Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Лев XIII. Приспособление к империализму

Лев XIII
Лев XIII

Новый курс папства - союз с буржуазией

Лев XIII понял бесперспективность той политики, которую вел Пий IX. Ее продолжение еще больше изолировало бы папство и ослабило бы позиции католической церкви. Участникам конклава, собравшимся после смерти Пия IX, было ясно, что нужен папа иного типа, чем был умерший. Выбор пал на кардинала Джоаккино Печчи, принявшего имя Лев XIII.

Джоаккино Печчи - выходец из графской итальянской семьи, родился в 1810 г. Курс обучения он закончил в папской дворянской академии и специализировался в вопросах канонического и гражданского права. В 1837 г. он был посвящен в сан священника. С этого времени началась его карьера на ватиканской службе, которая и привела его в 1878 г. на папский престол. Выбор имени - Лев XIII (а не Пий X) - имел символическое значение. Так новый папа объявлял, что его понтификат не будет прямым продолжением понтификата Пия IX. Лев XIII исходил из того, что ориентация папства только на феодально- аристократические круги и только на монархические режимы устарела и невыгодна для церкви. В мире хозяином стал капитал и на него церковь теперь должна ориентироваться, к нему приспособиться.

Эту истину раньше, чем папа, поняли американские католические епископы и церковные деятели. В США над церковью не довлел груз более чем 1000-летнего феодального прошлого. Здесь она отлично ужилась с капиталом. Американские католические епископы советовали своим европейским коллегам не цепляться за феодальные гербы, вжиться в буржуазное общество, признать его культуру, приспособить свою деятельность к потребностям господствующего класса этого общества и тем поднять значение церкви и папства.

По этому пути и пошел Лев XIII. Он стремился примирить средневековый католицизм с буржуазным миром. Отстаивая в незыблемом виде католическое вероучение, он в то же время был за то, чтобы католики принимали конкретные достижения современной науки. Будучи сторонником монархического принципа, Лев XIII, однако, там, где этого требовали условия, советовал католикам (Франции, США) признать республику и сотрудничать с нею.

Если Пий IX был последним представителем феодального папства, то Лев XIII был первым представителем буржуазного папства. Но церковная организация - одна из самых консервативных в мире организаций, а религиозная идеология - самая консервативная идеология. Вследствие этого переориентация Льва XIII на буржуазное общество не явилась и не могла явиться полным разрывом с прошлыми связями и симпатиями церкви: влияние феодальной аристократии сильно в Ватикане и до наших дней. Тем не менее генеральная линия, характерная для понтификата Льва XIII,- курс на приспособление церкви к буржуазному обществу, приобщение к нему и поддержка его.

В 1880 г. по указанию Льва XIII был создан ватиканский банк "Банко ди Рома", поныне представляющий финансовые интересы папского престола. По сообщению германского военного аташе в Риме, изучавшего в 1899 г. вопрос о финансах Ватикана по поручению кайзера Вильгельма II, капиталы папского престола после смерти Пия IX составляли 80 млн. лир, а к 1899 г. выросли до 140 млн. (не считая недвижимости). Ватикан и его учреждения стали участвовать в финансовых спекуляциях и вкладывать свои капиталы в промышленные предприятия, что еще больше связало его и руководящие органы церкви с капиталистическим миром.

Приспособление церкви к капитализму требовало выработки такой социальной доктрины церкви, которая соответствовала бы интересам буржуазного мира. Лев XIII сидел на папском престоле с 1878 по 1903 г. Это были годы, когда социалистическое рабочее движение приняло широкий размах. В. И. Ленин писал, что именно в это время везде "складываются пролетарские по своей основе социалистические партии, которые учатся использовать буржуазный парламентаризм, создавать свою ежедневную прессу, свои просветительные учреждения, свои профессиональные союзы, свои кооперативы. Учение Маркса одерживает полную победу и - идет вширь. Медленно, но неуклонно идет вперед процесс подбирания и собирания сил пролетариата, подготовки его к грядущим битвам"*.

*( В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, стр. 2-3.)

Успехи социалистического рабочего движения пугали правящие классы. Они убеждались, что ни исключительные законы против социалистов, ни террор, к которому они прибегали после поражения Коммуны, ни запреты не смогли помешать успеху рабочего движения. Не отказываясь от насилий, они стали в широких масштабах прибегать к более изощренной демагогической, идеологической борьбе против социализма. В этой области Лев XIII нашел поле деятельности для католической церкви и этим завоевал поддержку правительств и господствующих классов.

За время своего понтификата Лев XIII издал множество энциклик, посланий и писем по социальным проблемам, острие которых всегда было направлено против социализма и коммунизма. В своей первой - программной - энциклике "Инскрутабили деи" (21 апреля 1878 г.) папа писал об опасности, угрожающей существующему строю со стороны социалистического движения, о "врагах общественного порядка". Вторая энциклика этого же года, "Квод апостолици мунерис", также целиком направлена против социализма-"смертоносной чумы", как называл его папа. Социализм отрицает частную собственность, "установленную природой", провозглашает равенство. Это вызывает гнев папы, Лев XIII пишет, что все люди равны перед богом, но от бога же исходит неравенство прав и обязанностей; социалистическая доктрина о равенстве и против собственности, утверждает папа, своим источником имеет "жадность" к земным богатствам, эту основу всех зол. По этой "теории", жадны не капиталисты, наживающиеся на эксплуатации рабочих, а рабочие, выступающие за ликвидацию капиталистической собственности.

