Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пий X. Борьба с модернизмом

Пий X
Пий X

Отмена права "вето"

Наиболее вероятным кандидатом на папский престол после смерти Льва XIII был кардинал Рамполла, многолетний ближайший сотрудник и советчик Льва XIII. Рамполла считался настроенным франкофильски. Это обстоятельство сделало его кандидатуру неприемлемой для правительств Германии и Австро-Венгрии, а также для тех представителей римской курии, которые были недовольны новшествами Льва XIIL Тем не менее на конклаве 1 августа 1903 г. после первых двух туров голосования стало ясно, что проходит кандидатура Рамполлы. Тогда выступил краковский кардинал Пузина и от имени австрийского императора отвел кандидатуру Рамполлы. Правом отвода неугодных им кандидатов на папский престол со времени средних веков по традиции пользовались три государя - Австрии, Испании и Франции. Теперь этим правом воспользовался австрийский император. Его вмешательство решило исход выборов: 4 августа при седьмой баллотировке Рамполла получил только десять голосов. Избранным оказался кардинал Сарто. Вскоре после своего избрания новый папа отменил право "вето" при избрании папы...

Джузеппе Сарто, выходец из небогатой итальянской семьи, родился в 1835 г., в священники был посвящен в 1858 г., епископом стал в 1884 г., а кардиналом и патриархом Венеции - в 1893 г. Сарто принадлежал к тем представителям церковной иерархии, которые не сочувствовали новому курсу Льва XIII. Приняв имя Пий X, новый папа уже тем самым сказал, кто будет служить для него примером.

Пий X больше интересовался делами церковными, нежели политическими. Он говорил о себе: "В политике я ничего не понимаю, а к дипломатам не принадлежу". И тем не менее ему приходилось заниматься политикой. Его тревожили успехи социализма в Италии, и ради борьбы с ним он пошел на некоторое ослабление прежней непримиримости к Итальянскому государству. Ради борьбы против социализма он протянул в 1905 г. руку российскому царизму. Его симпатии к кайзеровской Германии также немало объяснялись тем, что в существовавшем в этой стране строе папа видел более надежный оплот против социализма.

Уже в первой своей энциклике от 4 ноября 1903 г. папа утверждал, что все зло в мире от того, что люди забыли бога, и путь к преодолению зла - возвращение к церкви, и только к католической.

Модернизм и борьба папы с ним

В деятельности Пия X большое место заняла борьба с модернизмом. Эту борьбу начал Лев XIII, но он не вносил в нее остроты. Пий X в противовес ему выступил против модернизма так, как Пий IX выступал против духа нового времени.

3 июля 1907 г. конгрегация инквизиции издала деккрет "Ламентабили" - перечень 65 положений, в которых обобщены взгляды модернистов, расходящиеся с церковным учением и осужденные папой. Этот документ явился дальнейшим развитием обскурантистских идей, изложенных в "Силлабусе" Пия IX. В "Ламентабиле" осуждаются взгляды о допустимости свободы изучения Библии и научной ее критики, о том, что не бог является ее автором, а также взгляды, расходящиеся с церковным учением о догматах и откровении, противоречащие церковному учению о божественности Христа и сверхъестественной природе таинств. Папа выступает против взглядов модернистов по вопросам церковного устройства, против критики модернистами роли и места папства в церкви. С гневом обрушивается Пий X на заявление модернистов, будто Петр даже и не ведал, что Христос предназначил ему первенствующее положение в церкви. Это положение модернизма было прямо направлено против притязаний пап, которые, ссылками на то, будто они - преемники апостола Петра, обосновывают свое право на первенство в церкви.

Пий X не удовлетворился изданием нового "Силлабуса": 8 сентября 1907 г. была опубликована папская энциклика "Паскенди", расширяющая положения ранее изданного декрета против модернизма. В энциклике осуждаются взгляды модернистов на отношение веры к науке, из которых следует, что наука независима от веры и что вера должна подчиняться науке. "Все это прямо противоречит тому, чему учил наш предшественник Пий IX: во всем, что касается религии, философия должна не господствовать, но служить, не предписывать, чему следует верить, но с разумной покорностью усваивать, не исследовать глубины тайн божьих, но благочестиво и смиренно чтить их",- поучает Пий X*.

*("Современные течения религиозно-философской мысли во Франции". Пг., 1915, стр. 120.)

Для борьбы с модернизмом энциклика предлагала положить в основу изучения философии и богословия схоластику Фомы Аквинского, не допускать к преподавательской деятельности "зараженных" модернизмом, усилить церковную цензуру, ограничить материал для чтения учащихся духовных учебных заведений и провести ряд других запретительных мер. Вслед за папой в духе его энциклики против модернизма выступили епископы в отдельных странах.

