко переходят от песен к ссорам, драке, а кое-где и к поножовщине. Вот как рассказывает поэт А. Архангельский о пьяной радости престольных дней:

Пьян Никита и Вавила,
Марья, Дарья, Неонила,
Бабка Фекла, дед Степан,
Дядя Тихон, сват Иван.

Разговор идет беспечный:
- Ну-ка, дерни, друг сердечный!
Сват, под хвост тебе репей! 
Ты чего? Не морщься, пей! -

Буль-буль-буль! И льется зелье,
С зельем пьяное веселье.
- Пей, сваток, не возражай!
Чать, собрали урожай! -

Ну, а дальше - знает всякий:
Чтоб престольный день без драки - 
Да ни в жисть!
- Эй, ребятушки, держись!

Нынче мокро, а не сухо! -
Ррраз соседу прямо в ухо!
За хозяйское добро
Бац Ивана под ребро.

Дядя Тихон, взяв бутылку,
Трах Никиту по затылку,
И пошла, пошла гульба,
Только знай готовь гроба...

Да, для темных деревень
Словно град престольный день.

Четверть века назад написано это стихотворение, но подобные пьяные драки можно еще встретить в отдельных селах и в наши дни. И чем шире пьяное веселье, тем горше похмелье: резко повышается заболеваемость людей, падает их трудоспособность.

Кафедра судебной медицины Курского медицинского института поинтересовалась недавно итогами престольных торжеств, и оказалось, что только за неполный 1959 год поликлиники, больницы и другие медицинские учреждения города Курска и прилегающих районов зарегистрировали значительное количество людей, получивших различные телесные повреждения и увечья в результате ссор и драк в дни религиозных праздников. Из общего числа пострадавших 65 процентов составляли мужчины и 35 процентов - женщины. Причем подавляющая часть "больных" были людьми 35-45-летнего возраста. Большинство из них получили так называемые "легкие ранения" и потеряли трудоспособность до 10 дней. 25 процентов пострадавших потеряли трудоспособность на срок свыше 10 дней. А 10 процентов зарегистрированных получили тяжелые повреждения и увечья, опасные для жизни. Эти люди надолго были лишены возможности трудиться, а то и вообще превратились в нетрудоспособных. Несколько случаев закончились смертельным исходом.

По свидетельству заведующей этой кафедрой К. И. Хижняковой, вред престольных праздников для здоровья трудящихся виден отчетливо. В обычные дни в среднем в каждый медицинский пункт обращается за медицинской помощью 2-3 человека, получивших те или иные телесные повреждения. В престольные же и послепрестольные дни количество пострадавших намного повышается.

Вот во что обходятся нашему обществу церковные праздники. Здесь уже счет идет не на рубли и тонны, а на здоровье и человеческие жизни. Как видим, и николины дни, и все остальные религиозные праздники не так уж безобидны. Ну, а кто же выигрывает от многочисленных святых дней? Тут не может быть иного ответа - церковь.

Некоторые товарищи порой говорят, что сам факт участия в престольных праздниках неверующих свидетельствует об освобождении этих торжеств от религиозности. Кое-кто даже предлагает вообще оставить престолы в качестве праздников, очистив их от религиозного содержания, назвав Днями труда, Днями урожая и т. д.

Однако церковь насаждала престолы не для того, чтобы не использовать их и тем более кому-то уступить. Независимо от того, верующие или неверующие участвуют в престольных праздниках, они льют воду на мельницу церкви, религии.

В престольные дни, как правило, посещаемость церквей резко возрастает. Например, в селе Прискоково Костромской области в воскресные дни года два назад церковь посещало 6-10 человек, а в престольные - до сотни. Подобные явления наблюдались и в других церквах Костромской области. Именно в эти праздники наиболее бойко идет торговля религиозным товаром, совершается масса всевозможных треб.

Какой же урожай приносит святым отцам торговля божьей благодатью? Не малый. По свидетельству бывшего благочинного 3-го округа Волгоградской области Н. Спасского, доходы причта Никольской церкви в городе Михайловке в 1958 году только за исполнение треб составили 225 тысяч рублей, а доходы Урюпинской церкви в том же году равнялись 350 тысячам рублей. И это помимо денег, вырученных от продажи свечей, просфор и других предметов религиозного культа.

