предыдущая главасодержаниеследующая глава

Административное деление

Территория с тибетским населением, подвластная с начала XVII-го столетия Дай-цинам и известная ныне под именем Тибет, пользовалась вначале полною автономией) под верховным управлением далай-ламы и разделялась на четыре провинции: У (Уй), Цап (Цзан), Кам и Нгари (К'орсум). Однако, с течением времени, Дай-цины, следуя своей общей политике в отношении инородцев, стали постепенно, почти незаметно для самих тибетцев, усиливать свою власть над их территорией), причем часть ее подчинили надзору властей соседних провинций Собственного Китая, для наблюдение же над более отдаленными от последнего землями назначили в Лхасу своего постоянного представителя-амбаня*. Вместе с тем принимались меры к ослаблению власти далай-ламы и к устранению его от действительного участия в управлении. Кроме того, другие высшие иерархи Тибета стали претендовать на верховную власть над разными областями в ущерб правам далай-ламы, и китайское правительство отнеслось к подобным притязаниям довольно благосклонно.

* ("Регулярные сношения Китая с Тибетом"), пишет Rockhill (The Dalai lamas of Lhassa and their ralations with the Manchu Emperors of China 1444-1908 by W. W. llockhill): "установились в VII, VIII и IX вв. по Р.-Х., когда наступил расцвет силы Тибета. Армии последнего совершали свои победоносные походы в Индию, Центральную Азию и Китай"...

В Китае тибетцы некоторое время владели значительною частью нынешних провинции: Гань-су, Сы-чуаиь и Юнь-иань. Они занимали однажды даже г. Чэп-дуфу, тогдашнюю столицу императоров Таиской династии 618-960 г., и на престоле Китая был их ставленник.

В то время тибетцы были союзниками багдадских халифов, которых они поддерживали силою своего оружия.

С падением политического влияния, Тибет выступает вскоре в выдающейся роли религиозного руководителя буддистов-ламаитов.

После политических сношении Китая с Тибетом в вышеуказанную эпоху наступает реакция: Тибет утратил былое могущество, и Китаю нечего было его бояться.

В XIII в. начинается новая эра в истории Тибета, когда эта страна постепенно приобретает положение религиозного руководителя и, благодаря этому, начинает влиять на политику Китая.

В 1260 г. Хубилан, занявший императорский престол в Китае, жалует Дрогониаксбе титул императорского наставника, признает его главою буддийской веры и величает "князем великого драгоценного (буддийского) закона".

Сношения монгольской династии с Тибетом ограничились однако этим, и монгольская армия не ходила далее провинции: Гань-су, Сы-чуань и Юнь-нань.

При Юаньской (монгольской) династии и затем Минской (1368-1444) многие ламы Тибета получали пышные титулы и подарки, посылая в свою очередь дары китайскому двору, но дело этим и ограничивалось, и о политическом влиянии Китая на Тибет не было и речи.

Первый император манджурской династии Шунь-чжи, по восшествии на престол, неоднократно тщетно приглашал к себе в Китай пятого далай-ламу, в целях завести с ним дружеские отношения и добиться всевозможных выгод Китая в Тибете, тем более, что в это время Тибет гремел славою желтошапочной секты Цзонхавы, во главе которой стоял тот же далай-лама, имевший огромное влияние и на тангутов и на монголов.

Наконец пятый далай-лама принял третье любезное приглашение Шунь-чжи, посещение состоялось в 1652 году в 10-м месяце. Почести, оказанные дадай-ламе, свидетельствовали, что китайцы видят в лице его независимого государя, сношения с которым крайне полезны и необходимы Китаю.

После этого, действительно, сношения Китая с Тибетом сделались обычным явлением, и в XVIII столетии, при седьмом далай-ламе, в Лхасе учредилось правление китайского "да-женя" - политического агента или, как сами китайцы его называли" посредника между Пекинским и Лхаским дворами. Однако, первый такой посредник вскоре был убит тибетским ханом Журчед Намчжилом - светским правителем Тибета - за вмешательство не только во внешнюю политику, но и во внутренние дела Тибета.