Энциклика критикует социалистов и коммунистов и за то, что они отвергают повиновение высшим властям. В противовес им церковь внедряет в сознание людей апостольскую заповедь: "Нет власти не от бога, существующие же власти от бога установлены". Даже в тех случаях, когда государи "безрассудно излишествуют в применении своей власти", католическое учение не позволяет восставать против власти. Далее Лев XIII заявлял, что не видит логики в том, что правительства, боящиеся социализма, разрешают социалистам действовать свободно, а церковь преследуют (папа имел в виду "культуркампф" в Германии) .

Заканчивается энциклика выводом: так как социалисты имеют больше всего сторонников среди рабочих, среди людей наемного труда, то церкви необходимо вырвать рабочих из-под этого влияния, объединить их в организации, которые находились бы "под опекой религии и приучали бы всех своих членов довольствоваться своей участью, с достоинством нести его тяготы и вести тихую и спокойную жизнь".

Таким образом, уже в двух энцикликах первого года своего управления церковью Лев XIII развил основные моменты современной социальной доктрины церкви.

До конца своей жизни этот папа не переставал напоминать правящим классам об опасности социализма и коммунизма и о том, что лишь католическая церковь может бороться с этой опасностью. Эту же мысль Лев XIII развивал в энциклике "Либертас" (20 июня 1888 г.): религия "является чудесным помощником государства", она учит правителей править справедливо, а подданных - покоряться властям как поставленным богом.

Энциклика "Рерум новарум"

Развернутую социальную программу католической церкви эпохи империализма папа Лев XIII изложил в энциклике "Рерум новарум", опубликованной 15 мая 1891 г.

"Рерум новарум" должна была служить идеологической и политической платформой для католической церкви и католических деятелей. Социальная доктрина Льва XIII явилась тем новым, что внес этот папа в систему идей и в деятельность церкви в эпоху империализма. Преемники Льва XIII добавляли новые моменты в социальную программу церкви, но при этом всегда исходили из основных положений "Рерум новарум".

Во вступительной части энциклики говорится о новых явлениях в общественной жизни, об обострении социальной борьбы, об изменениях в отношениях между владельцами средств производства и наемными рабочими. Отмечается, с одной стороны, накопление богатств в руках немногих и обнищание масс, организованная сила рабочих и их возросшая самоуверенность, а с другой стороны - нравственный регресс общества*.

*(Здесь и далее цитируется по тексту энциклики в сб. "Die Sozialen Rundschriebon" (Herder. Freiburg, 1958).)

Первая часть энциклики называется "Фальшивое лекарство" и посвящена "опровержению" социализма. В первом параграфе "Социализм вредит рабочим" "доказывается", что социалисты хотят устранить пороки общества негодными средствами, так как выступают за уничтожение частной собственности. Уничтожение частной собственности, по мнению папы, "повредило бы самим рабочим", так как в обществе, где господствует частная собственность, рабочий может за счет экономии от своей заработной платы приобрести участок земли, т. е. стать собственником, социализм же лишает его этой перспективы.

Несостоятельность этой аргументации давно доказана всей историей капитализма, ибо при капитализме происходит процесс не увеличения числа мелких собственников, а уменьшения, и лишь очень небольшая часть рабочих может купить за счет "экономии" участок земли и стать собственником. Между тем этот мотив, эта аргументация против социализма повторяется и в социальных энцикликах преемников Льва XIII.

Ликвидация частной собственности, говорится в "Pepум новарум", и невыгодна рабочим и несправедлива, так как право собственности дано "от природы", а человек же тем и отличается от животного, что владеет собственностью. Почему же "природа" наделила собственностью только немногих и лишила этого своего "дара" большинство человечества? На это в энциклике не найти ответа. Защита и освящение частной собственности - лейтмотив энциклики "Рерум новарум". Право частной собственности, писал Лафарг, Лев XIII превратил "в догмат католической церкви".

Характерно, что в энциклике не проводится различия между собственностью капиталистов и помещиков на землю, фабрики, заводы, железные дороги и т. д. и личной и мелкой собственностью. Все это идет под одной рубрикой "Собственность", которой "угрожает" социализм. Такое смешение не случайно. Папа старался внушить широким массам, что прежде всего им, их личной и мелкой собственности, угрожает социализм, хотя на самом деле социализм выступает за обобществление собственности, капиталистов и помещиков, а не мелкой и личной собственности.

Во второй части энциклики Лев XIII излагает "позитивную" социальную программу католической церкви. Осуществление этой политики, считает папа, должно привести если не к прекращению, то во всяком случае к смягчению социальной борьбы. В этом "благотворная" роль церкви в решении социальной проблемы. Не может быть никакого уравнения в обществе, говорится в энциклике, ибо различия установлены "самой природой": от природы люди неравны в талантах, энергии, здоровье. Следствие таких различий - разный жизненный уровень людей. От этого различия общество только выигрывает, так как ему нужны люди различных способностей и функций. На основании этого энциклика оправдывает и классовые различия. Из этой "теории" следует, что эксплуататоры, капиталисты, банкиры, помещики, стали таковыми благодаря особым качествам, наделенным от природы.

"Рерум новарум" отвергает мнение, будто между различными классами существуют противоречия, ведущие к взаимной борьбе: подобно тому как отдельные члены человеческого организма составляют гармоничное целое, оба класса человеческого общества взаимно влияют друг на друга и нуждаются один в другом: "капитал нуждается в труде, труд нуждается в капитале". Исходя из этого, энциклика выступает против классовой борьбы, против забастовок. Христианство, говорится в этом документе, обладает "чудодейственными и разнообразными средствами" для смягчения этой борьбы.

