НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ
Атеизм    Религия и современность    Религиозные направления    Мораль
Культ    Религиозные книги    Психология верующих    Мистика


предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Империя Рюриковичей"

В конце X века Киевская Русь - государство, объединившее прежние племенные союзы восточных славян. Оно занимает огромную территорию - от Ладоги и Онеги на севере до устья Дуная и Таманского полуострова на юге. Достаточно рассмотреть карту Восточной Европы, чтобы увидеть органичную естественность слияния племен, населяющих земли русской равнины в единый государственный организм. Походы Игоря, от Константинополя и до берегов Каспия, походы Святослава от Волги до Дуная создали ко времени княжения Владимира державу, которую К. Маркс сопоставит в истории средневековой Европы с империей Карла Великого*.

* (Marx К., Engels F. Collected Works. М., 1986, vol. 15, p. 75-76.)

По мысли Маркса, империя Карла Великого предшествует образованию Франции, Германии и Италии, "империя Рюриковичей" - Польши, Литвы, Московского государства и Турции.

Киевская Русь объединила восточное славянство так, что даже в последующей феодальной раздробленности пусть в малой степени, но сохранялись и экономические и культурные связи и - в полном объеме - историческая память, предания прошлого, язык, общность духовной жизни и сознание общности территориальной, которое позволило еще в период татаро-монгольского ига начать медленное, но неуклонное собирание русских земель.

По небыстрым равнинным рекам Древней Руси шли важные пути торгового транзита Европы и Азии: знаменитый "путь из Варяг в Греки" и Волжский путь. На реках возникали города. Реки надолго останутся основными путями всяких передвижений на Руси. Зимой на санях, обозами, летом на ладьях, расшивах, стругах, шитиках, белянах, вверх и вниз, на веслах и под парусами, и тяжелой бурлацкой бечевой... По рекам пойдет крестьянский мир осваивать бескрайние леса севера, по рекам двинутся отряды землепроходцев, перевалят "Камень" - Уральский хребет, дойдут до Тихого океана.

За век до княжения Владимира, в 60-70-е годы IX века, Аб уль Касим Убайдаллах ибн Абдаллах, более известный под именем Ибн Хордадбех, в "Книге путей и государств" писал о торговых караванах, о купцах русских "от царя славян, называемого князем", которых и тогда знали по всему Каспию. Он отмечает их дорогие товары, очень ценимые на Востоке меха бобра и черных лис. "Иногда же, - пишет Хордадбех, - привозят они свои товары на верблюдах в Багдад..." Арабский же автор Ибн-Масуди утверждает, что по Черному морю, тогда его звали Русским, "никто, кроме Руси, не плавает". Если это и преувеличение, то в целом торговля здесь практически монополизирована. Русских купцов-воинов или воинов-купцов (в те времена эти понятия были трудно различимы, - караваны нуждались в охране, на чашах купеческих весов постоянно лежал меч) знали и на суровом холодном Готланде, и в знойной Армении, и в оазисах Согдианы, и на берегу Влтавы, под стенами пражского Вышеграда...

На Волге, в Итиле, русская купеческая колония занимала едва не полгорода, подворье монастыря святого Мамонта в Царьграде - "русское подворье". С Востока шли шелка и парчи, золото и медь, красители, пряности, благовония, таинственные лекарства Азии, множество предметов тогдашней тяжелой и яркой роскоши. Это товары богачей, товары знати. На Восток и Юг везли серебро и меха, воск и мед, соль и оружие (уже в те давние времена оно было предметом торговли). Караванами вели скованную "челядь" - рабов, захваченных стремительными налетами то ли боярских дружин, то ли варягов, то ли купеческих отрядов.

Ибн-Даст пишет о славянах, что они богаты, что у них множество городов, что золотые браслеты у них постоянно носят не только женщины, но и мужчины, а на женах надеты, добавляет Ибн-Даст, еще и золотые цепи, бусы из драгоценных камней. В их домашней утвари дорогие ковры, византийские шелка и бархаты, парча и сафьян.

Речь, конечно, шла не о смердах-пахарях, а о тех, кого эти смерды кормили, о тех, кому в дань ли, за купу ли - в кабальный счет займа несли те самые меха, от которых приходили в восторг на рынках Царьграда и Хивы. Но здесь зоркая купеческая оценка Ибн-Даста верна. Не ошибался он и относительно множества городов.

В конце X века городов, административных, ремесленных, торговых и оборонительных центров насчитывается 25. Через сто лет их уже 90 - рост огромный, и рост этот - показатель очень быстрого социально-экономического развития.

В основном же Русь - и тогда, и на века вперед - страна земледельческая. Пашня и луга, хлебные нивы, отвоеванные у леса, и скотоводство - основа жизни славянства. Охота, рыболовство, бортничество, как ни много значили они и в жизни и в торговле, все же вторичны. Зерно же с Днепра идет на вывоз в I веке через греческие города-государства на Черном море, в Крыму. Поселения смердов-общинников достаточно автономны. Система натурального хозяйствования обеспечивает, по сути, все потребности крестьянского мира. И нужное миру ремесло постепенно развивается не только в городе, но и в деревне. Оно простое - кузнечное, кожевенное, гончарное и т. д. Сперва обеспечивает потребности недальней округи, а затем, с развитием рынка, вступает в конкуренцию с профессиональным ремеслом городов. И города на Руси развиваются быстро, потому что они прежде всего центры ремесла и торговли. "Гардарики" - страна городов, называют Русь варяги. Со становлением христианства города превращаются в центры профессиональной культуры, ранее существовавшей в фольклорных формах в той земледельческой среде, которая создала образы былинных богатырей Ильи Муромца и пахаря Микулы Селяниновича и скоморошьи игрища, вытесывала идолов, рубила амбары и бани, терема и городские башни. Умелые мастера ковали шлемы и кольчуги, отливали и чеканили изящные украшения. Струя культуры Византии, родственных культур западного славянства, северное влияние попадают на плодородную почву. Отсюда стремительный, в первые же десятилетия после крещения, взлет письменной литературы - "книжности", каменного зодчества, искусства фрески, иконописи, миниатюры, развитие искусств прикладных: литья, ковки, чеканки, финифти.