Продажа свечей давно стала для церкви важнейшим источником дохода. На нее даже объявлена своеобразная монополия. Церковные служки строго следят за тем, чтобы какая-нибудь овца стада Христова не принесла с собой свечу, купленную в магазине. Они объявляют такие свечи неугодными богу, понуждая верующих приобретать их только в храме. Как пишет Н. Спасский, в церквах 3-го благочиния Волгоградской области в 1958 году расходы на покупку и доставку в приходы свечей составили 195843 рубля, а с верующих за них взяли 1109733 рубля, получив таким образом чистой прибыли 913890 рублей. 580 процентов прибыли! Такому позавидует и Рокфеллер.

К тому же в церквах часто одни и те же свечи продают по нескольку раз. Не все свечи, купленные верующими, могут использоваться по назначению. Так, например, на подсвечнике святого Николая имеется всего 5 ячеек для свечей, а желающих поставить столь высокочтимому угоднику оказывается человек 50. Поэтому 5 свечей зажигают, а 45 кладут на подсвечник, откуда их забирают служки и пускают вновь в торговый оборот.

Такие доходы получает церковь от продажи всего нескольких тонн воска в одном округе епархии. А всего православная церковь успевает в течение года продать более 700 тонн свечей, не гнушаясь скупать восковые брикеты для натирания полов. Если учесть, что из одного килограмма воска церковники умудряются в настоящее время лепить не 100, а 200 свечей и продают каждую свечу намного дороже, чем в государственном магазине, то станет ясно: доходы церкви баснословны.

Естественно, возникает вопрос: куда же идут эти колоссальные деньги? На содержание большой армии служителей культа, на театрализованные церковные представления в дни религиозных праздников, на религиозную проповедническую деятельность. Призывая верующих жить подобно святителю Николаю - в бедности, смирении, не вкушать много пищи, ходить в простой одежде, церковники сами не занимаются общественно полезным трудом, благоденствуют, живут припеваючи, имеют автомашины, устраивают кутежи, содержат целые штаты сотрапезников, любовниц. "Куда вы несете свои трудовые копейки? - обращается бывший священник Н. Спасский к верующим. - Или вы не видите, что они расхищаются самым бессовестным образом и на ваши деньги организуются пьянки и разврат, содержатся многочисленные наложницы, создается роскошная жизнь бездельникам!"

Но выгодны многочисленные религиозные праздники православному духовенству не только баснословными доходами. Церковь в эти дни укрепляет и свои моральные, идейные позиции. Многие из посещающих церковь в престольные праздники относятся к колеблющимся, заходят ради простого любопытства. Однако было бы большой наивностью полагать, что такие посещения проходят бесследно. Опытные проповедники религиозных идей - а среди священнослужителей таких немало - исподволь воздействуют на сознание посетителей, оставляют там незаметные следы, которые через некоторое время могут превратиться в привычные религиозные представления.

На посетителей церкви воздействуют не только словом, но и всей театрализированной обстановкой во время богослужений. Здесь все кажется человеку необычным, непохожим на повседневную обстановку: и величавое здание храма, и искусная роспись стен с темными ликами святых, и торжественные одежды служителей церкви. Здесь все рассчитано на то, чтобы поразить вступающего в храм, напомнить ему о никчемности земной жизни, запугать, унизить и тут же поманить надеждой беззаботного существования в райских садах.

Вот как рассказывает о своем впечатлении от первого посещения церкви порвавшая с религией Полина Антоновна Михеенко: "Церковь и впрямь казалась чуть ли не преддверием рая. Она была просторная, нарядная, светлая снаружи и гулкая, как колокол, внутри. Всю ее заполняло множество сверкающих серебром и позолотой таинственных предметов. Слова, обозначавшие эти предметы, тоже были красивыми, звучными, полными непостижимого для нас смысла: иконостас, паникадило, просвира... А сам батюшка! Как было не проникнуться к нему почтением, как было не поверить его проповедям и увещеваниям! Облаченный в красивую сверкающую ризу, с массивным крестом в одной руке и кадилом в другой, он будто сошел с лучезарных небес на темную "грешную землю", чтобы пасти заблудшие души неразумных овец стада человеческого".

