Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пий IX. Первый Ватиканский собор. Ликвидация Папского государства

Личность Пия IX

Пий IX
Пий IX

Ночью 24 ноября 1848 г. папа римский Пий IX, монарх государства Церковная область и глава римской католической церкви, переодетый, бежал в карете графини Спаур из Рима в Гаэту, на территорию Неаполитанского королевства, и стал оттуда готовить военный поход против Рима. Почему же папа бежал из своих владений?

Джиованни Мариа Мастаи-Ферретти был избран на папский престол после смерти папы Григория XVI в 1846 г. и принял имя Пий IX. Выходец из графской семьи (род. в 1792 г.), он предназначался семьей к военной службе, однако заболевание эпилепсией вынудило его отказаться от военной карьеры. В 1819 г. граф Мастаи благодаря отдаленному родству с папой и связям был посвящен в священники и выдвинулся на церковном поприще как проповедник-миссионер. Один из его биографов рассказывает об этом периоде жизни: "...он исключительно проповедовал ночью при фантастической живописной обстановке, в церкви, погруженной в мрак, кроме кафедры, на которой несколько свечей тускло освещали его бледное, вдохновенное лицо. Еще эффектнее были ночные представления на городской площади; тысячи свечей блестели в окнах окружающих домов, толпы восхищенных слушателей кишели у возвышенной платформы, на которой стоял молодой проповедник, рядом с громадным распятием, обращая свою вдохновенную речь к черепу с зажиленной внутри свечой. Мастаи не проповедовал, а играл. Он играл на кафедре точно так же, как некогда в театре в любительских спектаклях"*

*("Отечественные записки", 1878, февраль, стр. 582.)

Граф Мастаи быстро сделал церковную карьеру. В 1823 г. он служит в папском легатстве в Чили, в 1827 г. Мастаи уже архиепископ Сполето, позже - Имолы. в 1840 г. возведен в кардиналы, а в 1846 г. избран на папский престол. Его понтификат был не только одним из бурных в истории папства, но и самым продолжительным: 31 год 7 месяцев. Ни до, ни после него ни один из римских пап не сидел столько лет на папском престоле. Оказавшись во главе церковного государства и католической церкви в революционные годы середины XIX в., папа Пий IX пытался задержать ход событий. Он во всем следовал советам окружавших его иезуитов и своего статс-секретаря (с 1848 г.) кардинала Антонелли, крайнего реакционера, 25 лет фактически направлявшего политику папского правительства.

Один из деятелей революции 1848 г. в Риме Микельанджело Пинто, дает такую характеристику Пию IX: он - "то, что на обыкновенном языке называется "добрый человек". Он чувствителен, сострадателен к ближним, благочестив до суеверия и ревнителен в выполнении своих обязанностей до фанатизма. Ограниченный по уму, он обладает только весьма поверхностным образованием и не отличается ни знанием света, ни административными способностями, ни дипломатической тонкостью, и если сердечные стороны его личности достаточно развиты, зато умственные заключены в весьма тесную рамку. Что касается политических его мнений, то можно смело сказать, что он их вовсе не имеет... Мелочный и малодушный... скорее подозрительный, нежели доверчивый... одержимый мелким честолюбием", он искренне видел в себе помазанника божьего*.

*("Вестник Европы", 1867, июнь,стр. 287-288.)

Народ против папства

От Григория XVI, своего предшественника, Пий IX получил тяжелое наследство: папское государство было одним из наиболее отсталых в Европе. Григорий XVI не разрешал даже строить железные дороги, опасаясь связи с внешним миром. "Пятнадцать лет царствования Григория XVI составляют кровавый период, ознаменованный частыми восстаниями, которые подавлялись насильственными и жестокими мерами, сопровождавшимися множеством приговоров к каторжной работе, к изгнанию, к тюремному заключению, к смертной казни. Все провинции находились в осадном положении; военный суд не прекращал своих действий; тюрьмы и места ссылки были переполнены осужденными; виселица и эшафот соперничали друг перед другом", - писал "Вестник Европы" в июне 1867 г.

В папских владениях вспыхивали народные восстания против продажного режима. Протесты жестоко подавлялись. Опасаясь народных волнений, правительства Австрии, Франции, России, Англии и Пруссии порекомендовали в 1831 г. папскому правительству провести минимальные реформы: допустить светских людей к участию в судебных и правительственных делах, преобразовать суды, муниципалитеты и управление провинциями, а также создать Государственный совет и сейм.

Григорий XVI обещал эти предложения принять, но ничего не сделал. Вскоре после его смерти посланник России в папском государстве Бутенев сообщал в Петербург, что провинции и особенно легатства прислали новому папе Пию IX адреса, в которых просили, чтобы был положен предел злоупотреблениям папского правительства и осуществлены преобразования, обещанные в 1831 г. под влиянием пяти великих держав и с тех пор оставшиеся невыполненными.

