предыдущая главасодержаниеследующая глава

Ватиканская карусель

Как только не называют папу западные газеты: "атлет веры", "суперстар на св. престоле", "летающий поляк", "папа-спортсмен", "папа-поэт". "Папа Войтыла, ты - божий викинг, небесный дар, совершенное создание церкви и друг человека!" - было написано на одном из транспарантов, который держали верующие, собравшиеся на площади св. Петра в дни пасхальных празднеств 1979 г.*. И в каждом из этих определений отражается какая-нибудь черточка сложной личности понтифика из Кракова.

* (Paese Sera, 26.04.1979.)

Энергия бьет из него ключом. Выступив на заседании Папской академии наук, Иоанн Павел И сложил чемоданы и полетел в Турцию. Почему именно в Турцию?

Там он встретился с Димитриусом I, православным патриархом Константинополя, и обсудил с ним наболевший вопрос об экуменизме - единении христианских церквей. Об экуменизме говорилось на Втором Ватиканском соборе, но дело так и не сдвинулось с мертвой точки, ибо Ватикан представлял себе такое единение, как подчинение всех христианских течений католической церкви. Иоанн Павел II, впрочем, как и все папы до него, мечтает покончить с расколом в христианстве. Но на каких условиях? Каким образом?

Программа пребывания папы в Турции предусматривала встречи с верующими, молебны на папертях храмов, процессии. Но в последний момент, учитывая напряженность политического положения в Турции, все публичные выступления папы были отменены. Папа передвигался по стране вертолетом, ему была обеспечена усиленная охрана.

Визит в Турцию был, конечно, и жестом в сторону ислама, с которым уже давно заигрывает Ватикан. Но, судя по всему, комплименты в адрес ислама, которые расточал папа во время пребывания в Турции, пока не принесли Ватикану мало-мальски значительных дивидендов.

Немало поездил папа за первый год своего понтификата и по Италии. Он посетил Неаполь, Помпеи, Монтекассино, родину папы Лучани - Канале д'Атордо, Беллуно, Тревисо, побывал на Доломитских горах. В своих путешествиях он пользовался автомобилем, вертолетом, самолетами военной авиации.

Несмотря на свои многочисленные вояжи, Иоанн Павел II успел за год пребывания на престоле св. Петра издать и свою первую энциклику - "Redemptor Hominis" ("Спаситель человечества"). Однако этот документ привлек к себе меньшее внимание печати, чем любая из папских поездок. И это неудивительно, если учесть, что в нем не содержится ничего нового по сравнению с прошлыми документами такого рода. Нельзя же считать новшеством традиционные филиппики против атеизма, которые звучат явным анахронизмом в первой энциклике папы Войтылы. Утверждение энциклики, что "наш век является веком великих бедствий", вызвало недоумение комментаторов. Они указывали, что хотя в XX в. были и Гитлер, и Муссолини, и мировые войны, но были и продолжают осуществляться серьезные социальные преобразования в интересах трудящихся и всего человечества. Многие страны обрели независимость.

За первый год своего понтификата Иоанн Павел II возвел в кардинальское звание 14епископов: 6итальянцев, двух поляков и по одному прелату из Мексики, Франции, Ирландии, Вьетнама, Японии и Канады. Имя одного из новоиспеченных кардиналов пока не раскрыто, он назначен "in petto" - тайно.

Были произведены и важные назначения на ватиканские должности: статс-секретарем был назначен Агостино Казароли, его заместителем - испанец Эдуардо Мартинес Сомало, итальянец Акилле Сильвестрини стал министром иностранных дел, его заместителем - литовец Аудрис Бацкис, сын дипломата буржуазной Литвы, кардинал Паоло Бер-тони стал камерленго - душеприказчиком папы. Новый кардинал Каприо стал главой управления собственности апостолического престола, или министром финансов Ватикана. Эти назначения снизили средний возраст ближайших сотрудников папы с 67 до 54 лет, Иоанн Павел II принял также меры, направленные на укрепление дисциплины среди духовенства и монахов. В последние десятилетия, в особенности после Второго Ватиканского собора, служители церкви все чаще выступают с требованиями отменить безбрачие, уравнять монахов в правах со священниками, "обновить" средневековые уставы монастырской жизни. Это брожение в среде духовенства не по вкусу новому папе. В апреле 1979 г. Иоанн Павел II направил циркулярное письмо ко всем священникам, требуя от них сосредоточиться на своих прямых пастырских обязанностях. Затем папа выступил перед францисканцами и призвал их соблюдать монастырский устав, вести, как и подобает монахам этого ордена, подвижнический образ жизни. Но самое большое неудовольствие вызвала у папы деятельность иезуитского ордена, в рядах которого имелись контестаторские течения, появились слишком радикальные реформаторы, пытавшиеся во что бы то ни стало предать ордену Лойолы не свойственный ему характер борца за социальные преобразования в современном капиталистическом обществе.