Вот и пасут святые отцы тех, кто зашел по случаю престола в церковь. И делают они это умно. Не гонят сразу престольную овцу к стаду Христову. Для начала неплохо, если человек просто полюбуется церковью, посмотрит на богослужение, раз-другой преклонит колена - не будет же он стоять гвоздем посреди коленопреклоненных. Смотришь, человек этот и завтра придет, а к весне покается вместе со всеми в прегрешениях, прочтет молитву народному заступнику Николаю Мирликийскому, выслушает беседу священника о добропорядочной жизни святого, сопоставит свои возможности и поступки с делами праведника и почувствует себя ничтожной, затерянной в людском океане песчинкой. Теперь уж ему никуда не уйти от церкви. Теперь ему необходим защитник на небесах. Запугав человека, посеяв смятение в его душе, церковь тут же предлагает ему свои услуги утешителя.

В наше время церковники особый упор делают на нравственно-религиозных поучениях. Ныне человек не поверит сказкам о шести днях творения, о грехопадении Адама и Евы. Это отлично понимают служители церкви. Они знают, что нравственные взаимоотношения людей являются той сферой, которая всегда волновала умы человечества. Каков сегодняшний человек, в каком направлении совершенствуются его нравственные качества, сравнение моральных ценностей нашей жизни и жизни человека недалекого прошлого - эти вопросы всегда вызывали споры и в кругу ученых и в беседе крестьян. Как же не спекулировать на этом религиозным проповедникам? "Современная проповедь, - говорится в церковном учебнике, - это отражение в ней духовно-моральных недугов, уклонов, изъянов в личной, семейной, церковной жизни членов паствы на сегодняшний день". В соответствии с этими установками священники и строят свои проповеди, сосредоточив основное внимание на моральных проблемах. Церковь внушает людям, что все "недуги и изъяны в личной и семейной жизни" возникают от непочтительного отношения к вере. Без веры нет нравственности. Чтобы достигнуть нравственной чистоты, утверждают служители культа, необходимо регулярно посещать церковь, чтить Христа и его святых сподвижников, стремиться быть похожими на таких божьих угодников, как Николай Мирликийский. Кстати, Никольские проповеди и внебогослужебные беседы позволяют церковникам затронуть самые разнообразные вопросы жизни советского человека и внушить верующему мысль о пользе религиозной морали.

В качестве примера давайте рассмотрим проповедь священника одной из церквей Костромской области, произнесенную в день Николы вешнего два года назад.

Слово о благочестивой жизни святого Николая-чудотворца началось обычно: это выдающийся святой, прожил он праведную жизнь на радость богу и на утешение людям. Потом священник поведал о необыкновенных чудесах божьего угодника. Рассказал он о том, как святой с помощью молитвы спас корабль, терпевший бедствие. И тут же, не комментируя чуда, как это принято в церковных кругах, вдруг стал уверять, что всем "грозит потопление в море житейском", особенно родителям, которые не заботятся о религиозном воспитании детей. Священник щедро раздавал советы, как надо воспитывать детей, не удержался, чтобы не напомнить "педагогические" поучения Ветхого завета. Венцом проповеди были даже не эти поучения, а настойчивое внушение прихожанам: нерелигиозное воспитание детей - суета сует. Никакие меры не спасут детей от "нравственной порчи", если они не будут воспитываться в "страхе божьем", не будут "чтить святых икон" и ходить в церковь так же прилежно, как святой Николай.

Духовные пастыри не мудрствуют долго над проповедями, они добросовестно пересказывают страницы "добропорядочного и богочтимого жития святителя" и призывают прихожан следовать его примеру во всем.

И эти проповеди произносятся перед трудящимися, теми, кто своими руками строит светлое завтра всего человечества. Чем отличаются они от проповедей времен самодержавия? Разве что сегодняшние проповедники "забывают" упомянуть, что именем чудотворца были наречены "государи-императоры Николай I и II", и почтить благодарственным словом помещика, пожертвовавшего некогда изрядную сумму на храм в честь святителя. Зато сущность их неизменна: поститесь с малолетства, ходите в церковь каждодневно, наставляйте детей своих в любви к слову божьему, воспринимайте его так, как воспринимал святой Николай, будьте кротки, смиренны, незлобивы духом, подавляйте гордыню, верьте в святые чудеса, и вам будет дано, что просите.

Так пышно распускает лепестки религиозная идеология в церквах в престольные праздники.

Но служители культа не ограничивают свою деятельность стенами храма. В святом рвении возродить былую славу Николая Мирликийского они не прочь были бы ввести вновь обычаи крестных ходов с чудотворными иконами.

Жизнь советского народа не всегда была безоблачной, и путь его не был усыпан розами. Приходилось преодолевать огромные трудности, бороться с врагами мира и социализма. Мы теряли родных и близких.

За околицами многих сел спят вечным сном первые красногвардейцы, лихие конники Буденного, обрели здесь покой мятежные сердца комсомольцев 20-х годов и тех, кто падал под пулями кулацких обрезов в 30-х.

Неумолимое время все дальше и дальше относит от нас опаляющее дыхание Великой Отечественной войны. Зарубцевались раны иссеченных снарядами подмосковных березок и украинских верб. Выросло новое поколение, чей сон никогда не прерывался ревом сирен и визгом пикирующих самолетов. Не каждый юноша и девушка 60-х годов знают, какой дорогой ценой завоевано их счастливое детство и юность. Не каждый понимает, что под холмиком со скромным краснозвездным памятником лежит один из тех, кто встал на пути фашистских полчищ. Тех, кто своим героизмом и мужеством сломал хребет гитлеровской армии.

Так неужели он не достоин нашей памяти, солдат, грудью защитивший страну! Неужели нам более дорог Николай Мирликийский и прочие вымышленные святые герои, которые заполнили церковный календарь и не дают почтить память настоящих героев, кому мы обязаны сегодняшним счастьем. Почему мы должны постоянно выслушивать проповеди о неведомых и непонятных нам мучениках и божьих угодниках? Не лучше ли раз в году отмечать День павших героев - день памяти и скорби всенародной?

Сегодня сама советская действительность убеждает людей в никчемности отживших традиций и необходимости создания новых обрядов и праздников. Советское село не та сермяжная Русь, где процветало невежество и бескультурье, не те люди в нем живут. Их теперь не привлекут крестные ходы с хоругвями. И жизнь их направляется не становым и священником. Они все отчетливее сознают, что религиозные традиции и обычаи встают на нашем светлом пути трухлявыми пнями, с которыми пора покончить. Все эти религиозные праздники, крестные ходы, церковные обряды тормозят внедрение нового в быт колхозного села, мешают подъему культуры населения, стремятся сохранить религиозные верования. Мириться с ними нельзя. И мы видим, как под влиянием самой жизни, массовой научно-атеистической работы во многих районах нашей страны развернулось подлинно общенародное движение за полное прекращение празднований престольных дней, за ликвидацию прогулов в религиозные праздники.

Заслуживает внимания развернувшаяся борьба с религиозными праздниками в Хомутовском районе Курской области. Здесь вопрос о вреде престольных праздников был вынесен на обсуждение общих собраний колхозников артелей имени Советской Армии, "40 лет Октября", имени Горького и других. Обсуждение этих вопросов проходило бурно. Особенно горячо выступали против престольных праздников женщины.

На общем собрании в сельскохозяйственной артели имени Советской Армии выступила рядовая колхозница М. И. Артамонова. Она рассказала, что, готовясь к престолу, она обычно в течение месяца недосыпает по нескольку часов. Как же - необходимо заготовить брагу, всевозможные угощения. А в праздник почти всегда драка, приходится переживать за мужа.

- Не праздник, а горе, - сделала она вывод. - Давайте отмечать лучше одни наши советские праздники.

Колхозники артелей Хомутовского района единодушно решили в дальнейшем не справлять престольных праздников. Они же постановили отмечать ежегодно праздник труда - День урожая. Чтобы предотвратить приезд на престол родственников и знакомых из соседних сел, они обратились к ним с письмом, где просили их приезжать в гости не на престол, а в День урожая.

В Бобрышевском сельсовете Пристенского района этой же области после, широкой разъяснительной работы среди населения был созван сход колхозников ряда сел и деревень. Сход обратился с открытым письмом ко всем трудящимся района, в котором призвал их отказаться от празднований престолов и включиться в борьбу за переустройство быта сел и деревень.

"Прежде всего, - говорилось в письме, - нам надо отказаться от такого уродливого явления, как религиозные праздники. Они приносят нам большой вред. Мы предлагаем внедрить в быт новые традиции, больше уделять внимания культуре и благоустройству села.

Мы решили больше не отмечать престолы, а торжественно и интересно праздновать наши революционные праздники: 1 Мая, годовщину Октября, День Советской Армии, Международный женский день. Кроме того, мы установили свои колхозные праздники: День создания нашего колхоза, День героев труда".

В своем письме бобрышевцы выдвинули развернутую программу культурно-бытового переустройства своих сел, высказали свое мнение о безрелигиозной обрядности и внедрении новых обычаев. Приятно сознавать, что все эти обязательства подкреплялись конкретными делами в переустройстве быта.

Призыв бобрышевцев был подхвачен всеми селами района. Письмо было обсуждено на общих собраниях во всех колхозах; в большинстве сельсоветов района были разработаны конкретные мероприятия по переустройству быта колхозников и начато их осуществление.

Большую помощь в утверждении новых праздников и обрядов в Пристенском районе Курской области оказывает сельская интеллигенция - учителя, медицинские работники, специалисты сельского хозяйства. Они проводят не только научно-атеистическую пропаганду, но и принимают активное участие в создании новых обрядов и праздничных торжеств.

Отрадно отметить, что во многих селах района стало уже традицией отмечать вместо святых дней в честь всевозможных праведников и божьих угодников новые праздники. Замечательно отпраздновали, например, бобрышевцы свой первый День героев труда.

На торжественное собрание, с которого начался праздник, пришли все: и стар и млад. Места в президиуме заняли герои дня, те, кто создавал колхоз, прославил его своим трудом: Герой Социалистического Труда М. И. Бобрышева, депутат областного Совета свинарка М. В. Салтанова, звеньевая А. Г. Волобуева и другие. Один за другим выступают передовики сельскохозяйственного производства, и, конечно, рассказывают они не о житии святых и блаженных, а о замечательных делах своих односельчан.

Казалось бы, говорили здесь о привычных делах, о людях, с которыми не один пуд соли съели, а было торжественно, интересно, радостно. Ведь это был праздник в честь людей труда. Будто собрались всем селом и оглянулись на пройденный путь. Все было: и крутые подъемы, и неудачи, и тяжкие годы войны. А выстояли! Вон как подняли колхоз! И все это сделали руки сидящих здесь людей. Как же не гордиться плодами своего труда?

Славится село Бобрышево героями труда, но не менее богато оно и самобытными талантами. Это они порадовали колхозников замечательным концертом художественной самодеятельности. Содержательной и разнообразной была программа концерта: литературно-музыкальный монтаж, полюбившиеся народу песни о Родине и ленинской партии, лирические песни, шуточные напевы. Венец концерта - выступление танцевального ансамбля. В его составе - доярки, механизаторы, животноводы: они умеют и трудиться, и отдыхать. Веселый русский перепляс захватил присутствующих в зале, у зрителей ноги сами стали притопывать - не остановишь. Да и как устоять против такого вихря радости и задора?

Не менее торжественно и весело отпраздновали бобрышевцы 30-летие своего колхоза. Нужно сказать, что активисты села, утверждая новые праздники, заботятся о лице каждого из них, о соответствующем ритуале его проведения, чтобы они повторяли друг друга только большим торжеством, радостью и весельем.

Прочно входят в быт новые колхозные праздники в селах Стрелецкого, Рыльского и других районов Курской области.

Более трех лет назад покончили с религиозными торжествами в колхозе "Совет" Костромской области. Теперь здесь отмечают трудовые праздники Весны и Урожая, и пользуются они у жителей гораздо большей популярностью, чем седые престолы. Полюбились жителям многих сел и городов Российской Федерации радостные праздники Песни, Березки, Первой борозды, Посвящения в рабочие, Серпа и молота.

На Украине и в советской Прибалтике стало прекрасной традицией отмечать регистрацию новорожденных, первый день в школе, получение паспорта, день совершеннолетия, начало трудовой деятельности, проводы в Советскую Армию, комсомольские и молодежные свадьбы, трудовые и семейные юбилеи и многие другие радостные события.

Глубокий смысл, красочность и сердечность новых праздников покоряют людей, превращают праздники в подлинно народные торжества. Уверенно прокладывают они тропку и к сердцам верующих.

Нельзя забывать, что былая вера во всемогущество бога и его святых слуг давно поколеблена. Социалистическая действительность ежедневно убеждает верующих, что даже крошечное счастье, которое они просили у бога, не падает с неба. Счастье куется на земле. Его творят сами люди.

Крестьянство веками ждало помощи и покровительства от Николая-угодника; в страхе перед мрачным будущим падали ниц у его образа пахари. Социальная несправедливость, беспощадная эксплуатация оставляли крестьянину только одну надежду - на сверхъестественные силы. Ныне родная Советская власть помогла подняться сельскому труженику на ноги, распрямить спину. И он не случайно отказывается теперь от святого покровительства угодника, отказывается от праздников в его честь.

- Десятки лет я отмечал Николу-престольного, - заявил 70-летний колхозник из белорусского села Петрицкое Леонид Шкурко на общем собрании артели, - ждал помощи и богатства от него. Но ни то, ни другое не приходило. Теперь я глубоко убежден, что только голова, руки да честный труд обеспечивают человеку подлинное счастье. Посмотрите на наших колхозников! Кто хорошо трудится, тот и живет богато, у того и дом - полная чаша. От николина дня я отказываюсь навсегда!

Не менее суровым приговором отжившим престольным и прочим религиозным праздникам прозвучало выступление перед односельчанами курской колхозницы Евдокии Илларионовны Самохваловой:

- Обвенчала меня старая жизнь с Николаем-угодником с самого детства. Еще несмышленой вбили в голову, что он мой первый заступник и покровитель. Бывало, шагу не сделаю, чтобы бога не помянуть да молитву Николаю не сотворить. А жизнь все катилась под гору. Вот я тогда и задумалась: что же святой Николай молчит? Помощь-то я получила от безбожников, колхоз поддержал. Так что вера у меня давно начала рушиться, но боязно было совсем отступиться. Кому, думаю, нужна буду я под старость - сыны все полегли на войне, - кто меня приютит? Может, под конец жизни явит свою милость святой? Да убедилась: глупо на него надеяться. А от Советской власти вот она помощь!

Она достала газету с Законом Верховного Совета о пенсионном обеспечении колхозников, высоко подняла над головой:

- Пришла к нам, старикам, помощь. Вот он наш заступник и покровитель - партия наша родная! А теперь я и думаю: что же, нам и впредь бить поклоны святому Николаю, опять тянуться к николиным дням? Нет, давно пришла новая жизнь. Пора нам, пожилым, сговориться да сказать погромче в один голос: "Конец николину дню!"

Конец николину дню. Как верно подметила Евдокия Илларионовна одну из существенных черт нашего времени! Пришел конец николиным и всем прочим святым дням. Этот процесс неотвратим. Всякие попытки церковников сохранить религиозные праздники в новом, социалистическом обществе обречены на провал. В далеком прошлом их породила жизнь первобытного человека, сегодня им выносит суровый приговор советская действительность.

Сбросив земных царей, люди восстали против небесных. Пришло новое время, поют новые песни. Дорогой новых обрядов и праздников идут наши села и города.

Церковный календарь вместе с Николаем-чудотворцем и другими святыми вносится в инвентарную книгу музейных редкостей. В наш век люди живут не по библейским часам, а по курантам коммунизма.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



ПОИСК:






Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ 'История религии'