Все это было продолжением политики Пия IX, курсом на то, чтобы задушить малейший отход от средневековой схоластики, не допустить научного подхода к проблемам религии, воспрепятствовать изменению строя церковной жизни, его демократизации, сохранить прежнее положение католической церкви как руководящего в обществе института, а папы - как непогрешимого наместника Христа.

Завершенном похода Пия X против модернизма явилось введение в 1910 г. антимодернистской присяги. Ее должны были принести профессора католических богословских факультетов, лица духовного звания перед посвящением в следующий духовный чин, служащие епископских курий, проповедники, главы монашеских конгрегаций. Они должны были поклясться, что твердо верят в учение церкви и признают папские энциклики против модернизма.

Другим проявлением религиозной нетерпимости папы Пия X явилась так называемая Борромеева энциклика, изданная 26 мая 1910 г. по поводу 300-летия канонизации кардинала Карла Борромея (1538-1584) - одного из активных деятелей контрреформации. Папа воспользовался этим поводом для того, чтобы обрушиться на реформацию и основателей протестантизма. Деятелей реформации папа назвал "врагами креста Христа", "преступниками", людьми, "чьим богом является желудок", и т. п. Появление энциклики оскорбило миллионы протестантов и вызвало с их стороны протесты. В Германии, родине реформации, энциклика была предметом обсуждения в прусской палате депутатов, и правительство поручило послу Пруссии при Ватикане заявить протест против издания этого документа. Дело едва не дошло до упразднения прусского посольства при Ватикане. Ватикан должен был оправдываться. В газете "Оссерваторе Романо" появилось официальное сообщение, что в энциклике не поименованы народы и властители какой-либо страны, что у папы не было желания оскорбить некатолических жителей Германии или их государей. Папа распорядился в Германии энциклику не публиковать.

Вражда к демократии

Пий X относился к демократии враждебно и остерегался всего того, что могло быть понято как сочувствие демократии, в которой он видел зародыш социализма. "Как может народ быть владыкой? Он - подданный и для своего же благополучия должен таковым оставаться", - эти слова были сказаны Пием X представителю России при Ватикане С. Сазонову в апреле 1907 г., во время аудиенции у папы, когда речь зашла о Франции, где, как сказал папа, "демагоги" говорят о суверенности народа*. Неудивительно, что Пий X отрицательно отнесся к христианско-демократическому движению, которое получило развитие и поддерживалось папой Львом XIII, особенно к более либеральным его кругам.

*(АВПР, ф. Ватикан, д. 19, л. 89.)

В 1889 г. группой молодых французских католиков из буржуазных кругов во главе с Марком Санье было создано общество "Силлон" ("Борозда"). Силлонисты ставили себе целью организовать рабочие кружки под опекой церкви. В кружках изучались социальные вопросы, читались лекции. Постепенно собрания все более и более приобретали характер развернутых диспутов, все меньше походили на обычные уроки, которые образованные буржуа давали рабочим.

Санье и его сторонники хотели примирить церковь с республикой, отделить католицизм от политической реакции, учитывая, что во Франции демократические принципы приняты большинством народа. Эти требования, а также пропаганда силлонистов среди рабочих и их сочувствие рабочим вызывали недовольство французского епископата и подозрение Ватикана. Силлонистов стали обвинять в том, что они подменили "деятельность по воспитанию народных масс в христианском духе деятельностью не религиозной по своей сущности, близкой к политической борьбе за демократические права"*.

*(Ж.-К. Пулэн. Церковь и рабочий класс. М., 1962, стр. 32.)

В августе 1910 г. появилось послание Пия X к французскому епископату, осуждавшее "Силлон". В нем говорилось, что руководители общества уклоняются от контроля церкви, а их взгляды на свободу, братство и демократию расходятся с ее учением. Следствием послания Пия X был самороспуск "Силлона" в августе 1910 г.

Еще в 1906 г. в энциклике к итальянским епископам Пий X писал о недопустимости высказываний, способных вызвать в народе "отвращение к высшим классам"; католическим изданиям предписывалось избегать выражений, "пахнущих нездоровыми новшествами" и толкующих о "новой ориентации христианской жизни", о "новой христианской цивилизации". Социальную демагогию, к которой стали прибегать некоторые католические деятели для привлечения рабочих к церкви, Пий X считал опасной. Существование самостоятельных рабочих организаций церковные иерархи рассматривали как зло, с которым приходится мириться. Но они добивались, чтобы рабочие католики были организованы отдельно от рабочих некатоликов и чтобы те и другие находились под контролем церкви.

