предыдущая главасодержаниеследующая глава

Метаморфозы Акилле Ратти

Возникновение государства Ватикан привлекло к личности Пия XI всеобщее внимание. О нем стали появляться газетные и журнальные статьи, вышло в свет несколько его биографий. В основном это была апологетическая литература, в которой подлинная личность папы тонула в море неумеренных похвал и восторженных дифирамбов. Пий XI представал перед читателем праведником, мудрейшим из государственных мужей, провидцем и пр. и пр. Однако факты его жизни и деятельности, нашедшие отражение и в воспоминаниях его современников, которые увидели свет после его смерти и крушения итальянского фашизма, развенчивают этот сусальный образ, созданный его платными или добровольными панегиристами.

Этот ничем особенно не примечательный до своего избрания на папский престол прелат, всегда державшийся в тени, став Пием XI, проявил себя своенравным автократом. Он железной рукой управлял римской курией. Кардиналы и другие чиновники центрального церковного аппарата, которым приходилось общаться с ним, побаивались и не любили его. Если его распоряжение моментально не выполнялось или выполнялось, на его взгляд, неквалифицированно, Пий XI приходил в ярость, повышал голос и начинал стучать кулаком по письменному столу с такой силой, что, казалось, разнесет его в щепки.

- Я не нуждаюсь в сотрудниках, мне нужны исполнители, причем грамотные, - неоднократно напоминал он своему ближайшему окружению.

Когда однажды в ответ на требование папы показать ему решение Пия X об осуждении французской ультраправой монархической организации "Аксьон франсез" за отклонение от христианской доктрины кардинал Гаспарри сообщил, что текст куда-то запропастился, папа сказал своему статс-секретарю, которому, по существу, был обязан тиарой:

- Если к вечеру документ не будет у меня на столе, всех работников статс-секретариата, включая тебя, уволю.

К вечеру бумага была найдена.

С кардиналами он обращался, как с мальчишками на побегушках. Если кардинал, докладывая ему какой-нибудь вопрос, обнаруживал неосведомленность или некомпетентность, папа его сурово отчитывал. За нарушение церковной дисциплины карал беспощадно. 80-летнего французского кардинала Луи Билло, публично выразившего свою солидарность с Леоном Доде, лидером "Аксьон франсез", накануне осуждения ее Ватиканом, Пий XI лишил кардинальского звания (факт исключительный в анналах католической церкви). За глаза ватиканские вельможи называли папу "тираном в собольей мантии".

Хотя Пий XI и возвел в графское звание своего брата Фермо, нельзя сказать, чтобы его родственники играли заметную роль в курии. Он никого из них не принимал в своих личных покоях. Никто из них не присутствовал и при его смерти.

Как бывший префект Ватиканской библиотеки, папа Ратти уделял ей постоянное внимание и не скупился на средства для ее пополнения. Отметим, что в 20-х годах он снарядил в страны Ближнего Востока экспедицию в составе прелатов Эудженио Тиссерана, Кирилла Королевского, русского эмигранта, перешедшего в католичество, и священника Джованни Ронкалли, знатока восточных языков, для приобретения древних манускриптов и книг. Читателю следует запомнить фамилию - Ронкалли. С нею он еще неоднократно встретится на страницах этой книги.

Папа Ратти вставал в 6.30 утра. Брился всегда сам. После утренней мессы, которая служилась в его личной часовне на третьем этаже папского дворца, где были расположены его покои, папа завтракал, а затем спускался на второй этаж в свой кабинет, или, как он его называл, в "личную библиотеку". С тех пор это название закрепилось за папским кабинетом. Там уже ждал его статс-секретарь, как правило, с большим кожаным портфелем, в котором находились бумаги "на просмотр и подпись его святейшеству". Затем начинался официальный прием различных лиц - кардиналов курии, именитых гостей, дипломатов. Часам к двенадцати папа выходил из "личной библиотеки" в парадную залу второго этажа, где происходила общая аудиенция с менее важными посетителями. В 14 часов папа поднимался в свои покои, где обедал в обществе личных секретарей, которые, пока он ел, читали ему газеты или сообщали разного рода новости. За обедом, как и за ужином, папа употреблял вино, пил кофе, выкуривал гаванскую сигару. После обеда он выходил на часовую прогулку в ватиканский парк. Папская жандармерия следила, чтобы к этому времени в парке не было посторонних. На прогулке папу сопровождали, но на некотором расстоянии, два его секретаря. В 17.30 Пий XI возвращался в кабинет, где просматривал почту, писал и редактировал документы, читал. Как правило, в это время он никого не принимал, за исключением статс-секретаря, всегда имевшего к нему доступ.

В 22.30 папа покидал кабинет, возвращался в свои покои, ужинал в своих апартаментах, слушал вечернюю мессу, а потом читал на сон грядущий. В полночь он отходил ко сну.

Этот распорядок дня менялся лишь по случаю больших праздников или подготовки энциклик и других важных документов, когда папа засиживался до рассвета, редактируя тексты.

После подписания Латеранского договора папа предпринял строительство новых зданий, перестройку и ремонт старых помещений в Ватикане и Кастель Гандольфо. О масштабах этих строительных работ можно судить по тому, что на них было занято в течение 10 лет около 15 тыс. рабочих. Папа сам придирчиво утверждал проекты зданий, часто посещал строительные площадки. По примеру своих предшественников эпохи Возрождения Пий XI устанавливал на всех новых строениях большие мраморные доски, на которых по-латыни перечислялись его заслуги перед церковью. Такими досками папа снабдил даже скромные павильоны, выстроенные в ватиканском парке для того, чтобы он мог укрыться в них от дождя во время своего послеобеденного моциона.