Выступая 21 сентября 1979 г. перед руководством иезуитского ордена, папа упрекал его членов в отходе от догматических установок церкви, в излишней приверженности к секуляризму, в пренебрежении к коммунитарному образу жизни, в оторванности от церковного начальства. Папа призвал иезуитов отказаться от функций, не связанных с прямыми обязанностями церковных наставников. Генерал иезуитского ордена Педро Аррупе в директивном письме членам ордена от 19 ноября 1979 г. признал критику со стороны папы правильной и потребовал от своих подчиненных исправления указанных недостатков. Теперь, говорят в Ватикане, настали времена, когда не иезуиты спасают церковь, а она спасает членов ордена Лойолы.

Обеспокоен Иоанн Павел II и настроениями, господствующими среди монахинь. В мире насчитывается около одного миллиона католических монахинь, что составляет более половины всей церковной армии. Монахини, раньше отличавшиеся своей покорностью, теперь бунтуют, требуют всякого рода реформ, уравнения в правах с мужской частью клира. В этом Иоанн Павел II убедился во время поездки в Соединенные Штаты. Папа поставил церковь в известность о том, что готовит обязательные для всех монахинь нормы поведения, цель которых - заставить их неукоснительно соблюдать монашеский образ жизни. В январе 1980 г. в Ватикане объявили, что церковь официально признала деятельность ордена "Опус деи" ("Божеское дело"). Эта организация была основана в 1928 г. ультраправым испанским священником X. М. Эскрива де Балагером. Ее расцвет приходится на послевоенные годы. "Опус деи" своей разносторонней и всегда тайной деятельностью напоминает одновременно иезуитский орден, масонскую ложу и ЦРУ. Членами ордена наряду со священниками могут быть миряне, притом не только католики, но и исповедующие любую другую веру. Миряне - члены "Опус деи", это, как правило, люди богатые и влиятельные. Главная цель ордена - предотвратить победу коммунизма. Книга Эскрива де Балагера "Путь", библия опусдеистов, содержит 999 максим, проповедующих "святое бесстыдство" как главное качество святости. Опусдеисты входили в правительства генерала Франко и Салазара, они пользуются большим влиянием в окружении Пиночета и других латиноамериканских ультраправых диктаторов, проникли в университетские круги и правящие группировки в США. В настоящее время орден действует в 87 странах и насчитывает 72 тыс. членов, из них только 2% - священники, остальные - миряне. Опусдеисты проводят работу в 497 западных университетах и высших учебных заведениях, они контролируют 52 радио- и телекомпании, 12 кинокомпаний, 38 печатных агентств*.

* (Mundo Obrero, 15-21.11.1979.)

Что же заставило Ватикан именно в январе 1980 г., при резком обострении международной обстановки, заявить о своем одобрении ордена "Опус деи"? Не желание ли еще раз таким образом подчеркнуть свою солидарность с антикоммунистической направленностью его деятельности?

Но как ни волнуют папу внутренние дела церкви, основное его внимание сосредоточено на вопросах мировой политики. Среди них не последнее место занимает проблема Китая, и вот в какой связи. Курс пекинских руководителей на максимальное сближение с реакционными кругами Запада сопровождается, в частности, "возрождением" в Китае различных религиозных культов, включая и католический. После 13-летнего перерыва китайские власти вновь открыли несколько католических храмов, разрешили деятельность Патриотической католической ассоциации, которая избрала в июле 1979 г. нового епископа Пекина. В китайской печати стала появляться информация о деятельности папы и даже его портреты. Пекин разрешил поездку в Китай католическим священникам, имеющим там родственников. Этим разрешением воспользовался иезуит Мишель Чу, ответственный за китайские передачи Ватиканского радио, он провел в Китае около двух месяцев. Посетил Китай и другой доверенный человек Ватикана - священник Франко Демарки, редактор церковного журнала "Китайский мир". Он присутствовал даже при посвящении в сан нового епископа. Наконец, китайские власти заявили, что будут приветствовать возвращение в страну представителей и самого иезуитского ордена, изгнанного из Китая после образования КНР. Эти действия китайских властей нашли положительный отклик в Ватикане: в августе Иоанн Павел II публично заявил, что Ватикан готов "к сближению и, следовательно, к встрече" с Пекином*.

* (Il Messagerro, 20.08.1979.)

