предыдущая главасодержаниеследующая глава

"История конкордатов - история страданий"

Надежды Пия XI на то, что возглавляемая им католическая церковь превратится в равноправную союзницу фашистских правительств и восстановит при их содействии свои позиции, не оправдались. Фашисты использовали церковь для захвата власти и разгрома рабочего движения. Но из этого вовсе не следовало, что они готовы были заключить равноправный союз с католической церковью или следовать во всем ее программным установкам.

Фашистские лидеры, как в свое время Наполеон и Бисмарк, хотели, чтобы духовенство и папа беспрекословно подчинялись их воле. Они с подозрением относились к светским организациям церкви типа "Католическое действие", считая, что они могут стать средоточием оппозиционных сил, превратиться в угрозу их режиму. По мере того как укреплялись эти режимы, Гитлер и Муссолини оказывали все большее давление на церковную иерархию и Пия XI с целью добиться роспуска католических организаций и принятия таких одиозных фашистских установок, как расизм и антисемитизм, на что даже архиреакционный Пий XI не мог согласиться. Он понимал, что это перечеркнет космополитическую идеологию церкви, безнадежно подорвет ее позиции в США и других буржуазных странах. Против такого беспрекословного подчинения фашизму возражала и часть местного духовенства и католических деятелей, тяготевших к буржуазной демократии. И Муссолини, и Пий XI пытались доказать, что Латеранские соглашения не являются результатом взаимных уступок. Пий XI считал, что создание "независимого" Ватикана вовсе не означает отказа папства от руководства католическим движением в Италии, и при первой же попытке Муссолини усилить фашистский контроль над ним стал запальчиво защищать свои права и прерогативы.

К тому же создание карликового церковного государства попросту шокировало многих католических иерархов и клерикальных деятелей, мечтавших о восстановлении былого папского величия. Хотя Пий XI настойчиво доказывал, что маленькие размеры папского государства выгодны церкви, ибо в таком государстве нет социальных проблем, а следовательно, и необходимости решать социальные конфликты, устранять безработицу, подавлять забастовки и т. п., этот аргумент не производил впечатления на старых "санфедистов", считавших, что папа, подписав Латеранские соглашения, сделал слишком большие уступки фашистской Италии.

В свою очередь далеко не все фашисты были довольны Латеранскими соглашениями. Многие из них считали себя антиклерикалами и стремились свести счеты с членами католической Народной партии. Муссолини вынужден был учитывать эти настроения. Он вовсе не хотел прослыть раскаявшимся грешником, получившим отпущение от папы римского. Публично он вел себя по отношению к Пию XI высокомерно и даже вызывающе. Как было уже сказано, после подписания Латеранских соглашений Муссолини даже не посетил Пия XI. Он вообще ни разу не встречался с папой. Создавалось впечатление, что обе стороны как бы стыдились содеянного ими.

Эти противоречия отразились и в речи Муссолини 13 мая 1929 г., посвященной заключению Латеранских соглашений. Похваляясь, что с созданием государства Ватикан окончательно погребен "римский вопрос", Муссолини недвусмысленно заявил, что, хотя католическая церковь в итальянском государстве занимает преобладающее место в жизни народа, она вовсе "не суверенна и даже не свободна" от государства и что дистанция между Ватиканом и Римом отнюдь не меньше, чем та, которая отделяет Ватикан от всякой другой столицы. Муссолини также дал понять, что соглашение с Ватиканом не означает примирения с "пополяри", членами Народной партии. "Мы не допустим, - угрожающе сказал он, - чтобы воскресли организации и партии, которые мы уничтожили навсегда... Каждый знает, что фашистский режим, когда он вступает в бой, ведет этот бой до конца и позади себя оставляет пустыню... Фашистское государство - католическое, но оно - фашистское, более того, оно исключительно и по самой своей природе - фашистское. Католицизм его дополняет, и мы говорим это открыто, выложив карты на стол". И далее следовало заявление, вызвавшее овацию фашистских депутатов: "Мы не воскресили светской власти пап, мы ее похоронили; мы оставили ей ровно столько земли, сколько надо, чтобы она была раз и навсегда погребена..."*.

* (Цит. по: Коровин Е. А. Католицизм как фактор современной мировой политики, с. 114-116.)

Пий XI был глубоко уязвлен этой речью "человека провидения". Папа заявил, что она содержит несправедливые, незаслуженные и даже злобные выпады против церкви. Но Муссолини решил доказать, что в Италии хозяином положения является он, а не папа римский и что Латеранские соглашения отнюдь не связывают ему руки по отношению к церкви и католическим организациям. По его приказу были распущены молодежные и университетские организации "Католического действия" (последними руководил тогда монсиньор Монтини, будущий папа Павел VI), а многие их руководители подверглись полицейским репрессиям.