Ориентация на Германию и Австро-Венгрию

В вопросах международной политики Пий X следовал курсу, КОТОРЫЙ был взят Ватиканом к концу правления Льва XIII. Он ориентировался на Тройственный союз - на Германию и Австро-Венгрию. Папа требовал от немецких католических деятелей поддержки всех мероприятий правительства, одобрял антипольскую политику последнего.

Кардинал Копп писал канцлеру Бюлову из Рима: "В папе, как и в кардинале статс-секретаре, а также в руководящих ватиканских кругах вы можете быть вполне уверены. Здесь доверие к вам непоколебимо, и ни поляки, ни иезуиты не смогут заставить курию чинить вам препятствия..."* Немецкий католический историк папства Людвиг Пастор записал в своем дневнике 18 апреля 1907 г,: "Кардинал Фишер (архиепископ Кельнский. - М. Ш.) посетил меня и уверил, что папа и кардинал статс-секретарь отлично информированы о немецких делах и проявляют живую симпатию к Германии... К чисто национальным стремлениям поляков в Риме совершенно не прислушиваются"**.

*(В. Biilow. Denkwiirdigkeiten, Bd. I. Berlin, 1930, S. 589.)

** (Ludwig von Pastor. Tagebucher-Briefe-Erinnerungen, 1854- 1928. Heidelberg, 1950, S. 473.)

В годы, непосредственно предшествовавшие первой мировой войне, сотрудничество Ватикана с Германией было наиболее тесным. По поводу приема, оказанного в Ватикане имперскому канцлеру Бетману-Гольвегу в 1910 г., посланник России при Ватикане Н. Булацель писал: "Современное общее политическое положение позволяет с большей вероятностью заключить, что как у Германии, так и у св. престола имеется немало поводов для взаимного сближения. Антиклерикализм последнее время... сказался очень резко в общественных и даже в правительственных кругах разных стран, тогда как в Германии таких проявлений наблюдается гораздо меньше. Если Ватикану выгодно сохранить расположение хотя бы этой одной державы, то имперское правительство в свою очередь естественно дорожит благожелательством курии, которой повинуется партия центра, ныне весьма могущественная"*. Через год, в сентябре 1911 г., поверенный в делах России при папском престоле князь II. Волконский сообщал о международной политике Ватикана: "Высказывается, по-видимому, не без основания, то предположение, что течение этой политики уклоняется все сильнее в сторону определенного сближения с обеими среднеевропейскими империями..."**

*(АВПР, ф. Ватикан, д. 27, лл. 31-32.)

** (Там же, д. 30, л. 111.)

Еще более тесными сложились отношения Ватикана при Пие X с Австро-Венгерской монархией. Вскоре после своего избрания Пий X сказал австро-венгерскому послу при папском престоле, что он всегда будет обращать особое внимание на сохранение лучших отношений с Австро-Венгрией и будет готов по возможности выполнять все ее пожелания, а в ответ на письмо австрийского императора папа писал, что будет "делать все возможное, чтобы выполнить желание его величества"*.

*(Э. Винтер. Папство и царизм, М., 1964, стр. 433-434.)

Для папы и римской курии Австро-Венгерская монархия была одной из немногих сохранившихся к началу XX в. католических монархий, глава которой был к тому же преданным сыном церкви. Союз Ватикана с Австро-Венгрией был в значительной мере направлен против южных славян, их освободительного движения.

Со времени турецкого владычества монархия Габсбургов пользовалась правом протектората над католиками балканских стран. Монархия, основываясь на этом праве, вмешивалась во внутренние дела этих стран. Правительственные круги балканских государств добивались ликвидации протектората, т. е. австрийской опеки. Ватикан же всячески препятствовал этому.

В Сербии правительственные круги еще в конце XIX в. начали переговоры о заключении конкордата с Ватиканом, что привело бы к ликвидации австрийского протектората. Правительство Австро-Венгрии отрицательно отнеслось к идее заключения сербского конкордата. Не спешили с этим и в Ватикане. Лишь в июне 1914 г., незадолго до первой мировой войны, сербский конкордат был подписан (ратифицирован много позже), причем стараниями Ватикана за Австрией сохранились некоторые права "попечительства" над католическими учреждениями в этой стране.

Папский престол отстаивал сохранение австрийского протектората и в Албании. Кардинал Альарди сказал посланнику Австро-Венгрии при Ватикане в августе 1913 г.: "Сохраните протекторат в Албании при всех условиях, так как он жемчужина в короне вашего императора и счастье для католической церкви, которой он принес бесконечно много пользы"*. Папский престол при Пие X поддерживал притязания Австро-Венгрии также в Черногории и Болгарии.