Это период быстрого темпа развития экономики, всего народного хозяйства, всей культуры. Его не объяснить только влиянием христианства, с которым на Русь пришли многие мировоззренческие и культурные ценности, его не объяснить и только той культурной почвой, на которую были перенесены, "трансплантированы", по выражению Д. С. Лихачева, эти ценности. Дело в особенностях именно этого короткого, но чрезвычайно плодотворного периода развития государства. Интересы верхов общества и его низов в это время не знали тех резких противоречий, которые феодальное развитие вскоре обнажит. Еще не так много смердов попало в кабалу, стало холопами. Еще не так много должников-закупов, которым грозит эта кабала. Резко слабеет авторитет общинного устройства. Смерд-земледелец, порвавший с общиной, пока без труда находит место в городе, в его большом и растущем хозяйстве, строительстве, в рядах княжьих дружин. Именно в этот период решается огромной важности задача защиты Руси от набегов степных кочевников. За ордами печенегов следуют торки, за торками половцы, надолго ставшие опасным и воинственным соседом Руси.

По южной окраине государства создается в конце X века полоса защитных городов-крепостей. Это требует немалых средств и людей, тех, которые заселят эту приграничную полосу. Кабальному холопу не оборонить Русь. Города и земли по Роси, Сейму заселяются свободными людьми, они и пахари, они и воины - княжеское ополчение, прикрывающее Русь от конных набегов "степи". "Богатырские заставы" не эпическая гипербола народных сказов, а реальность древней жизни Руси, ее быт.

В это время государственная власть ведет массовое переселение, переводит на южные пахотные земли новоселов с севера Руси. Миграция населения имела множественные последствия и в социальной и в культурной сфере.

Общенациональными являются в это время задачи обороны и задачи расширения земель, обеспечения устройства торговых путей и связанные с ними задачи развития ремесел. Дани и натуральные повинности, установленные Ольгой и Владимиром, осознаются как всеобщая государственная потребность и необходимость.

Мир, община еще продолжает играть важную роль в принятии решений, касающихся его судеб: административных вопросов, практики сбора и распределения даней и налогов, взыскания "продаж"-штрафов в пользу князя за различные преступления. В городах князь и его бояре, земельные собственники и "старцы градские" вынуждены прислушиваться к голосу веча. А на вечевых площадях звучат требования городских трудовых низов, и слушает их боярство, князь со вниманием.

Основную массу населения составляют на Руси земледельцы, и многое в их жизни, в их труде определило особенности развития русского феодализма. Его становление проходило менее интенсивно, чем на Западе. Медленнее рос и не в таких резких формах проявлялся феодальный гнет. Жесткое прикрепление крестьян к земле заняло на Руси, как мы знаем, несколько веков. Огромные свободные просторы долго сдерживали крайности крепостничества. Земли было достаточно, и холоп мог заставить барина столкнуться с такой первой, начальной, но действенной формой социального протеста, как бегство. И на Руси, бывало, селениями снимались с мест, уходили на вольные "черные" земли... Так начиналась колонизация русского севера и Сибири, где крестьянство вовсе не узнало крепостного права. Крестьянский мир, случалось, умел уходить от боярской и помещичьей и прочей кабалы быстрее, чем она этот мир нагоняла.

Процесс сложен и далеко не однозначен. Ему нельзя "поставить оценку", положительную ли, отрицательную ли. Он и замедлил темп социально-экономического развития, но он же во многом объяснит нам высоту духовной и нравственной жизни Руси, патриархального мира, связанного с простыми ценностями бытия, суть глубинного понимания человека и человечества, которое выразилось в русской народной и затем в русской национальной культуре, искусстве, литературе.

Киевский период - не начало Русского государства, не начало русской культуры. Ему предшествуют несколько веков распада первобытнообщинных связей, демократии "вооруженного народа". Но киевский период - один из важнейших, он определил место Руси - России в мировой истории.

В этот период происходит и принятие христианства, религии, долгие века определявшей мировоззрение, культурные и нравственные нормы наших предков. России выпал трудный и медленный путь развития. Страшный удар татаро-монголов надолго приостановил его, порвал многие корни того, что было посеяно в Древней Руси. В XIII веке Русь прикрывала Европу, и развитие западной культуры, цивилизации, промышленное ее развитие оплачены кровью, лившейся на русских полях, долгим-долгим ханским игом. Русь осталась страной крестьянской по преимуществу, медленного развития ремесла, промышленности, страной земледельцев, напрочно привязанных к земле не столько крепостным правом, сколько самим образом жизни, самой землей.

Историческая роль Руси - в подвиге освоения громадных пространств севера, Сибири, Дальнего Востока, задача, которая решалась русским народом на протяжении десяти последующих веков.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© RELIGION.HISTORIC.RU, 2001-2021
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://religion.historic.ru/ 'История религии'
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь