предыдущая главасодержаниеследующая глава

Крах клерикального антикоммунизма

Пий XI делал все, что мог, чтобы завоевать симпатии фашистов. Он одобрил вторжение Италии в Эфиопию и ее захват, фашистский мятеж в Испании и посылку в помощь Франко частей итальянской армии. Он заключил 20 июня 1933 г. конкордат с Гитлером и одобрил сотрудничество с ним католиков, деятелей партии Центра. Дольфус, Хорта, Салазар и другие фашистские лидеры, как и ультрареакционные диктаторы в Латинской Америке, пользовались его поддержкой. В своей социальной энциклике "Quadragesimo anno" ("Сорок лет"), опубликованной в 1931 г. в связи с 40-летием "Рерум новарум" Льва XIII, папа Ратти еще раз предал анафеме социализм, коммунизм, классовую борьбу и рекомендовал установить корпоративную систему Классового сотрудничества трудящихся с капиталистами и помещиками.

"Достаточно хотя бы немного призадуматься, - писал Пий XI в энциклике, - чтобы понять преимущества системы, о которой вкратце было сказано выше: мирное сотрудничество классов, подавление социалистического движения и организаций, сдерживающее действие специального суда"*.

* (Цит. по: Тольятти П. Лекции о фашизме. М., 1974, с. 192.)

Эту систему, контуры которой были намечены еще Львом XIII, взял на вооружение Муссолини, провозгласивший ее официальной доктриной фашистской партии. Причем контролю этой системы он стремился подчинить и "Католическое действие", что уже никак не могло понравиться папе. Поэтому последний, одобряя фашизм за его приверженность к корпоративизму, не преминул высказать в указанной выше энциклике в его адрес и критические замечания: "Мы все же должны сказать: кое-кто опасается, что государство подменяет собой свободную инициативу, вместо того чтобы ограничиться необходимой помощью и поддержкой, что новая профсоюзная и корпоративная система носит слишком бюрократический характер и что, несмотря на все свои преимущества, она может быть использована не столько для установления лучшего социального порядка, сколько в особых политических целях".

Однако эти отеческие упреки в адрес "человека провидения" вовсе не означали разрыва церкви с фашизмом, с которым духовенство продолжало сотрудничать самым тесным образом как до, так и после публикации энциклики "Квадрагезимо анно".

Пий XI интересовался рабочим вопросом, но лишь постольку, поскольку речь шла о подчинении рабочих воле церкви и предпринимателей. Широко известно его высказывание о "великой трагедии XIX века, заключавшейся в том, что церковь потеряла рабочий класс", который "недолго находился в состоянии нерешительности, а вскоре обратился к антитезе церкви, то есть к коммунизму"*. Чтобы вернуть рабочий класс обратно в лоно церкви, Пий XI не видел других средств, кроме проклятий в адрес коммунизма и укрепления союза с его противниками, в том числе с фашизмом. Действуя таким образом, он добился обратного эффекта: еще больше оттолкнул трудящихся от церкви и религии.

* (Цит. по: Бреза Т. Бронзовые врата. Римский дневник. М., 1964, с. 34-35.)

Пий XI был активнейшим участником, а нередко и застрельщиком многих антисоветских провокаций. Он был избран на папский престол в момент, когда наступило время признания Советского Союза капиталистическими странами. Стало очевидным даже для Ватикана, что надежд на быстрое крушение Советской власти питать не приходится. Сам же факт существования Страны Советов расценивался Пием XI как самая большая угроза католической церкви.

Вскоре после своего избрания на папский престол Пий XI пытался использовать Генуэзскую конференцию, чтобы вмешаться во внутренние дела Советского Союза. 29 апреля 1922 г. папа поручил заместителю статс-секретаря Ватикана Пиццардо направить державам - участницам конференции в Генуе меморандум следующего содержания:

"В исторический час, когда обсуждается вопрос о том, чтобы вновь допустить Россию в семью цивилизованных народов, св. престол выражает пожелание о защите в России интересов религии, являющейся основой всякой истинной цивилизации. Св. престол предлагает поэтому, чтобы в соглашении, имеющем быть установленным между державами, представленными в Генуе, в той или иной форме, но вполне ясно и определенно фигурировали следующие три условия:

  1. Полная свобода совести всем российским гражданам, а равно всем гражданам других стран в России гарантируется.
  2. Равным образом гарантируется как частное, так и публичное отправление религии и культа.
  3. Недвижимое имущество, принадлежавшее или еще и ныне принадлежащее какой бы то ни было религиозной общине, будет возвращено таковой и никаких правонарушений в этом отношении совершаться не будет"*.