*("Osterreich-Ungarns Aussenpolitik von der Bosnisehen Kriese 1908 bis zum Kriegsausbruch 1914", Bd. V. Wien - Leipzig, 1930, S. 46S )

На Балканах столкнулись империалистические интересы Австро-Венгрии и Германии с одной стороны, царской России - с другой. С обеих сторон грабительская политика прикрывалась и религиозными лозунгами: одна сторона говорила о "защите православия", другая-о "покровительстве католиков". Ватикан был в этой борьбе на стороне Австро-Венгерской монархии. С ее существованием связывались также и планы Ватикана в отношении распространения католицизма в России через церковную унию и при посредстве униатской церкви. Глава этой церкви митрополит Львовский (граф Шептицкий), бывший офицер австрийской армии, пользовался поддержкой императора Франца-Иосифа и папы Пия X. Уже в 1908 г. папа предоставил Шептицкому полномочия создать в России русско-католический патриархат и подготовить объединение русской православной церкви с римско-католической. Униатская церковь должна была проложить католицизму путь в Россию. Осуществить эту задачу Шептицкий рассчитывал различными путями. Он считал, что и война может создать для этого благоприятные условия.

Чем ближе дело шло к войне, тем все теснее становились отношения Германии и Австро-Венгрии с папским престолом. И совершенно не случайной явилась прогермано-австрийская позиция папства в период первой мировой войны.

Разрыв отношений Ватикана с Францией

Одновременно с укреплением ватикано-германских и ватикано-австрийских связей при Пие X обострялись отношения папского престола с Францией и Россией. Выше отмечалось, что такой поворот событий начался уже при Льве XIII, который избегал столкновений, тем более разрыва с Францией. Пий X и его статс-секретарь Мерри дель Валь повели курс на резкое обострение отношений с этой страной. К этому привела их не только логика ориентации папства на Тройственный союз, но и вражда Пия X к республиканскому строю: для него Франция являлась страной масонства, безбожия и демократии.

В марте 1904 г. во Франции был принят закон, запретивший религиозным конгрегациям заниматься учебной деятельностью, церковные школы должны были быть закрыты. Пий X осудил этот закон.

В конце апреля 1904 г. французский президент Лубе отдал ответный визит королю Италии в Риме. В Ватикане усмотрели в этом акте оскорбление достоинства папы. 28 апреля папа направил правительству Франции ноту протеста, в которой говорилось, что приезд президента католического государства в Рим не к папе, а к тому, кто захватил его государственную власть и стесняет свободу и независимость, является тяжелым оскорблением для главы церкви. Папская нота попала в руки Жореса и была опубликована им в социалистическом органе "Юманите". В прогрессивных кругах Франции папская нота вызвала возмущение, с которым правительство не могло не считаться, 30 июля Франция разорвала дипломатические отношения с Ватиканом.

5 декабря 1905 г. во Франции был издан закон об отделении церкви от государства. В католических кругах Франции и среди части епископов были сторонники признания закона. Пий X с этим не посчитался: в феврале, а затем в августе 1906 г. появились две папские энциклики против отделения церкви от государства и против принятия епископами практических мероприятий, предусматривавшихся законом. В начале 1907 г. французская печать опубликовала документы, найденные в помещении нунциатуры после удаления из Парижа хранителя ее архива, свидетельствующие о том, что папское представительство было организатором заговора клерикалов против республики. Все это еще больше обострило отношения с Ватиканом.

Чтобы разжечь религиозный фанатизм французских католиков и использовать его против республиканского строя, Пий X поспешил закончить процесс подготовки к канонизации Жанны д'Арк. Процесс этот длился уже около трех десятилетий. В апреле 1909 г. в соборе Св. Петра в Риме, в присутствии более 30 тыс. паломников из Франции было зачитано папское бреве (грамота) о причислении Жанны д' Арк к лику блаженных. В Ватикане решили использовать в своих интересах уважение французского народа к памяти этой героргческой крестьянской девушки, сожженной в 1431 г. католическими инквизиторами. В своем выступлении перед паломниками папа сказал, что любовь католиков может внушить к себе то отечество, которое находится в священном союзе с церковью. Из этого вытекало, что Франция не может притязать на любовь своих подданных. Враждебная позиция Ватикана к Французской республике и поддержка им наиболее реакционных элементов в стране в немалой степени способствовали росту отрицательного отношения широких масс французского народа к церкви и религии.

Отношения с Россией

При Пие X отношения Ватикана с Россией ухудшились, однако не дошли до разрыва, как с Францией. Объясняется это тем, что в России началась в эти годы народная революция. Ленин писал: "История поставила теперь перед нами ближайшую задачу, которая является наиболее революционной из всех ближайших задач пролетариата какой бы то ни было другой страны. Осуществление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата"*. Папский престол, разумеется, не хотел крушения царизма и поэтому счел нецелесообразным углублять существующие разногласия. Царизм в свою очередь видел в Ватикане союзника против революции.