Каковы же эти средства? Путем религиозного воспитания оно стремится примирить имущих с неимущими. Те и другие должны добросовестно выполнять свои обязательства. Рабочий должен не наносить материального ущерба хозяину, не оскорблять его личности, воздерживаться от насильственных действий и не иметь ничего общего с "преступными" людьми, которые обещают ему всяческие блага. Капиталист же должен уважать человеческое достоинство рабочего, не смотреть на него как на раба, не требовать от него больше того, что он в силах делать, дать ему время на удовлетворение его религиозных потребностей и платить "справедливую" заработную плату.

Страдания же всегда будут на земле, ибо они - следствие первородного греха, следствие проклятия Адама богом ("... проклята земля за тебя; со скорбию будешь питаться от нее во все дни жизни твоей". - Бытие, III, 17). Поэтому, советует папа, лучше оставить вещи такими, какими они есть, и искать выхода на иных путях - больше думать о "потустороннем", о "загробной жизни". Бог, мол, создал человека не для преходящих земных благ, а для вечных небесных; земля лишь место ссылки для человека; для вечного блаженства не имеет никакого значения, богат ты или беден, живешь в нужде или в изобилии. Перед божьим судом, продолжает папа, бедность не будет считаться позором, сам Христос пожелал действовать в качестве сына рабочего. Одним словом, Лев XIII пустил в ход самую различную аргументацию, чтобы убедить рабочих в том, что они должны быть довольны своей судьбой.

Далее "Рерум новарум" напоминает о заслугах перед обществом церкви: в раннехристианских общинах люди делились друг с другом всем, что у них было; церковь создала благотворительные учреждения, которые заботились о бедных. Никакие государственные организации, говорится в энциклике, не смогут сделать того, что делала церковь.

Остается добавить, что благотворительность не является путем к решению социальных проблем современности. Двухтысячелетняя благотворительная деятельность церкви не привела к исчезновению бедности. Большие надежды в осуществлении своей социальной доктрины Лев XIII возлагал на государственные власти. Государство в "Рерум новарум" представлено как надклассовая сила, заботящаяся о "всеобщем благе", о всех сословиях.

Много слов сказано в пользу слабых и неимущих, в защиту рабочих. В этом проявилась характерная для политики церкви этого времени социальная демагогия: сочувствие рабочим на словах, всемерная поддержка капиталистам на деле. В энциклике говорится о справедливой зарплате, о "депролетаризации пролетариата" - увеличении числа собственников из числа рабочих за счет "экономии" с зарплаты и т.п., о том, что только церковь является истинным их другом, и только она, а не научный социализм, указывает рабочим выход из положения, в котором они находятся. Здесь есть и критические слова по адресу имущих, однако при безоговорочной защите их собственности. Все это и есть элементы так называемого "христианского социализма", представителем которого выступал и Лев XIII, хотя сам он решительно осуждал идею согласования христианства с социализмом. В. И. Ленин писал: "Злоупотребление словами - самое обычное явление в политике. "Социалистами", напр., не раз называли себя и сторонники английского буржуазного либерализма... и сторонники Бисмарка и друзья папы Льва XIII"*.

*(В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 11, стр. 118.)

В литературе "Рерум новарум" часто называют энцикликой по "рабочему вопросу". На самом деле эта энциклика направлена прежде всего против социализма. Что касается собственно рабочего вопроса, чему в энциклике уделено много внимания, то нельзя не отметить, что папство очень поздно им занялось - через 43 года после появления "Манифеста Коммунистической партии". Еще Жорес заметил, что "церковь начала интересоваться слабыми, когда они превратились в силу".

Социальная доктрина Льва XIII имела предшественников из числа католических деятелей, главным из которых был архиепископ майнцский барон фон Кеттелер - Духовный отец "Рерум новарум". Основные идеи, изложенные в документе Льва XIII, Кеттелер начал пропагандировать в бурные 1847-1848 гг., более чем за 40 лет до появления "Рерум новарум". Кеттелер утверждал, что острые проблемы, вставшие перед обществом, могут быть разрешены только христианством и именно в том духе, как указывает католическая церковь. В декабре 1847 г. Кеттелер проповедовал, что ближе всех стоят к Христу те, у кого нет ничего и кто доволен своей бедностью. В своей основной работе "Рабочий класс и христианство", изданной в 1864 г., в год создания I Интернационала, Кеттелер провозглашал сотрудничество труда и капитала, примирение рабочих со своим положением и "исправление" существующих общественных порядков путем религиозного воздействия на рабочих и на капиталистов. Кеттелер осуждал нарушение права частной собственности. Это право, писал он, имеет свою основу "в природе вещей", в вечных законах "природы"; религия же своим учением защищает частную собственность больше, чем все суды мира, благодаря ей "право собственности стало делом совести"*.

*("Wilhelm Emmanuel von Kettelers Schriften", Bd. III. Miunchen, 1927, S. 64.)

Кеттелер утешал трудящихся тем, что большая часть человечества всегда будет лишена радостей жизни, что счастье - не в земных радостях. Господствующим классам он доказывал, сколь выгодна для них религия, которая учит рабочего, что бог создал его для работы и напоминает ему евангельский рассказ о богаче и бедном Лазаре.