Пий IX не был сторонником реформ. Однако обстоятельства - всеобщее недовольство в стране и страх перед революцией -вынуждали его на уступки. В литературе о Пие IX сложилась устойчивая легенда, что-де до 1848 г. он был настроен либерально и лишь революция его напугала и отбросила в лагерь реакции. На самом деле "либерализм" папы был вынужденный. "Все деяния папы за короткий "либеральный" период его папства,- пишет известный итальянский историк Дж. Канделоро, - являлись не столько плодом его доброй воли, сколько результатом активных действий и выступлений итальянских народных масс; кроме того, деяния эти были изрядно преувеличены либеральной пропагандой и представлены в таком духе, который явно не соответствовал подлинным устремлениям папы"*.

*(Дж. Канделоро. Католическое движение в Италии. М" 1955, стр. 87.)

Так, учитывая требования населения, 16 июля 1846 г. Пий IX обнародовал декрет об амнистии политическим заключенным. В небольшом папском государстве в 1845 г. в тюрьмах содержалось 13 тыс. политических заключенных и 19 тыс. человек находились в эмиграции. Вот почему декрет об амнистии был встречен весьма положительно широкими слоями населения, а папа завоевал репутацию либерального человека. Но народ требовал большего - реорганизации государственного управления и политических реформ, образования гражданской гвардии для подавления заговоров реакционеров, отмены цензуры, установления контроля над государственными финансами, преобразования коммунальных учреждений, допущения светских лиц к управлению, созыва Государственного совета, изгнания иезуитов и участия в объединении Италии.

Папа был чужд и враждебен этим требованиям. Бутенев писал в Петербург в январе 1847 г., что папа не намерен поощрять в своем государстве "проповедь так называемых либеральных идей, представительных учреждений и, наконец, стремлений к единству и независимости Италии. И та и другая мысль столько же опасны и химеричны сами по себе, как и нелепы и неприменимы на деле"*. Однако по мере нарастания революционного движения папа вынужден был идти на уступки - дать согласие на созыв Государственного совета из представителей провинций, на создание национальной гвардии, муниципалитета в Риме (назначаемого папой), на изгнание иезуитов из Рима (при этом папа разъяснил, что решение это он вынужден был принять, но его отношение к ордену не изменилось). В июне 1847 г. впервые в папском государстве был создан совет министров, правда, только из духовных лиц. При этом в день открытия Государственного совета Пий IX.

*(А. Попов. Рим в 1847 и 1848 годах. СПб., 1871, стр. 18 (выделено в оригинале.- М. Ш) заявил, что не собирается уменьшить верховную власть первосвященника, и тот, кто видит в учрежденном Государственном совете "осуществление своих утопий или зародыш института, несовместимого с верховной властью первосвященника", жестоко заблуждается.)

Результатом враждебного отношения папы к народным требованиям была резкая перемена отношения к нему населения. Если в 1846 г. после издания декрета об амнистии папу встречали восторженно, то уже в июне 1847 г., по словам Бутенева, "вместо восклицаний и заявлений преданности и восторга, которые прежде расточались перед папой при всяком случае, на всех церемониях... его встречали мертвым молчанием..."*

*(А. Попов. Рим в 1847 и 1848 годах, стр. 40.)

Римская республика

Февральская революция 1848 г. во Франции, революции в ряде других европейских стран нашли широкий отклик в Италии и способствовали новому подъему революционного движения в итальянских государствах, в том числе и в Папской области. Под давлением народного движения Пий IX согласился на некоторые либеральные реформы. 14 марта 1848 г. была обнародована конституция- "Основной статут светского управления церковного государства". Конституция полностью сохраняла верховную и неограниченную власть папы, коллегия кардиналов образовала собой сенат. Предусматривалось учреждение двух советов: верхнего, члены которого пожизненно назначались папой, и нижнего - его члены выбирались населением провинций по цензу. Законопроекты, принятые обеими палатами, передавались на рассмотрение коллегии кардиналов и должны были утверждаться папой.

Народные массы требовали от папы не только демократизации управления и конституции, но и активного участия в объединении Италии и освобождении ее от чужеземного ига. Во всех итальянских государствах шла упорная борьба за национальное единство. Главнейшим врагом национального объединения Италии была австрийская монархия, которая готова была в любой момент военной силой задушить национально-освободительное движение в итальянских государствах, поддерживала в них наиболее реакционные силы и раздробленность страны. Но Пий IX не хотел объединения Италии и участия в освободительной войне против Австрии даже тогда, когда ее войска заняли часть территории папского государства.