* (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, стр. 28.)

Главной опорой царизма в борьбе против революции была православная церковь. В районах с католическим населением, преимущественно в польских областях, с царизмом активно сотрудничала католическая церковь, в других районах - духовенство протестантское, мусульманское, иудейское и др. Оказывая помощь властям, католическое духовенство руководствовалось не только своей враждой к освободительной борьбе трудящихся, но и директивами, которые шли из Ватикана.

17 (30) декабря 1905 г. папа в беседе с Нарышкиным (министр-резидент царского правительства) "горячо порицал" революционное движение и заявил, что он "почел долгом обратиться со словами успокоения к римско-католическому духовенству в России, вменяя ему в священную обязанность наставлять свою паству в духе повиновения русским властям..."* В декабре 1905 г. была опубликована папская энциклика ("Полониэ популум"), адресованная к архиепископам и епископам католической церкви в России. Папа предлагал польским епископам увещевать верующих повиноваться властям, а от поляков-католиков он требовал отказаться от поддержки революционных партий, от революционной борьбы, больше думать о "загробном счастье": "Католическое учение наставляет нас, что искание вечных благ должно стоять выше каких бы то ни было преходящих земных выгод..." Энциклика заканчивалась славословием Николаю II.

*(АВПР, ф. Ватикан, д. 15, л. 63.)

Выступление папы было с радостью встречено в правящих кругах России. 8 декабря 1905 г. министр иностранных дел Ламздорф сообщал министру внутренних дел Дурново о папской энциклике и предлагал широко распространить это послание среди католического населения России, так как этот акт папы является "в высшей степени важным с политической точки зрения"*.

*(АВПР, ф. II Департамент, II-5, 1905, д. 34, л. 2.)

Польские епископы поспешили выразить папе благодарность за его послание, среди поляков же это послание вызвало недовольство и протест: требовать от поляков верности царизму значило предавать коренные интересы польского народа, врагом которого был царизм. Кроме того, в энциклике содержалось и прямое осуждение национального движения поляков.

Так сотрудничали Ватикан и польская иерархия с российским царизмом, когда дело касалось борьбы с революционным движением.

В докладной записке от 3 января 1906 г. Николаю II министр иностранных дел Ламздорф предлагал вести совместно с правительством Германии, Ватиканом и единственной "централистически организованной и также всемирной" католической церковью борьбу против социализма в международном масштабе. Ламздорф писал, что протестантское правительство Германии уже давно сотрудничает в делах, относящихся к его внешней политике, с Ватиканом, защищая "стародавние устои", а во внутренней политике опирается на католическую партию центра. Что касается России, то "дружественное содействие Ватикана" в борьбе против социализма "могло бы точно так же оказаться чрезвычайно важным: не говоря уже об умеряющем влиянии св. престола через местное духовенство специально на наши польские дела, - в каковом направлении последняя энциклика папы к епископам Польши является весьма знаменательным шагом навстречу пожеланиям русского правительства, - Ватикан мог бы оказать неоцененную услугу в смысле сообщения русскому правительству ... о сосредоточенных в Париже нитях разрушительной ... организации, фактических данных по вопросу об указанной организации и ее разветвлениях, за которыми в Ватикане не могут не следить самым бдительным образом". Совет Ламздорфа понравился царю, и на его докладной записке Николай II написал: "Следует приступить к переговорам безотлагательно. Вполне разделяю высказанные здесь мысли"*.

*("Сборник секретных документов из архива бывшего Министерства иностранных дел", № 6. Пг., январь 1918, стр. 270-271.)

19 октября (1 ноября) 1906 г. министр-резидент при Ватикане Сазонов доносил в Петербург о своей беседе с кардиналом Мерри дель Валем о русско-ватиканских отношениях. Кардинал настаивал на учреждении в Петербурге нунциатуры или папского представительства в какой-либо иной форме, чего добивался еще Лев XIII. Сазонов доказывал в своем донесении, что правительству России выгодно сохранить хорошие отношения с Ватиканом и допустить в страну его представителя. Он сослался при этом на совпадение интересов царизма и папского престола: "Как та, так и другая власть по существу своему консервативна", как та, так и другая власть подвергается нападкам "врагов гражданского порядка"*.

*(АВПР, ф. Посольство в Риме, д. 1950, лл. 1-3.)

В апреле 1906 г. при вручении Пию X верительных грамот Сазонов имел с ним беседу, в частности о положении в польских областях. Папа, пишет Сазонов, сказал, что "его величество может вполне положиться на искренность его желания препятствовать польской пропаганде, которую он признает крайне опасной с точки зрения настоятельно необходимого в настоящее тяжелое время умиротворения Польши и прилегающих к ней губерний..."*.

*(АВПР, Секретный архив, д. 249/250, л. 5.)

12 (25) июня 1907 г. Сазонов сообщал об отношении к полякам в Ватикане следующее: со времени Пия IX отношение к полякам здесь изменилось, и "положение, занимаемое поляками в настоящее время в Риме, представляется сильно поколебленным. Политические вожделения польских националистов не встречают ни в папе, ни в курии никакого сочувствия... Я не боюсь ошибиться, сказав, что среди всех народностей, входящих в состав римской церкви, поляки пользуются в настоящее время наименьшим расположением св. престола ... Мне неоднократно приходилось слушать, - продолжал Сазонов, - как от кардинала статс-секретаря, так и от его сотрудников горькие сетования по адресу "ни в чем не знающих меры поляков""*.

*(АВПР, ф. Ватикан, д. 21, л. 6-7.)

В депеше от 18 сентября (1 октября) 1907 г. поверенный в делах России при Ватикане барон Шиллинг писал министру иностранных дел, что папа Пий X "совершенно равнодушен к осуществлению национальных вожделений поляков. Всегда готовый поддержать последних во всем, что касается их веры, он часто упрекает их в склонности подчинить интересы католической церкви своим личным целям. Образчиком последнего могут служить недавно произнесенные папой слова, которые были сообщены мне вполне достоверным источником ... Принимая одного прелата и беседуя с ним о положении в Познани, Пий X, со свойственным ему иногда пылом, воскликнул: "Уж эти поляки; они прежде всего - поляки, затем снова поляки и в третьих - поляки, и только потом немного католики...""*

*(АВПР, ф. Ватикан, д. 21, л. 37.)

Несмотря на объединявшую их вражду к революции, отношения между Ватиканом и Россией все более и более ухудшались. В августе 1912 г. и в 1913 г. Ватикан предъявил царскому правительству меморандумы о положении католической церкви в России. В этих документах папский престол добивался расширения деятельности католической церкви, учреждения митрополичьей кафедры и папской нунциатуры в Петербурге, изменения порядка публикации в России папских посланий и других документов, расширения католического религиозного обучения и т. д. Эти требования курии сталкивались с политикой царизма, рассчитанной на сохранение господствующего положения православной церкви. К тому же царские власти не доверяли католическому духовенству, подозревая его в сочувствии польскому национальному движению, несмотря на то, что и Ватикан и католические епископы в России готовы были делать все, чтобы ослабить влияние польских националистических кругов на католическое духовенство.

Расхождения по вопросам церковного устройства были, однако, не единственной причиной ухудшения ватикано-русских отношений. Эти расхождения существовали и раньше, но ни одна из сторон в интересах сотрудничества против революции не хотела углублять их. В годы же, предшествовавшие первой мировой войне, на взаимоотношениях Ватикана и России стало все больше сказываться то обстоятельство, что папский престол связал себя с Германией и Австро-Венгрией.

Ватикан, разделявший ненависть царизма к социализму и помогавший ему бороться с ним, предпочитал связать судьбы папства с государством, которое, по его мнению, наиболее успешно может справиться с ролью жандарма Европы. Таким он считал не Францию, где проводились антиклерикальные мероприятия и где в широких массах заметно было явно отрицательное отношение к церкви, не протестантскую Англию и не Россию, где народная революция расшатывала царизм и оказывала огромное влияние на другие страны, а кайзеровскую Германию, реакционный режим которой Ватикану казался незыблемым и где связанная с Ватиканом католическая партия центра стала с начала XX в. одной из ведущих партий германского империализма и правительственной партией.

Но и в этих условиях царское правительство ценило антиреволюционную роль Ватикана и считало необходимым договориться с ним. В январе 1914 г. министр иностранных дел Сазонов одобрил составленную в его министерстве записку, в которой доказывалось, что "использование громадной консервативной силы католической церкви для борьбы с все усиливающимися ныне социалистическим и противоправительственными течениями в народе не может не отвечать самым существенным интересам государства".

В записке в качестве примера приводилось то обстоятельство, что в Германии католические организации ведут сильную борьбу с социалистическими организациями и что в Италии антиклерикальное правительство тайно заключило соглашение с католическими организациями во время последних парламентских выборов.

Далее в записке говорилось, что соглашение с Ватиканом - лучший путь, чтобы воздействовать на католическое епархиальное начальство и духовенство в России; кроме того, указывалось в записке, "не исключена и возможность, в случае нахождения на святом престоле крупной политической личности вроде Льва XIII и использования международной силы и влияния католической церкви в смысле достижения чисто светских целей мировой политики..."*

*(АВПР, ф. Ватикан, д. 22, л. 273-274.)

Начало примирения папства с Итальянским государством

По отношению к Итальянскому государству Пий X держался двойственной политики. Как и его предшественник, он считал, что это государство "узурпировало" территорию и светскую власть папы. Он хотел решения "римского вопроса" в интересах папства. В то же время по мере роста социалистического рабочего движения в Италии непримиримость Пия X к Итальянскому государству становилась все менее острой, и ради борьбы с социализмом папа шел на соглашения с правящими кругами. К тому же Пию X становилось ясно, что политика вражды к Итальянскому государству, которую проводили его предшественники на протяжении более 30 лет, бесперспективна.

Ослабить влияние социалистов в политической жизни Италии можно было путем активизации политической деятельности клерикалов. Но декрет Пия IX "Non expedit" запрещал католикам избирать и быть избранными в итальянский парламент. В связи с предстоявшими 6 ноября 1904 г. парламентскими выборами группа католических деятелей обратилась к папе с предложением отменить этот запрет. Папа сначала отказался, но затем молчаливо согласился, предоставив епископам самим в каждом отдельном случае определить, целесообразна ли его отмена. Примирительная позиция папы объясняется еще и тем, что он, как и правящие круги, был глубоко встревожен разразившейся в сентябре 1904 г. всеобщей забастовкой протеста против кровавых действий полиции в Сардинии и Сицилии. В Ватикане заодно с правительством считали, что враг - слева. Не отменяя запрет официально, Пий X в энциклике от 11 июня 1905 г. повторил разрешение итальянским католикам участвовать в выборах, если это требуется по "серьезным мотивам", т. е. чтобы провалить социалистов. В 1913 г. во время парламентских выборов глава "Итальянского католического избирательного Союза" граф Джентилони заключил избирательное соглашение с главой правительства Джолитти о том, чтобы помешать избранию социалистов.

Так постепенно, на основе вражды к рабочему движению и социализму Ватикан шел на сотрудничество с итальянскими правящими кругами и государством, и среди клерикалов уже накануне первой мировой войны раздавались все более настойчивые" голоса в пользу решения "римского вопроса" не обязательно с восстановлением светской власти папы.

В то же время Пий X, как и его предшественник, был против создания в Италии христианско-демократической партии по образцу такой партии в Германии или Австрии. Такая партия, если бы она находилась в полном согласии с церковью, должна была бы, учитывая непризнание Итальянского государства Ватиканом, находиться в оппозиции к правительству, т. е. в ряде вопросов быть вместе с левыми. Этого в Ватикане не хотели.

Откровенно политическое сотрудничество между Ватиканом и итальянским правительством было продемонстрировано в 1911 г., во время войны, начатой Италией против Турции с целью захвата Триполи. В. И. Ленин писал, что эта война была вызвана "корыстью итальянских финансовых тузов и капиталистов, которым нужен новый рынок, нужны успехи итальянского империализма"*

*(В.И Ленин. Полн. собр. соч., т. 22, стр. 113.)

Среди финансовых групп, непосредственно заинтересованных в захватнической политике итальянской буржуазии в Африке, были и Ватикан, и влиятельные католические круги, связанные с папской курией. Посол России в Риме князь Долгорукий писал в Петербург 27 сентября (10 октября) 1911 г.: "Триполийское предприятие зародилось в Banco di Roma, имеющем тесные связи с Ватиканом..."* Об этом же писал поверенный в делах России при Ватикане князь Волконский: война с Турцией интересует Ватикан, и "общественное мнение единодушно признает заинтересованность курии в теперешнем кризисе и почти нераздельно приписывает ей на этот раз определенные итальянские симпатии... Едва ли самым главным грузом на чаше весов является известная связь Ватикана с Banco di Roma. Достаточно вспомнить то обстоятельство, что во главе названного учреждения стоит г. Эрнест Пачелли, представитель клерикального Рима, дядя восходящего светила ватиканской дипломатии монсеньора Евгения Пачелли (будущего папы Пия XII. - М. IU.V Значительность же роли этого банка в нынешнем конфликте настолько очевидна, что даже переоценивается в здешнем общественном мнении..."** Свое донесение князь Волконский закончил следующими словами: "...удачный результат итальянского военного предприятия доставил бы здешнему клерикальному миру возможность сочетания земных приобретений с соблюдением духовного нейтралитета". К сказанному можно добавить, что папа разрешил итальянским епископам молиться за победу Италии над Турцией. И в то жe время Пий X при каждом удобном случае заявлял, что не отказывается от требования о решении "римского вопроса" в духе программы его предшественников.

