НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ
Атеизм    Религия и современность    Религиозные направления    Мораль
Культ    Религиозные книги    Психология верующих    Мистика


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Население Тибета

Численность населения Тибета определяется около четырех миллионов, при чем на центральный Тибет приходится значительно свыше миллиона.

Тибетцы делятся на кочевых и оседлых.

Кочевые тибетцы имеют рост средний, реже большой, сложение плотное, коренастое, глаза большие, но не всегда косые, черные; нос не сплюснутый, иногда даже орлиный; скулы обыкновенно не слишком выдаются; уши средней величины; волосы черные, грубые, длинные, спадающие на плечи; подстригаются Эти волосы лишь на лбу, чтобы не лезли в глаза; усы и борода почти не растут, притом, вероятно, их выщипывают; зубы отличные белые, хотя встречаются и уродливо-посаженные; череп в общем более удлиненный, нежели округлый; цвет кожи грязно-светло-коричневый, чему отчасти способствует и то, что тело никогда не моется. Тибетцы издают сильный, противный запах, более резкий и иной, нежели у монголов, которые также не отличаются благовонием.

Группа тибетцев
Группа тибетцев

Что же касается до оседлых тибетцев, то они крупнее ростом, значительно благообразнее и чище кочевников, в особенности среди достаточного класса, в котором можно встретить довольно приличных молодых мужчин и грациозных, стройных, румяных девушек; еще более интересными представляются дети с живыми блестящими черными глазенками и густыми, часто вьющимися, хотя и коротко подстриженными (у мальчиков кудрями.

Табакерка
Табакерка

Одежда кочевого населения, как мужчин так и женщин, состоит из овчинной нагольной шубы и шерстяного халата; последний надевается только в летнее время, да и то не всеми и не всегда; в главном же употреблении первый костюм, который мужчины, подобрав высоко, подпоясывают таким образом, что вокруг верхней части туловища образуется нечто вроде большого мешка, куда складывается чашка, запасы курительного или нюхательного табаку и проч.

Нож и палочки, заменяющие вилку
Нож и палочки, заменяющие вилку

Тибетки же поднимают свои длинные шубы или халаты, при опоясывании лишь на столько, чтобы они не очень затрудняли движения и не касались земли. И мужчины и женщины привешивают к поясному ремню "гирок" - связки ключей; мужчины, кроме того,- огниво, печать, нож, а спереди носят, заткнутую за пояс, саблю.

Со штанами знакомы лишь немногие тибетцы. Сапоги же из цветной шерстяной ткани,с подошвою из сыромятной кожи, носят все.

Большинство тибетцев-простолюдинов никогда не чешет своих длинных волос, отчего шевелюра нередко походит на плотно-сбитые пряди хвоста яка, и голова обыкновенно остается совершенно непокрытою не только летом, но и зимою. Иногда же тибетцы одевают на голову войлочную, с белой матерчатой покрышкой, шляпу, которая имеет высокую тулью и широкие поля; иногда на головах тибетцев встречаются и целые лисьи шкурки, снятые мешком и связанные у головы и хвоста.

Женщина восточного Тибета
Женщина восточного Тибета

Чиновники, как равно и многие из состоятельных обитателей Тибета, в особенности молодежь, довольно внимательно относятся к своим волосам, расчесывая их большим деревянным гребнем и заплетая в целый ряд тонких косиц, сходящихся на затылке в одну большую общую косу, которая украшается солидным кольцом слоновой кости и несколькими обыкновенной величины серебряными кольцами, со вставленными в них цветными камнями... Имеющие подобную косу, тибетцы обматывают ею голову таким образом, что украшения косы ложатся выше лба в виде кокошника.

Только женщины заплетают свои волосы в тонкие многочисленные коптим, которые за спиною разделяются на две равные части, скрепленные посредине и по концам нитками стеклянных бус. На верху головы, к волосам, А тибетки прикрепляют куски янтаря и коралла, которые располагают на голове в виде венка из цветов, при чем в центре его помещают небольшую искусственную серебряную или медную раковину.