Еще в мае 1848 г. папа задумал бежать из своих владений, с тем чтобы вернуться с помощью иностранных штыков, задушить революцию и отменить все реформы, на которые его вынудили. В ночь на 24 ноября план был осуществлен. В Гаэте, куда он бежал, Пий IX объявил, что берет назад все, на что согласился под принуждением.

В январе 1849 г. в Церковной области состоялись выборы в Учредительное собрание, вопреки угрозе папы об отлучении от церкви всех, кто примет в них участие. 9 февраля Учредительное собрание приняло декрет об упразднении светской власти папы в Римском государстве и провозглашении в Риме республики. Декрет не затрагивал религиозной власти папы: статья 2 декрета гласила: "Римскому первосвященнику будут предоставлены все гарантии, необходимые для свободного осуществления духовной власти".

Пий IX не примирился с лишением его светской власти. Из Гаэты, куда прибыл и его статс-секретарь кардинал Антонелли, папа обратился за помощью к Франции, Австрии, Испании и Неаполю: Начало интервенцию французское правительство во главе с президентом Луи Бонапартом (позже император Наполеон III). К. Маркс писал, что Бонапарт "нуждался в сохранении папской власти для того, чтобы сохранить за собой крестьян", так как "без папы нет католицизма, без католицизма нет французской религии, а без религии что стало бы со старым французским обществом?... Восстановленное господство буржуазии во Франции требовало реставрации папской власти в Риме"*.

*(К. МарксиФ. Энгельс. Соч., т. 7, стр. 55.)

В апреле 1849 г. французские войска высадились на территории Римской республики, а 30 апреля подошли к Риму. Город мужественно оборонялся. В первом сражении под стенами Рима французские войска потерпели поражение. Однако к ним на помощь пришли войска неаполитанские и испанские. Римская республика защищалась против большой армии интервентов. Только в начале июля французы вступили в город. Учредительное собрание и республиканское правительство были оккупантами ликвидированы. В Рим вернулись старые хозяева, в частности бежавшие в Гаэту священники и иезуиты. Начались массовые аресты и казни.

В апреле 1850 г. в Рим вернулся Пий IX. Во главе государства вновь стал папа, вся власть перешла к духовенству. Отныне и до ликвидации папского государства власть Пия IX держалась на французских штыках, а папа так и остался непримиримым врагом всего нового и прогрессивного. Политическая и духовная реакция усилилась. Тон стали задавать иезуиты. В первую очередь под их влиянием Пий IX провозгласил 8 декабря 1854 г. догмат непорочного зачатия девы Марии. В булле говорилось, что он, папа, "по уполномочию" Иисуса Христа, апостолов и собственной властью определяет, что дева Мария "в первый момент своего зачатия" через особое действие благодати бога "очищена была от всякого осквернения греховного", и каждый католик, кто в это не поверит и заявит об этом, отпадает от церкви и подлежит законному наказанию.

Чрезмерный культ мифической божьей матери широко использовался и используется католической церковью для подогревания религиозных настроений. Эту же цель преследовали и иезуиты, добиваясь от Пия IX провозглашения нового догмата.

Разгул политической и духовной реакции в папском государстве не мог отодвинуть главного вопроса, который стоял перед итальянским народом,- об объединении страны и образовании национального государства. Клерикалы были противниками объединения страны - это неминуемо означало бы ликвидацию папского государства и ослабление их влияния и положения. Представители клерикального лагеря выдвигали идею федерации итальянских государств во главе с папой. Такие планы шли вразрез с коренными интересами итальянского народа. В Италии и вне ее появилась обширная литература как в защиту светской власти папы, так и против нее. В последней на основании евангелий и неоспоримых фактов истории доказывалось, что папам светская власть не принадлежит, что они не могут быть одновременно епископами и монархами, что апостол Петр не был римским епископом, не имел ни наследия, ни власти, поэтому термин "наследие Петра", применяемый к папским владениям, лишен смысла.

Выдвигались разные проекты (даже Наполеоном III) ликвидации светской власти папы и папского государства, с сохранением за папой дворцов, по традиции принадлежащих папству, и обеспечением содержания главы церкви. Предлагалось образовать маленькое папское государство, которое ограничивалось бы территорией города Рима.

Пий IX решительно возражал против подобных проектов. Между тем от церковного государства отпадали одни области за другими. После 1860 г. за папой остались лишь Рим и Кампанья. Национальные же интересы Италии требовали полной ликвидации светской власти папы. "Я пришел к точке зрения, - писал замечательный революционер и борец за объединение Италии Гарибальди, - что настало время опрокинуть обломки светского владычества папства и завоевать для Италии ее великую столицу"*. Пий IX и его преемники были сторонниками увековечения раздробленности Италии и сохранения на ее территории отдельного папского государства.