* (Цит. по: Коровин Е. А. Католицизм как фактор современной мировой политики. М., 1931, с. 177-178.)

В этом меморандуме Ватикан выступал в несвойственной ему роли поборника свободы совести, принцип которой, как известно, предавался проклятию в "Силлабусе". Конечно, Ватикан в данном случае добивался вовсе не защиты интересов всех религиозных культов на территории СССР, а в первую очередь неограниченной свободы действий для представителей католической церкви, выступавших с контрреволюционных позиций. Это было ясно для всех. Ведь в странах, где католицизм доминировал, Ватикан не только не выступал за принцип свободы совести, но решительно его осуждал. Понадобилось еще 40 лет, чтобы католическая церковь, и то только после ожесточенных споров, одобрила на Втором Ватиканском соборе (1962-1965) принцип свободы совести.

Что касается 3-го пункта ватиканского меморандума, требовавшего, в частности, возвращения церкви национализированных у нее земельных владений, то он показался неприемлемым даже Ллойд Джорджу, который от имени английской делегации предложил совсем не обсуждать его в Генуе.

На протяжении 1923 г. Пий XI неоднократно выступал в защиту церковников, осужденных советским судом за сотрудничество с контрреволюцией. Нападки Ратти на Советский Союз еще более усилились после того, как в 1924 г. католическая миссия помощи голодающим Поволжья, возглавляемая иезуитами и занимавшаяся не столько своим прямым делом, сколько контрреволюционной пропагандой, была вынуждена покинуть пределы Страны Советов. В 1925 г. по распоряжению Пия XI был создан Русский отдел в Конгрегации восточных церквей, во главе с французским иезуитом М. д'Эрбиньи, имевшим опыт подпольной работы в Советской России, куда он в свое время проник с фальшивыми документами. Этот матерый разведчик и враг коммунизма сошел впоследствии с ума. В 1930 г. Русский отдел был реорганизован в Русскую комиссию, подчиненную статс-секретариату. Тогда же по распоряжению Пия XI был создан колледж "Руссикум", готовивший католических церковников для подпольной работы в Советском Союзе.

Антиимпериалистическое движение, охватившее в 20-х годах страны Азии и Латинской Америки, Пий XI, как и прочие буржуазные деятели, объяснял "кознями красной Москвы". Так, на консистории 20 июля 1927 г. папа утверждал, что китайский народ не боролся бы с империалистами, если бы "семена раздора и революции не были бы ввезены из-за границы...". События в Мексике, приведшие к отделению церкви от государства, он объявил "следствием заражения доктринами, распространяемыми публично и тайно в целях ниспровержения человеческого общества и государственной организации"*.

* (Цит. по: Коровин Е. А. Католицизм как фактор современной мировой политики, с. 181-182.)

Вскоре после заключения Латеранских соглашений, 2 февраля 1930 г., Пий XI обратился с посланием к кардиналу Базилио Помпили, генеральному викарию Рима, в котором приказывал организовывать молебны и другие акты протеста против мнимых преследований верующих в Советском Союзе. Это послание, полное клеветнических измышлений против первой страны социализма, послужило началом разнузданной антисоветской кампании, развернутой реакционерами во многих странах мира. "Крестовый поход" Пия XI против СССР был задуман с целью отвлечь внимание трудящихся капиталистических стран от их собственного бедственного положения, от последствий мирового экономического кризиса. Миллионы безработных, нищета, голод, инфляция, экономический застой - такой была неприглядная действительность в странах капитала, правящие круги которых пытались свалить за это вину на Советский Союз, обвиняя его в злостном демпинге - экспорте товаров по цене ниже себестоимости. Буржуазная печать с ликованием встретила новую антисоветскую затею Пия XI, однако трудящиеся католики не пошли на поводу папы римского. "Крестовый поход" с треском провалился.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"