Ко времени издания "Рерум новарум" стал проявлять "заботу" о рабочих и Бисмарк; он заговорил о "праве на труд". Кайзер Вильгельм II тоже носился с планами "социальных реформ" и демагогически заявил в феврале 1890 г., что он намерен содействовать улучшению положения немецких рабочих. Представитель английского империализма Джозеф Чемберлен выступил в 1883 г. со статьей, в которой проливал крокодиловы слезы по поводу бедственного положения большинства трудящихся. О необходимости "социальных реформ" во избежание революции заговорили представители австрийской аристократии. Одним словом, напуганные размахом рабочего движения и ростом недовольства в массах, представители господствующих классов стали толковать о "социальных реформах", причем о таких, которые не затрагивали бы основ буржуазного строя. Тогда-то эту идею, правда с большим опозданием, подхватил и папа Лев XIII.

Создание клерикальных партий и рабочих организаций

Уже Кеттелер понимал, что для активного внедрения социальной доктрины церкви в среду рабочего класса и для более успешной борьбы с влиянием социализма церкви следует организовать рабочих под своим контролем. Эта идея была поддержана Львом XIII.

В заключительной главе "Рерум новарум" папа заявил, что считает полезным создание различных рабочих организаций - взаимопомощи, защиты детей, девушек, ремесленников, а также корпораций, работающих на промышленных предприятиях, которые включали бы на паритетных началах рабочих и предпринимателей. Особое внимание папа рекомендует уделять религиозным союзам и организациям, подчиненным церкви, и создавать в первую очередь христианские рабочие союзы, защищающие интересы как рабочих, так и предпринимателей. Эти рекомендации "Рерум новарум" дали толчок к образованию во многих странах клерикальных рабочих организаций, профсоюзов и различных обществ, программой которых стала социальная доктрина церкви и которые нередко играли штрейкбрехерскую роль в борьбе рабочего класса.

Лев XIII требовал, чтобы духовенство шло в народ: "Противопоставьте социалистическим обществам в народе христианские общества, от вас зависит, чтобы демократия стала христианской. Уходите из ризниц и идите к народу"*.

*(Е. Sоdегini. The Pontificate of Leo XIII. London, 1934, p 210.)

Лев XIII поощрял деятельность возникших в ряде стран в конце XIX в. клерикальных политических ("христианско- демократических") партий. Он рассматривал их не только как орудие усиления политической роли католической церкви в каждой данной стране, но и как орудие международной политики папства и его влияния на правительства тех или других стран. Только в вопросе об образовании католической партии в Италии Лев XIII и его преемник Пий X занимали отрицательную позицию, что было связано с нерешенностью "римского вопроса", с непризнанием папой Итальянского государства и с запрещением католикам участвовать в политической жизни этой страны.

Лев XIII провозгласил (энциклика "Этерни патрис", 4 августа 1879 г.) средневековую схоластику Фомы Аквинского (томизм) официальной философией католической

церкви, стараясь подкрепить идеологические позиции церкви философской системой. В томизме, приспособленном к условиям капитализма, Льва XIII привлекали два обстоятельства: "примирение" религии с наукой при сохранении превосходства за религией и его социальное учение, оправдывающее частную собственность и классовое деление общества. Неотомисты со времени Льва XIII развернули обширную теоретическую работу, направленную к оправданию капитализма и опровержению коммунизма.

Лев XIII за союз папства с буржуазным государством против революции

Лев XIII проповедовал союз монархов с папой против социализма. Вот что сообщал в августе 1888 г. А. Извольский, посланный правительством императора Александра III в Рим для переговоров с папой, об аудиенции, которую он имел у папы: "После нескольких слов, относящихся лично до меня, Лев XIII по своему обыкновению, импровизировал пространную политическую речь. Основною мыслью этой речи было доказать "необходимость солидарности и единения между великими консервативными державами., особенно Россиею и св. престолом, неусыпно работающим для поддержания нравственного и политического порядка в Европе...""* К этой теме папа неоднократно возвращался при встречах с представителями различных государств, прибывавшими в Ватикан.

*(Е. А. Адамов. Дипломатия Ватикана в начальную эпоху империализма. М., 1931, стр. 89.)

В феврале 1898 г. Лев XIII говорил представителю российского правительства, что если между российским императором как главой светской власти и папой как носителем принципа власти духовной устанавливается соглашение, то таковое не может не быть в высшей степени драгоценно для мира. В том же духе говорил папа и кайзеру Вильгельму, трижды приезжавшему ко Льву XIII.

Вражда к социализму была одним из козырей в международной политике Льва XIII. Подобно своим предшественникам на папском престоле, Лев XIII симпатизировал монархическим формам государственного устройства. Это соответствовало всей идеологии католицизма: бог на небе,а римский папа его наместник на земле, а в каждом государстве божий помазанник - царь. Однако отрицательное отношение к республиканскому строю в конце XIX в. поставило бы папство во враждебное отношение к ряду государств, в частности к США. В обращениях к американским епископам Лев XIII выражал симпатии к их стране и правительству. Он продолжал стоять на средневековых позициях своих предшественников, настаивавших на божественном происхождении власти, но считал, что в разных условиях могут быть разные формы правления, в том числе и республиканская. Практически это касалось не только отношения к США, но и в не меньшей мере к Франции.