*(Д. Гарибальди. Мои мемуары. М., 1931, стр. 155.)

Пий IX и иезуиты, его советники, решили пустить в ход средства религиозного воздействия на массы для усиления позиций папы. Этому должны были послужить издание "Силлабуса" и созыв церковного собора.

"Силлабус"

"Силлабус, или Список важнейших заблуждений нашего времени" был опубликован вместе с энцикликой "Кванта кура" 8 декабря 1864 г. Этот документ направлен не только против буржуазной демократии, либерализма, прогрессивной общественной мысли, социализма и коммунизма, но и против либерального католического движения, искавшего путей согласования католицизма с буржуазной демократией, прогрессом и наукой. "Силлабус" может рассматриваться как декларация воинствующего мракобесия и в то же время как выражение бессилия последнего противостоять тому, что уже победило и побеждало в тогдашнем мире.

"Силлабус" состоит из 80 параграфов, в которых папа Пий IX осуждает не только то, что в какой-то мере относится к критике католического учения, но и разум, науку - поскольку они противоречат вере, демократию - поскольку она противоречит традиционной связи церкви с монархическими режимами, свободу совести и религиозную терпимость - поскольку это угрожает монопольному положению католической церкви в области религиозной.

В первых двух разделах осуждаются пантеизм, натурализм и рационализм. Осуждаются положения, что бог и мир - одно и то же, что человеческий разум не имеет никакого отношения к богу и является единственным судьей истинного и ложного, что чудеса и пророчества Библии - "суть поэтические вымыслы" и мифы, что философия должна изучаться независимо от религии, что схоластика не соответствует потребностям нашего времени и прогрессу. "Силлабус" восставал против человеческого разума, свободы научного исследования, требовал подчинения науки религии.

В третьем разделе "Силлабуса" осуждается положение, что "всякий человек свободен принимать и исповедовать ту религию, которую он, руководясь светом разума, признает за истинную", что "при исповедании всякой религии люди могут найти путь к вечному спасению", что протестантизм есть лишь форма христианства, "в которой можно так же угодить богу, как и в церкви католической".

Четвертый раздел "Силлабуса" направлен против социализма и коммунизма, а заодно и библейских обществ и обществ клерикально-либеральных.

В разделе пятом говорится о "заблуждениях" относительно прав церкви - осуждаются взгляды, что церковная власть должна действовать с согласия светских властей, что церковь не имеет права пользоваться силой, что у нее нет никакой светской власти, ни прямой, ни косвенной, что служители церкви и папа должны быть отстранены от светской власти, а церковный суд для гражданских дел следует уничтожить. В этом разделе (§ 38) папа выступал против мнения, будто "разделению церкви на восточную и западную содействовали чрезмерные произвольные деяния римских первосвященников".

В шестом разделе "Силлабуса" речь идет о "заблуждениях", касающихся взаимоотношения церкви и государства. К таковым относится тезис о том, что при столкновении светских и церковных законов первенство принадлежит первым, что светская власть может вмешиваться в дела религии и нравственности, что школьное дело должно находиться в ведении светских властей, быть освобождено от руководства и влияния церкви и, наконец, что церковь должна быть отделена от государства, а государство от церкви.

Седьмой раздел "Силлабуса" перечисляет "заблуждения" относительно нравственности, в частности папа выступает против мнения, будто законы нравственности не нуждаются в божественном освящении.

В восьмом разделе заблуждением объявляется мнение о том, что брак - не таинство, установленное Христом, что брак можно расторгнуть, а вопросы брака касаются светских властей, а не церкви.

В девятом разделе "Силлабуса" говорится о "заблуждениях", касающихся светской власти римских пап. Осуждается мнение о том, что уничтожение светской власти римских пап было бы полезным для церкви, способствовало бы ее свободе и процветанию.

Наконец десятый раздел "Силлабуса" - о "заблуждениях, связанных с современным либерализмом". Он заканчивается параграфом, в котором осуждается положение, что "римский первосвященник может и должен примириться и согласоваться с прогрессом, либерализмом и современной цивилизацией".

Таково содержание документа, столетие которого недавно отмечалось.

С таким оружием, как "Силлабус", папство могло выступать и выступало в средние века. Во второй половине XIX в. это оружие уже не годилось. Буржуазия была заинтересована в том, чтобы церковь и папство помогали ей бороться против научного социализма, против революционного рабочего движения. "Крестовый поход" папы против буржуазного либерализма, науки и разума был не тем средством, которое могло успешно служить этой цели. Именно поэтому "Силлабус" способствовал подрыву авторитета папства.