При одинаково длинных волосах, одинаково подстригаемых только над глазами, а еще больше одинаковыми косицами, у висков, мужчины нередко походят на женщин, тем более, что усы и борода плохо растут у тибетцев, которые к тому же, на досуге, постоянно выдергивают эту растительность по одному волоску специальными щипцами, носимыми при поясном ремне вместе с ножом, ключами, печатью и прочими мелкими принадлежностями.

Гау или ладонка
Гау или ладонка

На шее тибетцы и тибетки носят ожерелье из цветных камней, а к ожерелью привешивают амулеты и ладонки или "гау", сделанные из серебра или меди. Очень немногие женщины носят на своих, большею частью грязных, руках серебряные кольца и браслеты, а в ушах серьги; такие же серьги, но более массивные и тяжелые, носят и мужчины, обыкновенно в левом ухе.

Кольцо (сложное)
Кольцо (сложное)

Курящие тибетцы имеют при себе огниво и металлическую трубку, с длинным деревянным чубуком и каменным или стеклянным мундштуком, хранимую за пазухой в мешочке с табаком.

Кольцо (простое)
Кольцо (простое)

Тибетские пастухи неизменно бывают вооружены пращой, саблей и кнутом. Сабля - вечная спутница тибетца - носится в видах всегдашней готовности постоять за себя; праща же и кнут,- как средство для управленья скотом. Тибетцы большие мастера в метании камней из пращи, которая, между прочим, входит в состав вооружения тибетских воинов нисшего разряда; часто приходилось наблюдать, как пастухи перебрасываются друг с другом речной галькой с одного ската гор на другой, через ущелье. Быстро пролетающие камни свистят подобно пулям, и, мне кажется, что этот-то самый звук и заставляет животных быть послушными воле пастухов. Иногда пастухи на большие расстояния перекликаются своими звонкими, высокими, голосами, или в одиночестве упражняются игрой на местных дудочках.

Трубка
Трубка

Кроме сабли, тибетцы располагают и другим холодным оружием-пикой, а из огнестрельного-фитильным ружьем, с сошками.

Огниво
Огниво

Как женщины гордятся своими бусами и янтарем, так одинаково, если не больше, гордятся мужчины своими воинскими доспехами, в особенности ружьем и саблей, па украшение тратится немало денег. Боевым видом, молодечеством, удалью в Тибете, как и вообще в Центральной Азии, главным образом, и оценивается достоинство людей, способных быть начальниками. Резвые кони, с хорошим, звонким убранством, уже издали привлекают внимание придорожного населения или встречного каравана. Пестрый - тёмнокрасный, синий, желтый - наряд очень красит гордых тибетских всадников, в особенности чиновников, перед которыми, как и перед каждым повелительным словом "пэмбу", местные простолюдины смиренно и низко склоняют головы.

Праща
Праща

Жилищем для кочевого тибетца служит черная шерстяная палатка - "банаг", формой представляющая несколько удлиненный квадрат. Сверху, вдоль всей палатки, находится отверстие, одновременно служащее и окном и для выхода дыма, земляной пол в палатке никогда ничем не покрывается, а потому очень грязен, в особенности в дождливое время. Люди спят в палатке либо прямо на земле, либо подостлав под себя войлоки.

Сабля
Сабля

Палатки тибетцев располагаются большими или меньшими группами то в долинах, то в ущельях гор и непременно на покатости. В сухую, ясную, теплую погоду кочевник и его, не знающие крова, стада чувствуют себя превосходно; другое дело в холодное ненастье или в зимний снежный шторм. Впрочем, обитатели Тибета большие мастера выбирать наиболее подходящие места для каждого отдельного времени года. Зимою они сосредоточиваются на дне глубоких долин, по мере же наступления весны и развития свежей растительности, радостно стремятся в горы выше и выше - до границы альпийских лугов; затем, снова постепенно спускаются в нижние зоны и так из года в год.

Несколько иначе и по-своему лучше живут оседлые тибетцы, устраивающие постоянные жилища из тонких, реже толстых, бревен или просто из жердей и ветвей, обмазывая стены толстым слоем глины. Изредка тибетские дома возводятся и из дикого камня, в два или три этажа, с галлереями, балконами и крепостными стенками с башенками над воротами. Нижний этаж дома тибетца служит исключительно для загона скота, а остальные для жилья самих хозяев и склада их домашнего скарба; тут же всегда хранится на подвешенных жердях необмолоченый хлеб и сено. Хлеб молотят на плоской кровле нижнего этажа, который для этой цели строится значительно шире верхних. Самая молотьба производится деревянными цепами, напоминающими наши. Заготовленное на зиму сено свивается в длинные жгуты и вешается на изгороди и на ветви ближайших к дому высоких деревьев.

Дудочки
Дудочки

Относительно пищи как кочующие, так и оседлые тибетцы довольствуются преимущественно продуктами молочного хозяйства с значительным прибавлением дзамбы - сухой муки - и кирпичного чая. Оседлые тибетцы едят также репу в печеном виде, но мясом лакомятся очень редко, нисколько притом не брезгая животными, задавленными зверем. Тибетцы едят мясо не только впросырь, но даже и в совершенно сыром виде.

За отсутствием каких бы то ни было овощей, кроме репы, тибетцы копают корешки "джюмы" - гусиная лапчатка (Potentilla anserina), которая растет в изобилии по долинам речек. В сухом виде этот продукт сохраняется прекрасно; в Тибете мы лично также охотно питались им, и мне с товарищами неоднократно приходила мысль: почему бы у нас, в России, где это растение также обыкновенно, не сделать попытку добывать и заготовлять корешки Potentilla anserina, в подспорье к ржаному хлебу, в особенности в период голодовок.

Тибетский чиновник
Тибетский чиновник

Из горячительных напитков в Тибете известно вино "чан" или "чун", приготовляемое туземцами из распаренного голосемянного ячменя, а из сластей-нечто в роде нашего сахарного песка и так называемый "прром", т. е. мучнисто-медовая твердая масса, в виде маленьких хлебцев, привозимая торговцами из Сы-чуани. Высшее духовенство и чиновники предлагают гостям вместе с прочим угощением и это лакомство.

Занятие кочевых тибетцев заключается, главным образом, конечно, в скотоводстве; многие зажиточные "бок-ба" обладают огромными стадами яков, баранов, понемногу держат также лошадей, хайныков (помесь яка с коровою) и коз. Тибетские лошади, сильные и выносливые, ценятся довольно дорого, несмотря на свой небольшой рост и некрасивые стати; хорошими иноходцами тибетцы также гордятся, как и лучшим оружием. Как и в Монголии, здесь лошадь служит исключительно для верховой езды. В качестве же вьючного животного является неизменный як, который в жизни тибетца вообще играет такую же важную роль, какую у монголов верблюд.

Оседлые тибетцы держат немного скота и засевают свои небольшие поля ячменем, реже пшеницей, произростающей не выше 11.000 футов над морем, а крохотные огороды - только репой.

И кочевые, и оседлые тибетцы по отношению к труду вообще, такие же лентяи, как и монголы. И здесь мужской элемент при каждом удобном случае норовит составить компанию для праздных разговоров. В лучшем случае тибетцы едут на охоту или на грабеж. Домашние же работы ложатся на женщин. В то время как женщина в течение дня трудится, что называется, не покладая рук, мужчина скучает от бездействия и идет к ней на помощь только тогда, когда женщина физически не в состоянии с чем-либо справиться. В качестве носильщика багажа или проводницы чиновника на расстоянии 15-20 и более верст является также женщина. Не надо забывать, что все эти работы исполняются в разреженной атмосфере, на 12-15.000 футов над морем. Верхом на лошади тибетка так же ловка, как и тибетец; поймать из табуна любую лошадь, ухватиться рукою за гриву и, быстро вспрыгнув на спину неоседланного животного, лихо нестись в желаемом направлении - в привычке каждой молодой тибетки; справиться с упрямым яком при вьючке или развьючке - также.