Во второй половине XIX в. все монархисты-заговорщики против республики во Франции - Мак Магон, Буланже, те, кто сфабриковал дело Дрейфуса, - были неизменно связаны с клерикалами, с иезуитами и пользовались, как правило, поддержкой французского духовенства. Связь духовенства с монархистами компрометировала церковь в глазах народа и способствовала успеху антиклерикальной пропаганды. Поворот в умах французского епископата произошел тогда, когда он убедился в провале заговоров монархистов. Влиятельный французский кардинал Лавижери, монархист по убеждениям, одним из первых среди французских епископов пришел к выводу о необходимости признать республику и о вреде отождествления церкви с монархизмом. Лавижери действовал с ведома Льва XIII и его статс-секретаря Рамполлы. С согласия Ватикана в 1890 г. Лавижери призвал французских католиков поддержать республику. Папа также писал французским епископам, что церковь не должна связывать себя с одной какой- либо формой государственного устройства и католики должны признавать существующее правительство.

Сближение церкви с государством во Франции входило в планы международной политики Льва XIII. Он стремился сделать папский престол активным фактором международной жизни. Ему удалось вывести папство из международной изоляции, в которую завел его Пий IX. Этому способствовала не только его вражда к социализму, но и умелое использование обострившихся в период империализма противоречий между крупными державами. Большую роль в определении направления международной политики Льва XIII играл так называемый "римский вопрос" и отношения Ватикана с Итальянским государством.

"Римский вопрос" при Льве XIII

Лев XIII не отказывался от идеи восстановления папского государства. Вскоре после своего избрания в апреле 1878 г. он повторил протест своего предшественника против "узурпации Рима". Он запретил католикам участвовать в итальянских законодательных органах власти, избирать и быть избранными в парламент. За время своего понтификата Лев XIII несколько раз в разное время угрожал, в знак протеста, уехать из Рима и вел переговоры с австрийским императором о переезде в Вену. Слухи о возможном отъезде Льва XIII из Рима распускались клерикалами в пропагандистских целях, чтобы привлечь внимание католического мира к "бедственному положению" папы. Каждый визит, отданный итальянскому правительству в Риме главой иностранного государства, рассматривался Львом XIII (а после него и Пием X) как тяжелое оскорбление, нанесенное папе, так как такой визит означал признание Рима в качестве столицы Италии. На этой почве возникали конфликты, которые вызывали затруднения в отношениях итальянского правительства с другими державами. "Римский вопрос" явился, таким образом, орудием антиитальянской политики папства.

В клерикальных кругах, особенно иезуитских, считали, что война в Европе создает благоприятные условия для воссоздания папского государства. Со временем к этой точке зрения стал склоняться и папа Лев XIII. Папский нунций в Вене Галимберти сказал (в 1890 г.) представителю Пруссии в Ватикане фон Шлецеру: "Лев XIII, до сих пор всегда стоявший за сохранение мира, с недавнего времени явным образом все больше и больше склоняется к точке зрения непримиримых, которая, как известно, заключается в том, что наместничество св. Петра могло бы быть восстановлено "в своих правах" только в результате всеобщей войны..."*

*(О. Becker. Bismark und die Einkreisung Deutschlands, Teil II. Berlin, 1925, S. 195.)

Тем не менее и в ватиканских кругах, особенно в среде итальянского епископата и умеренных клерикальных кругах Италии, росло убеждение в том, что возврата к старому нет, что итальянский народ не откажется от своей столицы Рима, что восстановление прежнего папского государства невозможно, а потому Ватикан должен найти пути примирения с Итальянским государством. Новая позиция итальянского духовенства была не случайна. Финансовые интересы клерикальных кругов католической аристократии и самого Ватикана переплелись с финансовыми интересами итальянской буржуазии, и тем и другим стала невыгодна враждебная политика папского престола в отношении Италии. Еще больше толкало клерикальные круги на примирение с Итальянским государством стремление объединить силы против рабочего движения.

Выдвигались различные планы ликвидации "римского вопроса", в частности путем создания миниатюрного папского государства, который и был осуществлен лишь в 1929 г. по соглашению Пия XI с правительством Муссолини. Но при Льве XIII и его преемниках такие планы Ватиканом отвергались. "Римский вопрос" во многом определял международную ориентацию Льва XIII.

Международная политика Льва XIII

В период, когда еще не образовались блоки великих держав, вступивших в борьбу за передел мира, Лев XIII выступал сторонником единства действий правительств всех государств в целях сохранения существующих порядков и борьбы с опасностью революции. Об этом он неоднократно говорил представителям держав при Ватикане и главам государств, посещавшим его. Лев XIII неустанно доказывал, что католическая церковь наилучшим образом подготовлена для успешной борьбы с революцией и поэтому правительства должны быть заинтересованы в дружбе с Ватиканом и в сотрудничестве с католической церковью. Когда в Европе сложились два блока империалистических держав, Лев XIII стал ориентироваться на ту группу держав, которая, по расчетам папской дипломатии, больше всего соответствовала интересам папства.

В 1879-1882 г. образовался Тройственный союз (Германия - Австро-Венгрия - Италия), в противовес ему позже сложилось Тройственное согласие (Франция - Англия - Россия). Главной силой в Тройственном союзе была Германия, стремившаяся к тесному сотрудничеству с Ватиканом. Правительство кайзера ценило в папстве консервативную и антисоциалистическую силу, нуждалось в его поддержке во внешней политике, в частности в экспансии германского империализма на Балканах и на Ближнем Востоке. В своей внутренней политике правительство Бисмарка также рассчитывало на поддержку папы: в его власти было повлиять на сильную в Германии католическую партию центра и заставить ее руководство действовать в соответствии с видами правительства. И в первом и втором случаях кайзер в своих расчетах на Ватикан не ошибся.