Современные апологеты папства стараются оправдать деятельность Пия XI, утверждая, что своим "Силлабусом" он имел в виду судить лишь частные случаи, а не провозгласить универсальные принципы. "Силлабус", пишут они, не является непогрешимым документом, т. е. таким, с которым папа выступает, когда говорит как учитель всех христиан. На самом деле это не так: "Силлабус" был разослан с письмом статс-секретаря папы кардинала Антонелли всем патриархам, примасам, архиепископам и епископам в качестве руководства, и папа выступил в данном случае именно как учитель всех христиан. Кстати, "Силлабус" не отменен преемниками Пия IX.

Первый Ватиканский собор

Пий IX и иезуиты, его влиятельные советники, старались укрепить позиции папства созывом собора всех епископов и принятием на нем догмата о папской непогрешимости. В булле от 29 июня 1868 г. говорилось, что цель собора - определить истины вероучения, отвергнуть господствующие в обществе заблуждения, сохранить и укрепить дисциплину церкви.

Таким образом, главной задачей собора была борьба с "духом революций" в области духовной и политической, с прогрессивной мыслью, с передовыми общественными движениями.

В период подготовки собора и на соборе наиболее острая борьба развернулась вокруг вопроса о провозглашении догмата папской "непогрешимости". Противники провозглашения догмата были в среде правящих кругов разных стран и в среде высшего духовенства. На самом соборе их было более 150. В апреле 1869 г. глава баварского правительства князь Гогенлоэ, верующий католик и преданный сын церкви, обратился к баварским послам при иностранных правительствах с циркулярным письмом. В письме говорилось, что вопрос о догмате папской непогрешимости, который будет решаться на соборе, выходит далеко за пределы чисто религиозной области и носит политический характер. Кроме того, писал Гогенлюэ, в решения собора предполагается включить положения "Силлабуса", идущие вразрез со многими бесспорными положениями государственной жизни культурных стран. В связи с этим Гогенлоэ призывал правительства заявить протест против таких решений через своих послов в Риме.

Против принятия собором нового догмата высказались католические круги в Германии, Венгрии и Австрии. В Германии в 1869 г. с книгой "Папа и собор" выступил Деллингер, один из наиболее авторитетных католических богословов (книга вышла под псевдонимом Янус). На основе громадного материала из истории папства он доказал, что положение о первенстве папской власти в церкви основано на фальшивках, что вся история папства полна преступлений и свидетельствует против учения о папской непогрешимости.

Если стать на точку зрения ранней церкви, писал Деллингер, то "папство как оно есть представится нам обезображивающим, спирающим дыхание, болезненным на организме церкви наростом, который задерживает и разлагает все лучшие жизненные соки и еще влечет за собою иные болезни"*.

*(Янус. Папа и собор. СПб., 1870, стр. 7. Книга Януса была в ноябре 1864 г. включена в папский Индекс запрещенных книг, в этом Индексе она числится и в настоящее время.)

Среди видных представителей католической иерархии противниками провозглашения догмата были: Штроссмайер-епископ дьяковский, Австро-Венгрия; Дарбуа - архиепископ парижский; Дюпанлу - епископ орлеанский; Гефеле - немецкий церковный историк, епископ роттенбургский; Кеттелер - епископ майнцский, один из творцов социальной программы папства второй половины XIX в.; Шварценберг - кардинал, епископ пражский и др. Противники провозглашения догмата были и в Бельгии, и в Америке, и в Италии, и во Франции.

Открытие собора состоялось 8 декабря 1869 г. На открытие прибыло около восьмисот епископов. Число участников в ходе работы собора уменьшалось. На последнем, четвертом, пленарном заседании было только 535 человек, остальные по разным причинам (в частности, чтобы не голосовать за принятие догмата) и под разными предлогами уехали из Рима до окончания собора. Работа собора проходила в комиссиях, где большинство представляли сторонники папской партии. Выступления оппозиции ограничивались. Так, во время выступления епископа Штроссмайера, противника принятия догмата, раздались возгласы: "Позор, позор, долой еретика!" Оскорбленный Штроссмайер заявил, что "на этом соборе нет ни свободы, ни правды" и что перед ним встает вопрос, может ли он оставаться на соборе, где свобода епископов подавляется и где догматы определяются путем, до этого не известным церкви.

Всего состоялось четыре общих заседания собора. Первое из них, 8 декабря 1869 г., - церемония открытия; второе, 10 января 1870 г., - демонстрация преданности епископов папе. На третьем заседании (24 апреля) была принята "Догматическая конституция католической веры", т. е. основные положения католического вероучения, которую папа тотчас же утвердил. Наконец четвертое заседание (18 июля) приняло "Первую догматическую конституцию церкви Христа" - о первенстве папской власти в церкви и о папской непогрешимости; это постановление также было утверждено папой.