Вслед за малоизвестными монсиньорами в Пекин зачастили и такие влиятельные сановники церкви, как кардинал Роже Этчегаррэ, архиепископ Марселя и президент Конференции епископов Франции, и кардинал Франц Кёниг, архиепископ Вены и руководитель ватиканского секретариата по делам неверующих. Высокие инстанции в Пекине принимали обоих, что называется, с "китайскими церемониями". Кардинал Этчегаррэ выступал с докладами перед студентами в Пекине, Шанхае, Кантоне, встречался не только со своими единоверцами, но и с буддистами, мусульманами и представителями других культов. Такие же возможности были предоставлены и кардиналу Кёнигу.

Почему Пекин укрепляет связи с Ватиканом? Какие выгоды надеется извлечь из этого китайское руководство? Заставить папу Иоанна Павла II примкнуть к "оси Пекин - Вашингтон"? Подтолкнуть его на активные антисоветские действия? Приобрести в его лице влиятельного союзника?

А какую пользу надеется извлечь для себя из этой игры Ватикан? Получить доступ к миллиардному населению Китая и попытаться превратить последний в миссионерскую территорию католической церкви?

На эти и многие другие вопросы, возникающие при дешифровке тех или иных шагов Ватикана, ответит будущее. Что ж, поживем - увидим...

Став папой, Войтыла неоднократно выступал на тему о правах человека, в защиту человеческого достоинства. Но его выступления, как правило, носили характер общих рассуждений. Рядовые католики и духовенство Латинской Америки неоднократно обращались к папе с просьбами выступить в защиту жертв террора в их странах. Особенно настойчивы были обращения из Чили. В Рим приехали родственники так называемых "пропавших без вести" противников кровавого режима Пиночета. Они пытались встретиться с Иоанном Павлом II, чтобы передать ему соответствующую информацию, но их не допускали в Ватикан. Тогда чилийцы заняли одну из церквей Рима и объявили голодовку. И это не помогло. Только после того, как чилийцам удалось добиться, чтобы в пятнадцати церквах Рима был зачитан с амвона их рассказ о злодеяниях пиночетовой хунты, папа наконец решился сказать свое слово. Но как это было сказано? Римский понтифик счел возможным наряду с осуждением преступлений, творимых в Чили и в некоторых других странах Латинской Америки, повторить явно клеветнические россказни, распространяемые западной пропагандой о Чехословакии и Кампучии. Чем объяснить такую позицию папы? Вот вопрос, на который пытаются найти ответ как верующие, так и неверующие.

Много и часто Иоанн Павел II говорит о мире, разрядке, разоружении. И это, конечно, хорошо. Вскоре после своего избрания папа встретился с министром иностранных дел СССР А. А. Громыко, с которым обсуждал именно эта проблемы. Папа был явно обеспокоен решением НАТО о размещении новых ракет в Западной Европе, что вновь обострило международную обстановку. И все же нельзя не отметить, что и в миротворческих высказываниях папы проскальзывает иногда стремление поставить на одну доску виновных и их жертвы, объяснить причину войн несовершенством человека вообще. Тщетно искать в выступлениях папы упреки в адрес тех военно-промышленных кругов, которые наживаются на вооружении и войнах и зачастую диктуют свою политику правительствам некоторых капиталистических государств. Папа осуждает в равной степени войны и революции, считает, что главной предпосылкой всеобщего мира является "внутренний мир" человека, он сокрушается по поводу "горестных последствий" революции и по поводу гражданских войн*. Он явно стремится к тому, чтобы "и волки были сыты, и овцы целы", но, как известно, достигнуть этого еще никому не удавалось.

* (La Documentation catholique, 6.05.1979, N 1763, p. 412; Giovanni Paolo II. Discorsi, v. I. Roma, 1979, p. 144, 206, 238.)

Выступая на Втором Ватиканском соборе, епископ Войтыла утверждал: "Церковь должна так говорить, чтобы мир видел: она не только поучает, но и стремится к справедливому решению человеческих проблем, помогает миру самому найти их решение, исключает клерикальные построения... жалобы на безнадежное состояние мира, морализаторство и призывы, не подкрепленные делами, не должны иметь места в деятельности церкви". Он также призывал "к диалогу с атеистами*.

* (Greenley Andrew M. Op. cit., p. 208.)

Эти здравые высказывания, обращенные к соборным отцам, все еще остаются благими пожеланиями, хотя теперь, став папой, Войтыла имеет все возможности реализовать их. За год правления нового папы газетная шумиха вокруг его имени не улеглась. Сообщали, что он похудел на 10 килограммов, что выходят пластинки с напетыми папой религиозными гимнами, что идет в театрах написанная им 20 лет назад пьеса "Лавка ювелира", что побит рекорд продажи открыток с его изображением, что впервые в истории церкви папа собственноручно сочетал в Ватикане браком простых смертных: дочь дворника с рабочим и т. д. и т. п.

Иоанн Павел II продолжает свою деятельность, направление и содержание которой не всегда поддаются однозначному толкованию.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"