Пий XI негодовал. Действия Муссолини подтверждали церковную пословицу, что "история конкордатов - это история страданий церкви" ("historia concordatorum - historia dolorum"). Спокойно взирать, как Муссолини расправляется с итальянским "Католическим действием", папа не мог. 5 июля 1931 г. Пий XI опубликовал энциклику на итальянском языке "Non abbiamo bisongo" ("Не испытываем нужды"), в которой обвинял фашистский режим в черной неблагодарности по отношению к Ватикану и протестовал против преследований "Католического действия". "Если говорить о неблагодарности, - сказано в энциклике, - то речь может идти только об отношении к святому престолу партии и режима, которые, по всеобщему мнению, благодаря дружественным связям со святым престолом укрепили внутри и вне страны свой авторитет и влияние, хотя некоторым в Италии и за рубежом эти дружественные отношения казались преувеличенными, так же как слишком широкими казались наше расположение и доверие"*. Далее Пий XI писал: "Ни в одной из стран мира никогда "Католическое действие" не считалось опасным для государства, ни в одной из стран мира "Католическое действие" не подвергалось столь злобным (мы не видим другого слова, которое соответствовало бы действительности и правде) преследованиям, как в нашей Италии и в возглавляемом нами римском епископате. Это действительно нелепое положение, но создано оно не нами и против нас"**.

* (Engel-Janosi F. Il Vaticano fra fascismo e nazismo. Firenze, 1973, p. 326.)

** (Engel-Janosi F. Il Vaticano fra fascismo e nazismo. Firenze, 1973, p. 333.)

Осыпав правительство Муссолини упреками и всякого рода обвинениями в нарушении буквы и духа конкордата, Пий XI счел нужным заявить под занавес, что данной энцикликой он вовсе не желал "осудить партию и режим как таковые"*. Фашизм был и оставался для Пия XI вполне приемлемой доктриной. Муссолини знал это. Действительно, не прошло и года, как недавние противники вновь достигли примирения. Муссолини разрешил деятельность "Католического действия" при условии, что из него будут изгнаны все "популяри" и оно не станет вмешиваться в политику, а Пий XI разрешил католикам присягать на верность фашизму, чего требовал режим от всех служащих, студентов и профессуры. Муссолини по-прежнему оставался для папы "человеком провидения", с которым всегда можно было договориться.

* (Engel-Janosi F. Il Vaticano fra fascismo e nazismo. Firenze, 1973, p. 341.)

Муссолини. Фреска Диего Риверы (1933 г.)
Муссолини. Фреска Диего Риверы (1933 г.)

Пий XI не скрывал, что ему были по душе все внешнеполитические авантюры дуче. Ведь интересы итальянской буржуазии были папе отнюдь не безразличны.

Особенно энергично Ватикан поддержал агрессию фашистской Италии в Эфиопии (Абиссинии). В месяцы, предшествовавшие фашистской агрессии, орган Ватикана "Оссерваторе Романо" доказывал своим читателям, что оставлять без "пользы" естественные ресурсы Африки - непростительный грех, что европейские державы имеют не только право, но и обязанность силой приобщать к цивилизации народы, не желающие принимать ее добровольно. Накануне нападения Италии на Абиссинию Пий XI заявил, что так как итальянцы (читай: фашисты) считают предстоящую войну справедливой и необходимой для национальных интересов страны, растущее население которой нуждается в "жизненном пространстве", то такая война "оправдана сама по себе"*. Комментируя в беседе с французским послом при Ватикане Франсуа Шарль-Ру вторжение Италии в Абиссинию, Пий XI предупреждал его, что "поражение итальянцев скажется отрицательно на интересах европейских стран, имеющих колонии в Африке"**.

* (Rinascita, 1958, N 11-12, р. 747-748.)

** (Charles-Roux F. Huit ans a Vatican, p. 135.)

В первый же день войны руководитель итальянского "Католического действия" епископ Э. Колли, действуя с молчаливого согласия Пия XI, в послании к верующим взывал: "Родина подверглась агрессии! (Выходит, что Абиссиния напала на Италию! - И. Г.) Пусть же каждый итальянец станет солдатом. Если вчера еще кто-либо мог высказывать свои разногласия, то сегодня все мы должны только подчиняться". Ватиканский журнал "Чивильта католика" 11 октября 1935 г. клеветал на Абиссинию, называя ее "типичным примером морального разложения и духовного упадка христианского народа, отделившегося от Рима в результате раскола и ереси и тем самым оказавшегося изолированным от косвенного влияния католицизма на его гражданские институты...".