Решения собора

Во вступлении к "Догматической конституции католической веры" говорится об упадке веры, об образовании множества сект, о распространении идей рационализма и натурализма, о том, что многие люди отвергают бога и христианскую религию, подпав под влияние пантеизма, материализма и атеизма, и работают над разрушением человеческого общества. Далее излагается католическое учение о боге-творце, об откровении, о вере и о соотношении веры и разума.

Последнее положение сводится к следующему: существуют два пути познания - посредством разума и посредством "откровения", но разум плодотворно познает тайны, только когда он "просвещен верой"; все, что противоречит вере,- фальшиво. Таким образом, здесь отстаивается тезис о первенстве религии перед наукой, а все, что расходится с религией, отвергается и проклинается.

В "Догматической конституции католической веры" перечисляются каноны, отрицание которых осуждается, а всякий повинный в этом предается анафеме. Так, предается анафеме всякий, кто отрицает бога - творца всех вещей; кто отвергает учение о сотворении богом мира из ничего и о том, что священные книги инспирированы богом; кто заявляет о независимости разума от веры; кто скажет, что чудеса невозможны, а сказанное о них в священных книгах - басни и мифы; кто считает, что положения науки, хотя и противоречат религии, истинны и церковью не могут осуждаться. Это все лишь небольшая часть тех положений католической веры, за отрицание которых собор предавал проклятию. Принятием этого документа собор канонизировал "Силлабус".

Во втором документе, одобренном собором и утвержденном папой - "Первой догматической конституции церкви Христа", подтверждается католическое учение о верховной власти папы и провозглашается его непогрешимость. Здесь говорится, что: 1) первенство над всей христианской церковью было обещано и дано Христом апостолу Петру, а кто это отрицает, тому да будет анафема; 2) римский первосвященник является преемником Петра в первенстве над церковью, а кто это отрицает, тому да будет анафема; 3) римский первосвященник имеет полную и высшую власть над вселенской церковью не только в делах веры и морали, но и в делах, имеющих отношение к дисциплине и управлению церковью во всем мире, и кто это отвергает, тому да будет анафема; 4) римский первосвященник, когда он говорит ex cathedra (с амвона), т. е. когда он, исполняя обязанности пастыря и учителя всех христиан, определяет доктрины, касающиеся веры и морали, обладает непогрешимостью*.

*(Тексты решений собора цит. по: G. Scheemann, Lateinisch - Deutsche Handausgabe der Decrete und Hauptsachlisten Acten des Hochheiligen Okumenischen Vatikanischen Concils. Freiburg im Breisgau, 1895; G. MacGregor. The Vatican Revolution, Boston, 1957.)

Сформулированный весьма туманно, догмат папской непогрешимости дает возможность считать непогрешимыми не только религиозные, но и общественно-политические акты папы, ибо критерия для различения, когда папа выступает как учитель всех христиан, а когда в другой роли, нет. По существу Пий IX объявил самого себя (и других пап) непогрешимыми. Так, решения собора начинаются со слов: "...Пий, епископ, слуга слуг божьих, с одобрения святого собора..." Пункт решений собора о папской непогрешимости сформулирован подобным же образом: "...с одобрения святого собора, мы (т. е. папа Пий IX.- М. Ш.) учим и определяем". Когда архиепископ Болоньи Джуиджи в дни работы собора сказал Пию IX, что традиция церкви не знает учения о папской непогрешимости, папа ответил: "Традиция-это я!" Лишь немногие противники решений собора во главе с Деллингером (отлученным от церкви) образовали старокатолическую церковь, существующую и поныне.

Принятие собором всех требований папской партии не было неожиданным. На соборе присутствовали только высшие церковные иерархи - кардиналы, патриархи, епископы, аббаты, генералы религиозных орденов. Из 764 человек 541 представляли церковь различных стран Европы, но больше половины их числа были итальянскими епископами. Многие материально зависели от папской курии. Не удивительно, что они поддерживали притязания папы и иезуитов.

"Силлабус", а затем Первый Ватиканский собор были последней попыткой папства удержаться на позициях феодального прошлого, противопоставить средневековую церковь всей современной цивилизации, сохранить ее контроль над умами и духовной культурой. Эта политика Пия IX не могла иметь успеха, в чем очень скоро сами церковные деятели убедились.

Ликвидация светской власти папы

19 июля 1870 г., через день после принятия собором догмата папской непогрешимости, началась франко-прусская война. Французские войска - опора папской власти, были отозваны из Папской области. 20 сентября 1870 г. Рим заняли итальянские войска. Папское государство было ликвидировано, его территория стала частью Итальянского королевства, а Рим - до того столица папского государства - стал в 1871 г. столицей Италии. Светская власть папы была упразднена. 20 октября 1870 г. появилась папская булла о том, что собор откладывается. В ноябре папа объявил себя "узником" в Ватикане и проклял всех, кто принимал участие во взятии Рима. Еще в 1868 г., а вторично в 1874 г. папа запретил итальянским католикам принимать участие в парламентских выборах, подчеркивая тем самым свое непризнание Итальянского государства и власти "узурпаторов" (декрет "Non expedit").

Итальянская буржуазия, ликвидировав светскую власть папы и его государство, вовсе не намерена была препятствовать деятельности папства как религиозного института. Она не была заинтересована и в удалении папства из Италии. 13 мая 1871 г. правительство Италии издало так называемый "Закон о гарантиях, или О гарантиях прерогатив папы и святого престола и о взаимоотношениях государства и церкви". Личность папы объявлялась священ ной и неприкосновенной. Закон предусматривал ежегодную выплату папе 3225 тыс. лир и обеспечивал ему свободу осуществления функций главы церкви, свободное сношение с иностранными державами и привилегии иностранных дипломатических представительств при папе. Через два дня папа издал энциклику, в которой жаловался на нанесенные ему страдания "оккупацией" города и заявил, что ни теперь, ни в будущем не примет никаких предложенных ему гарантий. Так возник "римский вопрос" - конфликт между Ватиканом и правительством Италии, получивший свое разрешение лишь в 1929 г.

Пий IX не отказывался от надежды на восстановление светской власти папства. Он рассчитывал то на иностранную интервенцию, то на какие-то перевороты в Европе, одним из последствий которых и будет воссоздание папского государства. В клерикальных кругах западноевропейских стран в первые годы после падения папского государства пропагандировалась идея "крестового похода" против Итальянского королевства и восстановления папского государства военной силой.

Интересные данные о закулисной возне вокруг "помощи папе" сообщал русский посол в Риме Капнист в своих донесениях за 1871 г. Из них видно, что особые надежды папа возлагал на Пруссию. В феврале 1871 г. Капнист писал, что в Бельгии создана ассоциация, имеющая ответвления в ряде стран, с целью отстоять интересы папского престола. Она составила план организации корпуса, который в нужный момент возглавит движение в пользу папы. Инициатором этого плана были люди, близкие к Ватикану. Особенно инспирировали идею крестового похода иезуиты.

Фракция немецкой католической партии центра пыталась добиться на открытии германского рейхстага в 1871 г. заявления в пользу вмешательства в итальянские дела в интересах папы. В тронной речи кайзер сказал, что Германия не будет вмешиваться во внутренние дела других народов. Против этого положения выступили представители центра. Лидер партии Виндхорт заявил, что для немецких католиков "жизненный интерес" представляет вопрос о самостоятельности и независимости папы, а из того только, что "государство Виктора Эммануила" и Церковную область населяют итальянцы, не следует, что они должны составлять единое государство. Это требование клерикалов, однако, не было принято рейхстагом.

Во Франции епископы также добивались от национального собрания интервенции в пользу восстановления светской власти папы. Австрийские епископы обратились к императору Францу-Иосифу с петицией о дипломатическом вмешательстве в пользу восстановления светской власти папы. Клерикалы устраивали паломничества в Рим, к папе, для выражения ему сочувствия, распускали слухи о предстоящем отъезде папы из Рима и т. п. Все это не дало никаких результатов. Европа осталась безучастной к судьбе папы, писал из Рима Капнист в январе 1871 г. Что касается населения бывших папских владений (как и всей Италии), то оно поддерживало новый порядок; "большая масса населения решительно за новый режим", сообщал Капнист в феврале 1871 г. В Риме было проведено голосование: 40 785 человек высказалось за присоединение к Итальянскому государству и только 46 - против, в римских провинциях 133 681 голос - за, против только 1507.

Союзник европейской контрреволюции

Пий IX, как и вся европейская реакция, был встревожен провозглашением в Париже Коммуны. Симпатии папы были на стороне Тьера и душителей Коммуны. Большие надежды он возлагал на то, что с подавлением Коммуны усилится реакция в европейских странах, и это приведет к укреплению позиций папства. Граф Капнист писал в Петербург, что события в Париже вызвали сенсацию в Ватикане: "Мне показалось,- резюмировал он сообщение о своей беседе с Антонелли,- что кардинал рассчитывает на могущественную реакцию против безумных парижских волнений и питает надежды, что когда правительство Тьера станет хозяином положения, оно должно будет повести непоколебимо консервативную политику"*.

*(АВПР, ф. Канцелярия, 1871, д. 95, л. 79.)