За время понтификата Пия XI, который продолжался 17 лет, было заключено 18 конкордатов и других соглашений с разными государствами, опубликовано 30 энциклик, назначены 74 кардинала, установлено 128 новых диоцезов, 24 аббатства, 116 апостолических викариатов, 113 префектур, проведено 17 консисторий, провозглашены 33 святых и около 500 блаженных, проведено 3 юбилейных ("святых") года, созданы десятки новых учреждений при курии, в том числе астрономическая обсерватория и Ватиканская академия наук.

Пий XI ввел в обычай массовые приемы (аудиенции) в Ватикане. Он принимал именитых гостей, новобрачных, паломников, туристов, участников самых различных съездов, конгрессов и конференций.

Папа не любил римлян, считал их лентяями и сибаритами. Его ближайшими сотрудниками были, как правило, миланцы - энергичные, деловые, хваткие, решительные, такие же, как он сам. Исключение составлял только Эудженио Пачелли, нунций в Берлине, назначенный в 1932 г. после смерти кардинала Гаспарри статс-секретарем. Пачелли, хоть и был римлянином, по деловитости и работоспособности не уступал миланцам. Знаток многих языков, опытный дипломат, он вскоре стал правой рукой папы.

Пий XI и Эудженио Пачелли питали особую слабость к иезуитам. Ратти сошелся с ними близко, находясь на посту заместителя префекта Ватиканской библиотеки иезуита Эрле, возведенного позже в кардиналы. Эрле свел его с генералом иезуитского ордена, онемеченным поляком графом Ледоховским, советами которого Ратти пользовался во время пребывания в Польше. Другим влиятельным советником Пия XI стал иезуит Такки-Вентури, доверенное лицо Муссолини. Личным исповедником папы также был иезуит - сперва Алисиарди, а после его смерти - Челеброно. Ратти возвел в блаженные (1923), а затем и в святые (1931) иезуита Беллармина - кардинала-инквизитора, осудившего Джордано Бруно и Галилея. Эти и многие другие факты дали основание биографам Пия XI называть его "папой иезуитов".

Папа терпеть не мог телефона и диктофона, стоявших у него на письменном столе. Золотой телефон, подаренный ему американскими католиками, так ни разу при нем и не зазвонил, а диктофон - подарок Эдисона - был переправлен в Папскую академию наук. Зато папа обожал быструю езду на автомобиле, не отказывался и от выступлений по радио. При нем в Ватикане при участии Маркони была построена мощная радиостанция. Любил папа всякие грошовые подарки, поделки, которые в большом числе присылали ему верующие из многих стран. Он уносил их в свои покои, где складывал в застекленные шкафы, которыми были уставлены все его комнаты, отчего они стали походить на лавки сувениров.

Пий XI - первый папа, который стал пользоваться автомобилем
Пий XI - первый папа, который стал пользоваться автомобилем

В личном общении Пий XI не терпел восхвалений в свой адрес и прерывал прелатов, пытавшихся превозносить его, резкой репликой:

- Не валяйте дурака!

Пий XI следил, чтобы в Ватикане строго соблюдались правила этикета: женщины, приходившие на аудиенцию, обязательно должны были являться в темных длинных платьях с покрытой головой, а мужчины - во фраках. Папа отказался принять Ганди, который не согласился предстать перед ним в европейской одежде. Особенно охотно папа встречался с коронованными особами. Он принимал короля Египта Фуада, короля Афганистана Аманнулу, короля Англии Георга V и других.

Став папой, Ратти превратился в такого пуританина, каких уже давно не было на престоле св. Петра. Когда Пий XI узнал, что в Риме будет проведена женская Олимпиада, он разразился гневной тирадой: "Я сожалею, что в Риме после почти двадцати столетий христианства уважение к молодым женщинам уступает языческим временам. Переняв у Греции практику открытых игр и атлетических соревнований, языческий Рим всегда исключал из них молодых женщин. Хотя спорт необходим для воспитания молодежи, я призываю соблюдать в публичных местах определенные рамки приличия"*. И это говорил "спортсмен" Ратти!

* (Townsend W. and L. Biography of his holiness Pope Pius XI, p. 294.)

В то же время в личной жизни Пий XI был отнюдь не безупречным. Его домоправительница Теодолина Банфи, с которой он не расставался на протяжении многих лет, поселившись с ним в апостолическом дворце после избрания его на папский престол, систематически устраивала ему шумные сцены ревности. Лишь на третьем году понтификата Пию XI удалось избавиться от нее, обеспечив ей крупную пожизненную ренту.

Как-то, наблюдая рыбок в аквариуме, Пий XI сказал:

- Они мне нравятся больше всего тем, что никогда не говорят.

Такими он хотел бы видеть и людей: безгласными, покорными рабами церкви. Ему импонировали фашистские диктаторы, стремившиеся превратить людей в покорное стадо.

Пий XI в присутствии Маркони открывает радиостанцию Ватикана
Пий XI в присутствии Маркони открывает радиостанцию Ватикана

Радио-Ватикан в эфире. На протяжении многих лет эта радиостанция была рупором антисоветской пропаганды
Радио-Ватикан в эфире. На протяжении многих лет эта радиостанция была рупором антисоветской пропаганды

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"