Один из приближенных Пию XI прелатов, Тиссеран, обещал в октябре 1936 г., что в Абиссинии "католические миссионеры будут продолжать работать, поддерживая цивилизаторскую деятельность, начатую Италией при фашистском правительстве с целью возвратить народу римскую цивилизацию". Кардинал Ильдефонсо Шустер, преемник Пия XI на посту архиепископа Миланского, 28 октября того же года витийствовал в своей проповеди в Миланском соборе: "Мы, вдохновленные богом, поддерживаем эту национальную и подлинно католическую миссию (т. е. грабительскую войну Италии против Абиссинии. - И. Г.), в особенности в этот момент, когда на полях Эфиопии итальянское знамя обеспечивает триумф христового креста, рвет цепи рабства и открывает пути для миссионеров Европы".

Полгода спустя, 26 февраля 1937 г., тот же кардинал Шустер вновь превозносил колонизаторские захваты Муссолини, сравнивая их с завоеваниями римских императоров Октавиана-Августа и Константина. Он говорил: "В то время как Вечный город (т. е. Рим. - И. Г.) продолжает осуществлять свою двойную цивилизаторскую и религиозную миссию, а августейший понтифик Пий XI посылает миссионеров на край света проповедовать слово всеобщего спасителя Иисуса Христа, итальянские легионы завоевывают Абиссинию на сторону цивилизации, искореняют в ней рабство и стремятся обеспечить ее населению и всему человеческому обществу двойное преимущество имперской (Муссолини провозгласил Италию после захвата Абиссинии империей. - И. Г.) культуры и католической веры, соединенное в общем римском гражданстве"*. В другом выступлении в том же году кардинал Шустер сравнил фашистов с апостолами, назвав их "сотрудниками бога"**.

* (Rinascita, 1958, N 11-12, р. 748.)

** (Rodelli L. Concordato e cosi sia. Milano, 1973, p. 28.)

История отношений с итальянским фашизмом, по-видимому, ничему не научила Пия XI, ибо он с таким же энтузиазмом, как вначале с Муссолини, стал сближаться с Гитлером. Не успел нацистский фюрер захватить власть, как 20 июля 1933 г. Ватикан подписал с ним конкордат. Это был первый международный документ, заключенный Гитлером. Заключение конкордата придавало германским нацистам ореол добропорядочности в момент, когда они загоняли немецких демократов в концлагеря, устраивали еврейские погромы, раздували реваншистский психоз.

Пий XI, хоть и считал Гитлера авантюристом и выскочкой, восторгался его стремлением уничтожить ненавистный папе коммунизм. "Нельзя отрицать, - сказал папа в беседе с австрийским послом при Ватикане, - что Гитлер проявил определенную гениальность в борьбе с коммунизмом и пропагандой безбожников"*. Однако Пию XI пришлось скоро и в отношениях с Гитлером испытать разочарование, приправленное изрядной дозой страха.

* (Rodelli L. Concordato e cosi sia, p. XVIII.)

Развитие событий в нацистской Германии очень напоминало то, что происходило в фашистской Италии. Но если Муссолини не решался окончательно порвать с церковью и предпочитал разрыву компромисс, то германский фюрер признавал лишь церковь, кричащую "Хайль Гитлер!", и никакую другую. Все католические организации в Германии были поглощены нацистами, все церковники превращены в слуг третьего рейха, партия Центра была разогнана. Тех же, кто противился этой политике, нацисты бросали в концлагеря или просто убивали. За период с 1933 по 1939 г. (до смерти Пия XI) Ватикан направил в Берлин 55 нот протеста по поводу нарушений конкордата. Берлин ответил только на 12 из них*. Гитлер совершенно не считался с Пием XI, а, как известно, Ратти не склонен был допускать такого пренебрежительного отношения к себе. С каждым годом Гитлер казался ему все более и более опасным. Отвечая на речь старейшины дипломатического корпуса при Ватикане немецкого посла Д. фон Бергена, в которой тот, поздравляя папу с новым, 1936 годом, заверил его, что национал-социализм спасет церковь от большевизма, Пий XI гордо заявил, что церковь в состоянии сама защитить себя**. В 1937 г. Пий XI приходит к выводу, что "соглашение между национал-социализмом и католиками невозможно"***. Мюнхенский сговор он называет "несправедливым миром"****. Положение в Европе папа оценивает весьма мрачно, он уверен, что Гитлер развяжет новую мировую войну. Выхода из положения он не видит. "Я хочу жить только потому, - говорил папа своим приближенным, - что испытываю любопытство: найдет ли господь выход из создавшегося в Европе переплета"*****.

* (Rodelli L. Concordato e cosi sia, p. 214.)

** (Rodelli L. Concordato e cosi sia, p. 99-100.)

*** (Rodelli L. Concordato e cosi sia, p. 211.)

**** (Charles-Roux F. Huit ans a Vatican, p. 129.)

***** (Engel-Janosi F. Il Vaticano fra fascismo e nazismo, p. 212.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"