На приеме большой делегации итальянских аристократов и иностранных паломников в ноябре 1871 г., поздравивших его с 25-летием пребывания на папском престоле, Пий IX произнес речь о том, что материализм и атеизм атакуют церковь. На самом деле он сам давно уже избрал мишенью своих нападок социализм и коммунизм. Пий IX был сторонником преследования парижских коммунаров, спасшихся от мести версальцев. В 1872 г. в отчете Генерального совета Гаагскому конгрессу Интернационала Маркс писал: "Его святейшество папа Пий IX излил свой гнев в обращении к депутации швейцарских католиков. "Ваше республиканское правительство",- сказал он,- "считает себя обязанным принести тяжелую жертву тому, что называют свободой. Оно предоставляет право убежища большому числу людей самого низкого пошиба. Оно терпит у себя секту, называемую Интернационалом, которая хотела бы поступить со всей Европой так, как она поступила с Парижем. Этих господ из Интернационала, которые, кстати, отнюдь не господа, следует опасаться, ибо они действуют в интересах вечного врага бога и рода людского. Зачем защищать их? За них нужно молиться".

Сначала повесьте их, а потом уже помолитесь за них!" - так толковал Маркс смысл приведенных слов папы*.

*(К. Маркой Ф. Энгельс. Соч., т. 18, стр. 129.)

Пий IX умер в феврале 1878 г. Он умер "узником" в Ватикане. Авторитет папства за годы его понтификата резко упал. Реакционная политика после 1848 г. и "Силлабус" поставили его во враждебную позицию ко всем прогрессивным движениям современности, к демократии и передовой науке. Особенно враждебно Пий IX относился к социализму. До конца жизни он занимал непримиримую позицию к Итальянскому государству. При нем начался так называемый культуркампф - борьба с католической церковью в Германии; при нем были порваны дипломатические отношения с Россией.

Именно Пия IX имели в виду Маркс и Энгельс в "Манифесте Коммунистической партии", когда писали, что против "призрака коммунизма" объединились "все силы старой Европы", в первую очередь "папа и царь".

И папа Пий IX и царь Николай I видели друг в друге единомышленников и союзников против революции. В 1847 г. был заключен конкордат Ватикана с царской Россией. Конкордат действовал 20 лет. Пий IX надеялся, что конкордат послужит не только для совместной борьбы с революцией в Европе, но и для усиления позиций католической церкви в России. Царское правительство видело в папстве надежного союзника против революции, но при этом отстаивало преимущественные права православной церкви, главой которой считался царь. Оно стесняло и ограничивало деятельность католической церкви в России, особенно после польского восстания 1863 г.

Царское правительство обвиняло католическое духовенство в поддержке восстания и в том, что монастыри были опорными пунктами повстанцев. На самом деле, как правило, польское католическое духовенство, особенно высшее, занимало отрицательную позицию к восстанию. Ватикан же требовал от польского католического духовенства и верующих покорности властям. "20 февраля 1863 г. папа настаивал (в послании Варшавскому архиепископу - М. Ш.), чтобы отвергались так называемые враждебные религии законы, то есть уважали законы государственно- церковные. Кроме того, архиепископ должен был предостерегать верующих против "лжеучений"... 22 апреля 1863 г. папа обратился к царю с личным письмом, в котором в полном соответствии с папским посланием от 20 февраля 1863 г. решительно осудил всякую политическую революционную агитацию католиков. Папа высказал свое осуждение тем, кто в рядах революционеров сражается с оружием в руках против власти царского правительства"*.

*(Э. Винтер. Папство и царизм. М., 1964, стр. 311; Irena Коbегdоw a. Watykan a powstanie styczniowe.- В кн. "Szkice z dziejow papiestwa". Warszawa, 1958, str. 239-263.)

Папа в то же время упрекал царя, что своими действиями против католической церкви он ослабляет силу, которая его самого, царя, поддерживает. Тем не менее мероприятия властей против католической церкви привели к такому обострению отношений с Ватиканом, что в декабре 1866 г. конкордат царским указом был расторгнут.

Понтификат Пия IX явился переломным в истории папства - им завершился продолжавшийся более 1000 лет период феодального папства и феодальной церкви. В большинстве европейских стран и в США давно господствовала буржуазия. Пий IX, однако, жил феодальным прошлым. Он не смог примириться с падением папского государства. Объективно ликвидация этого государства и светской власти пап была на пользу папству. Хотя преемники Пия IX продолжали заявлять протесты против "узурпацию) их власти, они понимали, что средневековых позиций церкви и папства не вернуть и единственный путь для папства выйти из состояния изоляции - идти навстречу капитализму. Это и сделал папа Лев XIII.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"