Тибетские нищие
Тибетские нищие

Как и везде, в Тибете имеются болезненные отпрыски человечества-нищие, в большинстве случаев поражающие своей худобой, грязью и рубищем. Одни нищие просят подаяние молча или произнося что-либо шопотом, другие вполголоса с поклонами, иные громко взывают к божествам, некоторые же одевают на головы маски, изображающие животных или зверей и пляшут перед жилищами; иные нищие ходят с нищенским атрибутом, называемым "дулдуй". Орудие это, изображенное на приложенном к этой странице рисунке, вращающимся, а все нанизанное на нем несколько приподнятым вверх, есть достояние таких нищих, которые состоят под непосредственным покровительством монастырей. Каждый тибетец может пожертвовать на убранство дулдуя, что пожелает: один дает монету, другой раковину, третий чётки, иной кольца, бусы и проч. Нищие с дулдуем громко поют или просто кричат, произнося отрывки из первоначальной истории жизни Будды, чем дают возможность последователям буддизма лишний раз вспомнить о том, что и их первый учитель имел такой же образ, как и они, проповедуя свое учение.

В марте месяце в Тибете приступают одновременно и к вспахиванию поля и к обсеиванью его зерном. Из земледельческих орудий тибетцы знакомы только с одной примитивной деревянной сохой с железным сошником, парной или одиночной запряжки; пашут здесь на быках-яках или хайныках,- реже на лошадях.

Тибетская соха
Тибетская соха

Интересно, что в период весенних земледельческих работ, в каждом селении раздаются звонкие голоса детей, хором взывающих к Богу о ниспослании на землю хороших урожаев.

В конце августа приступают к уборке хлеба; при жатве употребляют нечто в роде нашего серпа; сжатый хлеб почти тотчас же свозят к жилищам и, по мере просушки, его или обмолачивают или складывают под навес.

Для перемола, зерна имеются ручные и водяные мельницы.

В наиболее красивых, приветливых и вместе с тем уютных уголках Тибета устроены кумирни или монастыри, а при этих последних нередко и управления начальников, и дома их приближенных. При монастырях же проживают и торговцы, со складами своих товаров, словом, монастыри играют роль общественных и религиозных центров, и заменяют собою города, которых здесь вовсе нет.

Грамотность в Тибете, как в былые времена и у нас на Руси, доступна лишь духовному классу, который составляет десять-двадцать, а то и больше, процентов всего населения. К светочу религиозных знаний тибетский темный народ обращается во всех более или менее важных случаях жизни.

Дороги, пересекающие Тибет, повторяю, исключительно вьючные, пролегают не только по долинам рек и речек, но и через разделяющие их хребты и горы. В области оседлого населения через горные ручьи и речки устроены мосты; в районе же кочевых обитателей переправы производятся вброд.

Тибетская лодка: переправа через верхний Ян-цзы-доян
Тибетская лодка: переправа через верхний Ян-цзы-доян

Для переправы через главные реки Тибета служат оригинальные лодки, похожие на кузов саней. Деревянный остов тибетской лодки, связанный из нескольких обручей, прикрепленных к деревянной раме, обтягивается шкурой яка; при спуске на воду швы ее каждый раз смазываются салом. Переезд лодки сопровождается громким гиканьем, подобным тому, какое издают тибетцы при их атаках на неприятеля.

Главные или большие дороги, которые связывают Сы-чуань с Лхасой, постоянно оживлены бычачьими караванами, везущими в столицу Тибета сычуаньский чай, шелк и проч. и вывозящими обратно шерсть, маральи рога, мускус, тибетские сукна, ткани, предметы культа и немногое другое.

Вдоль всяких дорог, во многих местах, сложены из сланцевых плит более или менее длинные валы "мэньдон" или "мани" также часто можно видеть высеченную огромными буквами на отшлифованных самою природою выступах скал мистическую формулу "ом-мани-па-дмэ-хум", что значит: "о, ты, сокровище на лотосе!"*, а иногда далее и поясное изображение самих божеств буддийского пантеона.

* (Лотос (Nelumbium) - прекрасное растение, которое, согласно индийской мифологии, служит троном творцу мира, а также считается и символом земли.)

На перевалах, как и в других местах Центральной Азии, сооружены "обо", а по горным ручьям - хурдэ - молитвенные мельницы, приводимые во вращательное движение, подобно мельничным жерновам.

Хурдэ, вращаемое водою
Хурдэ, вращаемое водою

Среди обитателей Центральной Азии вместо денег, как их представляют себе европейцы, вращается ямбовое китайское серебро в больших и малых слитках, а также изредка и медные круглые монеты "чохи", с отверстием посредине. В Тибете лее в ходу преимущественно индийская серебряная монета, рупия, которая чеканится англичанами в Калькутте и которую главным образом признают тибетцы. В центральном Тибете нередки тибетские серебряные монеты "дхамха", фабрикуемые в Лхасе. В Каме или восточном Тибете эти монеты встречаются редко; еще реже непальские.

Во многих местах Тибета вообще и в верхнем бассейне Желтой реки и Ян-цзы-цзяна в частности, тибетцы копают золото, применяя в работе самый примитивный способ и пользуясь самыми грубыми инструментами*.

* (Однако, экенлоатирование золота не вяжется с суеверным представлением тибетского народа, поддерживаемым ламами в следующем воззрении: "если выкопать из земли самородок золота, то исчезнет все золото, находимое в речном песке; самородок - это корень золотоносного растения или само растение, золотой яге песок - цветы или семена этого растения".)

Нравственные качества тибетцев - лень, грубость, лицемерие, корысть в связи с ханжеством и суеверием. Тибетцы лукавы, вороваты; они никогда не могут удержаться от соблазна воспользоваться чужою собственностью. Барантачество развито очень сильно. Все эти отрицательные стороны наиболее присущи тибетскому кочевому населению, среди же оседлых тибетцев нередки и порядочные люди с более мягким характером и некоторым понятием о гостеприимстве. На языке таких людей еще понятна пословица "как в тенистой глубокой воде рыбы больше, так и у хорошего человека больше друзей".

Серебряная ямбочка
Серебряная ямбочка

Общей характерной чертой у тибетцев служит, между прочим, крайняя подозрительность, недоверие, основанные на применении народом древнего обычая избавления от ненавистного и преграждающего дорогу человека при посредстве яда, секретно вводимого в еду и питье, обыкновенно в местном вине. В силу этого, тибетец решается вступить в дружбу не иначе, как только исполнив известный обряд "братанья", основанный на обмене гау и принесений клятвы перед бурханами.

В целях поддерлсания внутреннего порядка и гарантии без-опасности извне, тибетцы, хотя и не имеют постоянного войска*, как мы его понимаем, но, тем не менее, по первому требованию своих начальников, скоро выставляют необходимый по численности конный отряд в полном боевом снаряжении** и походной готовности. Предводителями отрядов назначаются испытанные в боях хошуниые начальники, которые бывают вооружены лучше других...

* (Исключая центрального Тибета - самой Лхасы и ее окрестностей.)

** (То есть с ружьем, саблей и пикой; пращей пользуются преимущественно пастухи.)

Тибетцы по-своему смелы и воинственны. Они счастливы, когда располагают хорошим конем и отличным вооружением. Превосходные неутомимые наездники, тибетцы имеют привычку подтягивать стремена так высоко, что верхняя часть ноги - бедро лежит у них совершенно горизонтально.

I. Китайско-тибетская монета; эти монеты начали, невидимому, чеканиться в 1793 г. Настоящая монета 1803 г. 8-ой г. правления Kia-King (начало в 1796 г.). - II. Тибетская монета (по образцу непальских) с подписью нам-чжал-гал-дань-по-6ран-чогле', которую Лакупери толкует как обозначение 27 года из 60-ти-летнего цикла (нам-чжад) и место чеканки: в году нам-чжал из дворца Галдань'. Г. Ц. Цыбиков говорит, что подпись эта, которую следует читать 'Гал-дань-по-бран-чог-де-нам-чжал', означает название далай-ламского дворца в монастыре Брайбун, где находился монетный двор до перенесения его в Лхасу, по соседству с Поталой. По Лакупери год этой монеты 1772. - III. Тибетско-непальская, по образцу непальских, с двумя цифрами 15-24, первая означает № 60-летнего цикла (1-ый цикл начался в 1026 году). Мопета значит 1889 года,- Непальские. IV. Царствования Nivasamalladeva, царя в Патане, неп. эры 789 = 1668 по Р. X.-V. Mahlndrasimhadcva, царя в Катманду, неп. Эры 839 = 1718 по Р. Хр.-VI. Ranajitamalladeva, царя в Бхатгаоне, неп. эры 842 = 1721 но Р. Хр.-VII. Pratapasimhasah (горкинской династии) эры шака 1698 = 1777
I. Китайско-тибетская монета; эти монеты начали, невидимому, чеканиться в 1793 г. Настоящая монета 1803 г. 8-ой г. правления Kia-King (начало в 1796 г.). - II. Тибетская монета (по образцу непальских) с подписью нам-чжал-гал-дань-по-6ран-чогле', которую Лакупери толкует как обозначение 27 года из 60-ти-летнего цикла (нам-чжад) и место чеканки: в году нам-чжал из дворца Галдань'. Г. Ц. Цыбиков говорит, что подпись эта, которую следует читать 'Гал-дань-по-бран-чог-де-нам-чжал', означает название далай-ламского дворца в монастыре Брайбун, где находился монетный двор до перенесения его в Лхасу, по соседству с Поталой. По Лакупери год этой монеты 1772. - III. Тибетско-непальская, по образцу непальских, с двумя цифрами 15-24, первая означает № 60-летнего цикла (1-ый цикл начался в 1026 году). Мопета значит 1889 года,- Непальские. IV. Царствования Nivasamalladeva, царя в Патане, неп. эры 789 = 1668 по Р. X.-V. Mahlndrasimhadcva, царя в Катманду, неп. Эры 839 = 1718 по Р. Хр.-VI. Ranajitamalladeva, царя в Бхатгаоне, неп. эры 842 = 1721 но Р. Хр.-VII. Pratapasimhasah (горкинской династии) эры шака 1698 = 1777

Летом, как только лошади успевают откормиться, тибетцы

организуют партии для воровских набегов в соседние или отдаленные хошуны. Чаще воруют в чужих округах, при чем предметом самого воровства является скот, до баранов включительно. Нередко воровство переходит в открытый разбой. Уворованную и доставленную на место добычу делят, приблизительно, таким образом: половину из всего награбленного отдают в пользу своего хошунного начальника, а из остального - одна половина поступает предводителю партии, а другая - всем остальным ее членам.

Печать
Печать

Общий процент смертности в Тибете невелик, не считая, конечно, неизбежных периодических повальных болезнен, как, например, оспа, случающихся сравнительно редко; тем не менее, прирост населения в этой стране крайне ограниченный, что надо приписать главным образом существованию в Тибете полиандрии и присутствию многочисленного класса безбрачного духовенства с одной стороны и междоусобным войнам с другой...

предыдущая главасодержаниеследующая глава



ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ 'История религии'