Лев XIII со своей стороны видел в кайзере и его правительстве опору против социализма и революций не только в Германии, но и в Европе. Большие надежды возлагал папа на то, что правительство Германии, в частности Бисмарк, поддержит его в "римском вопросе". Правда, в Ватикане были весьма огорчены тем, что к Тройственному союзу примкнула Италия (впоследствии она от него отошла) ; это уменьшало шансы на вмешательство Германии в интересах папства.

Ватикан поддерживал кайзера в политике германизации польских областей, присоединенных к Германии при разделе Польши. Начиная с 80-х годов XIX в. прусское правительство стало конфисковывать и насильственно скупать земли у польского населения Пруссии, Силезии и Познани, выселять оттуда поляков, проводить политику онемечивания через школы и государственные учреждения. Депутаты католического центра в принципе не возражали против действий правительства, они были лишь против способов их осуществления. Только депутаты социал-демократы (Либкнехт, Зингер и др.) обличали политику кайзера.

В интересах сближения с Германией и папский престол не препятствовал антипольской политике Бисмарка, фактически же он содействовал ей тем, что помогал германизации церкви и народной школы в польских областях.

В интересах сотрудничества с католической церковью в самой Германии, а также с Ватиканом был прекращен "культуркампф", а к 1887 г. все основные законы против церкви, изданные в годы "культуркамлфа", были отменены.

Другая держава-участница Тройственного союза, Австро-Венгерская монархия, по традиции рассматривалась папством как оплот католицизма, особенно на Балканах. Влияние клерикалов (в первую очередь иезуитов, а через них и Ватикана) на императора Франца-Иосифа было очень велико. Папский престол оказывал поддержку империалистической политике Австро-Венгерской монархии на Балканах.

Ориентация Льва XIII на Тройственный союз не исключала сотрудничества папы с другими державами. Больше того, когда ему было выгодно, в частности, когда папские дипломаты убедились в том, что ни Германия, ни Австро-Венгрия не намерены вступать в конфликт с Италией в пользу папства, папа менял ориентацию на державы Тройственного согласия и прежде всего на Францию. Однако по мере того, как обострялись противоречия между обоими блоками держав, отношения Ватикана с Германией становились все более тесными и оставались таковыми вплоть до окончания первой мировой войны.

Лев XIII протестовал, в очень умеренных словах, против антиклерикальных законов во Франции и в то же время добивался сотрудничества с правительством этой страны. Сотрудничества с папой хотела и французская буржуазия, извлекавшая выгоды из миссионерской деятельности католической церкви в колониях, ибо "французская церковь все еще считалась "старшей дочерью" римско-католической церкви. Католическое миссионерство оказывало поддержку французскому империализму, как и Франция во всех отношениях поддерживала французские миссии в колониях"*.

*(Э. Винтер. Папство и царизм. М., 1964, стр. 415.)

Сближение Ватикана с Францией началось в последнее десятилетие XIX в. и продолжалось сравнительно недолго: уже в самом конце XIX - начале XX в. этот курс был изменен.

Союзником Франции по империалистическому блоку была царская Россия. Сближаясь с Францией, Лев XIII добивался сближения и с царской Россией. Папа считал, что союз с Россией поднимет международный вес папства и поможет ему в спорах с Италией. Дружественные связи с Россией рассматривались в Ватикане и как необходимое условие распространения католицизма в этой стране и осуществления церковной унии. Каждый партнер ценил в Другом сторонника консервативных начал и непримиримого врага социализма и революции. Царское правительство к тому же рассчитывало на помощь Ватикана в подавлении национального движения в польских областях. Кроме того, соглашение с Ватиканом рассматривалось как средство ослабить про австрийскую деятельность папского престола на Балканах.

В 1887 г. в Рим для переговоров с папским престолом прибыл представитель царского правительства А. Извольский. Переговоры завершились в 1894 г. установлением дипломатических отношений и учреждением при Ватикане российской дипломатической миссии.

Одной из жертв сотрудничества Ватикана с царизмом был польский народ. Католическое духовенство в России под влиянием папы требовало от верующих поляков беспрекословного повиновения царским властям. Лев XIII заверял Извольского, что авторитет папы "будет всегда употребляем на то, чтобы внушить католикам Польши повиновение законам и верность их государю". Извольский писал в Петербург (февраль 1889 г.), что "когда Лев XIII хочет представить нам ценность своей дружбы во время европейских осложнений, он имеет в виду в особенности польский вопрос, вопрос, в котором его духовная власть может, по его мнению, оказать весьма ценное воздействие" *.

*(Е. А. Адамов. Указ, соч., стр. 89, 107.)

Дружба Ватикана с царизмом прекратилась одновременно с ухудшением франко-ватиканских отношений и по мере усиления в Ватикане влияния Германии - в самом конце XIX - начале XX в. В одном папский престол остался единомышленником и союзником царизма до самого конца - в борьбе с революцией.

Особый интерес проявлял Лев XIII к Соединенным Штатам Америки. Папа видел возросшую роль США в международной политической жизни, в борьбе империалистов за передел мира. В силу различных условий (в частности, значительная иммиграция из стран с католическим населением) католическая церковь в этой стране выросла к концу XIX в. в большую силу, владела колоссальными богатствами и вносила в папскую казну значительные суммы. Она оказывала заметное влияние и на церковь стран Латинской Америки.

Когда в 1898 г. США начали войну с Испанией за захват Филиппинских островов и Кубы, тогдашний президент Мак-Кинли со свойственным империалистам ханжеством и лицемерием заявил, что это делается с целью "просветить филиппинцев, поднять их, цивилизовать и обратить их в христианство, как наших ближних, за которых также умер Христос". Между тем филиппинцы уже давно подверглись "христианизации".

Лев XIII, несмотря на то, что до испано-американской войны всецело был на стороне испанской монархии (католической, традиционно преданной папству и церкви), быстро переметнулся на сторону победителей. В результате переговоров представителя правительства США с римской курией в 1902 г. появилась папская булла о подчинении церкви на Филиппинах американской церковной иерархии; в 1903 г. американской иерархии была подчинена церковь и на Кубе.

Учитывая коренные противоречия эпохи империализма - противоречия между трудом и капиталом и между империалистическими державами в их борьбе за передел мира, Лев XIII помогал всему классу капиталистов всех стран своей непримиримостью к социализму и, поддерживая те или другие блоки держав, участвовал в борьбе империалистических сил и добивался политических выгод для церкви и папства.

Для достижения своих целей он не останавливался перед тем, чтобы жертвовать интересами католических масс. Так, ради сближения с Германией и Россией он жертвовал интересами католиков-поляков, ради сближения с Англией он поддерживал борьбу английского правительства против национального движения католиков-ирландцев, ради сближения с США он жертвовал интересами католиков Филиппин, Кубы и т. д.

Чтобы привлечь внимание к папству, Лев XIII возобновил (после 75-летнего перерыва) празднование священного (юбилейного) года. В мае 1899 г. было объявлено, что 1900 год будет юбилейным. В этом году в Риме побывали до 400 тыс. паломников, они принесли Ватикану колоссальный доход.

Лев XIII поощрял миссионерскую деятельность католической церкви, которая была неразрывной частью политики империалистов в их борьбе за передел мира. При этом папский престол никогда не становился на сторону порабощаемых народов. Так, Ватикан с одобрением отнесся к грабительской политике империалистов в Китае в конце XIX в., к посылке в 1900 г. объединенной военной карательной экспедиции держав под командованием графа фон Вальдерзее для подавления восстания китайского народа против иностранных захватчиков.

В годы понтификата Льва XIII происходила острая борьба империалистических стран за раздел и захват Африки. Этот грабеж маскировался обычно "культурной миссией". "Цивилизаторская" роль империалистов, на деле приведшая к порабощению народов Африки, стоила им миллионы человеческих жертв и на многие десятилетия задержала их экономический и культурный прогресс. Ватикан, в соответствии с общими задачами своей международной политики, поддерживал то одни, то другие колониальные державы, но никогда не протестовал против кровавых преступлений бельгийских захватчиков в Конго, немецких, английских, французских, португальских колониальных грабителей в различных районах Африки.

Начало борьбы с модернизмом

Если в вопросах социальной доктрины и политической деятельности церкви Лев XIII был за обновление и приспособление к империализму, то в области чисто религиозной он держался традиционной позиции и лишь в очень ограниченных пределах делал осторожные шаги в сторону признания необходимости пойти навстречу духу времени. Так, учитывая успехи научной критики Библии, папа образовал в 1902 г. библейскую комиссию для объяснения и толкования Библии, выработки общих принципов отношения к ее критике и определения допустимых пределов этой критики. По существу папа больше стремился поставить научную критику Библии под контроль церкви. В основных вопросах католического вероучения Лев XIII был решительным противником новшеств. Это он показал своей борьбой с зародившимся в период его правления модернизмом.

Модернизм явился течением в католическом богословии, представители которого стремились примирить католицизм с наукой и современным прогрессом, учитывая как новые явления в обществе, так и в особенности прогресс науки и достижения критики Библии. Модернисты считали необходимым применение идей эволюции к религиозным вопросам. С их точки зрения, христианская догматика сама находится в процессе эволюции, а возникновение христианства связано с историей древнего мира. Модернисты критиковали в существующей практике церкви грубо чувственные представления о боге, загробном мире, а также суеверия, веру в чудеса. Идеологами модернизма были видные католические богословы и историки. Они считали, что если церковь хочет сохранить влияние, в частности среди интеллигенции, она должна отбросить явно устаревшие представления.

Идеи модернизма имели сторонников во Франции, Германии, Англии, Италии и ряде других европейских стран. Сравнительно раньше, чем в этих странах, идеи модернизма стали проповедовать в США. Модернистское течение в среде американского католического духовенства было названо его противниками "ересью американизма".

В Ватикане были встревожены пропагандой идей модернизма, так как в них усмотрели тенденции не только к пересмотру католического вероучения, но и к ослаблению церковной централизации и к независимости католической церкви в США от Ватикана. В 1899 г. Лев XIII издал энциклику против "ереси американизма". Энциклика была составлена очень дипломатично, так как папа не хотел конфликта с богатой и влиятельной американской церковью. В то же время Лев XIII не имел ничего против того, чтобы в США католическая церковь приспособила свою деятельность к условиям американской жизни.

Более широкое распространение идеи модернизма получили среди богословов и церковных деятелей в странах Западной Европы. Его видными представителями были: во Франции аббаты Луази и Дюшен, в Германии - Шелль, в Англии - священник-иезуит Тиррель, в Италии - священник Мурри и др. Эти видные богословы - профессора высших католических учебных заведений, исследователи Библии, историки - выступили с рядом положений, которые шли вразрез с установленным учением церкви. Для Луази, например, Иисус был не богом, а человеком, еврейским мессией, зачинателем религиозного движения. Луази писал, что само церковное учение меняется и не имеет божественного происхождения. Герман Шелль выступил против веры в дьявола, ведьм, в чудеса, против опеки духовенства над мирянами, против господства иезуитов. Иезуит Тиррель, более 20 лет занимавшийся схоластикой и изучением Библии, пришел к выводам, расходившимся с учением католической церкви. Мурри больше интересовали социально-экономические проблемы. Итальянские модернисты признавали авторитет папы в делах веры, но стремились освободиться от опеки церковных властей в делах политических и экономических.

Модернизм не представлял собой цельной идеологической программы. В нем были разные течения, более и менее критически подходившие к положению и учению церкви. Сторонники его были немногочисленны. И тем не менее папство считало модернизм серьезной опасностью для церкви и вело против него решительную борьбу: включало труды модернистов в Индекс запрещенных книг, отлучило модернистов от церкви, изгоняло их из учебных заведений. Борьбу с модернизмом начал Лев XIII. Ее продолжал его преемник Пий X. Можно в этой связи лишь отметить, что спустя 60 лет после смерти Льва XIII, на Втором Ватиканском церковном соборе в 1962-1965 гг. выдвигались требования (и часть из них была принята) пересмотра вероучения и реформы церкви, которые шли значительно дальше того, что отстаивали модернисты.

Лев XIII о церковном единстве

С конца XIX в. стала все более заметной тенденция к сближению христианских церквей, а также к сближению и сотрудничеству между различными религиями. Платформой межцерковного и межконфессионального сотрудничества явилась борьба церквей разных исповеданий с распространением идей научного социализма и противодействие растущему в народе атеизму и безразличию к религии. В период понтификата Льва XIII стремление к церковному единству и межрелигиозному сотрудничеству только намечалось. Ватикан старался использовать эти настроения в целях усиления своих позиций. Он активно выступал за единство христиан, но под эгидой папы римского. Лев XIII готов был признать догматические и другие особенности восточных церквей, но в качестве основного условия единства требовал признания верховной власти папы. В этом духе и было составлено папское послание "К государям и всем народам" от 20 июня 1894 г. Папа призывал народы, "оставив раздоры, возвратиться к единению" с римской церковью, обещая, что ни он, ни его преемники не умалят что-либо из прав, привилегий и обрядовых установлений других церквей. Католическая церковь "не перестает призывать вас в свои объятия",- взывал Лев XIII к православным. С таким же призывом он обратился к протестантам.

В своем послании папа живописует, какую выгоду принесет государствам единство церквей, а также единение церкви и государства. Ведь католическая церковь лучше других умеет бороться с "мятежными обществами", с революцией, "масонством" и т. д. Кроме того, она учит, что "власть установлена от бога, самый разум признает, что одним более принадлежит законное право повелевать, а другим - обязанность повиноваться..."

Однако идея объединения церквей, как это себе представлял Лев XIII, не нашла отклика среди некатоликов, ибо папа по существу требовал подчинения других церквей Риму, признания верховной власти и непогрешимости папы.

Взяв курс на приспособление церкви к современности, на примирение и сотрудничество религии и науки, Лев XIII в своих взглядах на мир оставался, однако, в плену нелепых представлений, далеко не соответствовавших уровню общественного прогресса конца XIX - начала XX в. Это стало особенно очевидным в связи с так называемым делом Лео Таксиля.

Лео Таксиль (Габриэль Иоганн Пажес, 1854-1907) - французский журналист, воспитанный в строго католическом духе, выступал в течение ряда лет как ярый антиклерикал. В апреле 1885 г. он заявил, что раскаивается в своих действиях против церкви и возвращается к католицизму. Это заявление вызвало торжество в среде церковников. Папский нунций в Париже советовал Таксилю отныне служить своим пером церкви так, как до этого он служил ее врагам. Зная, что Льву XIII всюду мерещились "масоны" и их тайная деятельность, Таксиль избрал масонство объектом своих нападок. Он стал писать невероятные вещи о связях масонов с дьяволом. В ряде изданных им книг он рассказывает о собраниях масонов, на которых председательствует дьявол, о клятве сатане, о жертвоприношениях, будто бы приносимых на этих собраниях, о жизни "нечистой силы", о полетах при помощи этой "силы" на Марс и т. п. Все эти бредовые вымыслы неизменно встречались в Ватикане с восторгом. Кардиналы слали Таксилю приветственные письма, сообщая, что папа "с огромным удовольствием" читал его сочинения. В 1887 г. Лев XIII милостиво принял Таксиля в Ватикане. Никто из церковных иерархов не сомневался в правдивости рассказов о дьяволе, бесах и их похождениях вместе с "масонами". Кончилось это все конфузом: в апреле 1897 г. на большом собрании в Париже Таксиль заявил, что он 12 лет преднамеренно занимался надувательством, что все, им написанное, он выдумал с целью доказать обскурантизм церковных руководителей...

Так во Льве XIII сочетался крупный политик и священник со средневековым мышлением, верующий в ведовство и связи людей с "нечистой силой".

Папа Лев XIII умер в 1903 г. Его понтификат продолжался 25 лет. Как политический деятель Лев XIII убедился, что возврата к положению средневекового папства быть не может. Поэтому политика Ватикана взяла курс на приспособление деятельности католической церкви к условиям буржуазного общества. Политический курс Льва XIII - союз с буржуазией и вражда к социализму - продолжали вопреки новым крупнейшим прогрессивным изменениям, которые за это время произошли в обществе, и успехам социалистического движения все преемники Льва XIII.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"