*(АВПР, ф Канцелярия, 1911, д. 109, л. 218.)

**>"Международные отношения в эпоху империализма", т. XVIII, ч. II. М., 1938, стр. 125-126.)

Как и Лев XIII, Пий X придавал большое значение хорошим отношениям папского престола с США, где католическая церковь уже в канун первой мировой войны выросла в значительную силу. "Успехи католицизма в Северной Америке,- писал в марте 1912 г. представитель России при Ватикане,- заставляют римскую церковь с особенной рачительностью относиться к тамошней многочисленной своей пастве и поддерживать возможно лучшие отношения к правительству Соединенных Штатов"*.

*(АВПР, ф. II. Департамент, II-5, 1912, д. 106, л. 1.)

Пий X и первая мировая война

Пий X умер 20 августа 1914 г., в самом начале первой мировой войны. В клерикальной печати можно встретить утверждение, что папа умер от огорчения, потрясенный войной. Как писал один из проватиканских авторов, 20 августа 1914 г., папа "после тщетных поисков средств к тому, чтобы помешать взрыву войны, умер с горя; первая жертва чудовищной борьбы"*. Буржуазная печать представляла папу человеком, стоявшим "над битвой", думавшим только о защите мира и справедливости. На самом деле вся довоенная позиция Пия X, его ориентация на Германию и Австро-Венгрию, надежда на то, что торжество этих держав облегчит осуществление целей Ватикана, определило отношение Пия X в начавшейся войне: все его симпатии были на стороне Австро-Венгрии и Германии.

*(Fr. Zanetti. Nella "Citta'del Vaticano". Roma, 1929, стр. 136.)

Имеются два очень важных документа, относящихся к событиям, непосредственно приведшим к войне. 28 июня 1914 г. в Сараево сербскими националистами были убиты австрийский наследник престола эрцгерцог Франц-Фердинанд и его жена. 23 июля был вручен австрийский ультиматум Сербии, а через несколько дней началась война. Два документа, о которых идет речь, это - донесения баварского посла при Ватикане фон Риттера от 24 июля 1914 г. и австрийского посланника при Ватикане графа Пальфи от 29 июля 1914 г.

Фон Риттер телеграфировал в Мюнхен: "Папа одобряет резкий образ действия Австрии против Сербии и на случай войны с Россией не высоко оценивает русскую и французскую армии. Кардинал-секретарь надеется также, что на этот раз Австрия выдержит, и он не представляет себе, когда же собственно еще она могла бы вести войну, если и теперь она не решилась отразить с помощью оружия иностранную агитацию, которая повела к убийству престолонаследника и, кроме того, при нынешнем положении дел угрожает самому существованию Австрии. Отсюда явствует также сильный страх курии перед панславизмом*.

*( "Bayerische Dokumente zum Kriegsausbruch und zum Versailler 2s Schuldspruch". Munchen - Berlin, 1925, S. 206.)

Граф Пальфи в донесении своему правительству писал, что он беседовал с статс-секретарем о великих проблемах, которые занимают Европу. В тоне и замечаниях кардинала не чувствовалось признаков кротости или миролюбия, "Ноту, направленную Сербии, он (кардинал статс-секретарь. - М. Ш.) охарактеризовал как чрезвычайно резкую, несмотря на это, безоговорочно одобрил и при этом косвенно выразил надежду, что монархия выдержит до конца. Конечно, считает кардинал, жаль, что Сербия не была "урезана" много раньше, так как тогда, вероятно, это прошло бы без таких непредвиденных случайностей, какие возможны сегодня. Это высказывание совпадает также с образом мыслей папы, так как на протяжении последних лет его святейшество много раз высказывал сожаление по поводу того, что Австро-Венгрия упустила возможность "наказать" своего соседа на Дунае"*.

*("Osterreich-Ungarns Aussenpolitik", S. Ш.)

Эти документы ярко рисуют позицию Пия X: он не был "над битвой"!

При Пие X началось возвышение Эудженио (Евгения) Пачелли, будущего папы Пия XII. Небольшим чиновником в папском статс-секретариате он был еще при Льве XIII в 1901 г., но вся его дальнейшая карьера была проделана главным образом при Пие X, от которого он перенял нетерпимость к инакомыслящим. Пий X это показал своим отношением к демократии и модернизму, Пий XII - своей враждой к демократии и коммунизму. По-видимому, этой общностью взглядов и объясняется то, что в период понтификата Пия XII в 1951 г. Пий X был причислен к лику блаженных, а в 1954 г. - к лику святых. Это очень редкий случай в истории папства, когда папу канонизируют так скоро после смерти.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2015
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"