Воспользовавшись этим случаем, китайцы назначили в Лхасу своего резидента, с конвоем, передав власть суверенного правителя - тибетского хана, самому далай-ламе. При десятом далай-ламе китайское правительство издало декрет, коим Тибету запрещалось иметь сношение по государственным вопросам с иностранцами. Это первый шаг вмешательства и желание подчинить Тибет своему неограниченному влиянию; хотя рядом с этим Китай заключал с Тибетом договоры о вечном мире и согласии. Такого рода договоры увековечены на каменных монументах, поставленных в Тибете.

Таким образом, до ближайшего времени, Тибет являлся государством, находящимся под протекторатом Китая.)

Кундык или кулон (Tetraophasis szechenyi), 1/16 наст. вел
Кундык или кулон (Tetraophasis szechenyi), 1/16 наст. вел

В настоящее время территория, населенная тибетцами и входившая в состав Китая, делится на ряд почти независимых друг от друга владений, которые в порядке подчинения центральному правительству, распадаются на три следующие группы:

Северо-восточная часть указанной территории, включая сюда Куку-нор* и Амдо, населенная, кроме тибетских кочевых поселений, еще и монголами, подчинена ведению Сининского цинцай'я.

* (Озеро Куку-нор лежит на большом пути богомольцев, следующих из Монголии в Тибет, и покоит свои голубые соленые воды на высоте 10500 футов над уровнем моря, в превосходной пастбищной долине. Простираясь в окружности до 350 верст, Куку-нор имеет почти в середине остров Куйсу, на который впервые сплавали и изучили его двое членов Монголо-Сычуаньской экспедиции Русского Географического Общества. В административном отношении под словом Куку-нор подразумевают целую область.)

Юго-восточный угол включен в состав китайской провинции Сычуань и подчинен непосредственно генерал-губернатору последней. Важнейшими городами здесь являются: Батан, Литан и Да-цзян-лу.

Уллар (Megaloperdix thibctanus).
Уллар (Megaloperdix thibctanus).

Вся остальная часть рассматриваемой территории, значительно превосходящая по своим размерам две других и составляющая Собственный Тибет, до последнего времени закрытый для иностранцев, находилась под надзором лхаского резидента.

Монастырь К'гардин-гомба, в вост. Тибете.
Монастырь К'гардин-гомба, в вост. Тибете.

Доныне в памяти народа, повидимому, утверждает В. Л. Котвич, крепко держится деление Собственного Тибета на четыре, отмеченные выше, провинции, но в административном отношении это историческое деление уже утратило в значительной степени практическое значение. В действительности он является в настоящее время разделенным на несколько автономных владений, установить точные границы которых не представляется однако возможным в виду существования спорных областей.

Главную часть из этих владений составляют земли, признающие над собою власть далай-ламы; общую численность подведомственного ему населения французский путешественник Дютрейль де Ренс определяет в 1 1/2 миллиона душ, в том числе триста тысяч монахов. Центром этого владения является провинция У или Уй, но в состав его входят области и других провинций, и вообще далай-ламское правительство не упускает случая к расширению своей власти.

Затем следует область, подчиненная второму тибетскому святителю, перерожденцу будды Амитабы "будды Беспредельного света" - Банчэнь-ринбочэ, пребывающему в монастыре Даший-лхунбо близ г. Шихацзэ.* Ему подчиняется до ста тысяч человек, проживающих преимущественно в провинции Цан; но его авторитет распространяется и на другие местности, как, например, Амдо, где он назначает настоятелей монастырей племени и'голок.

* (Основателем монастыря Даший-лхунбо был ученик и последователь Цзоихавы, Гэпдунь-дуб, который считается, как говорит Г. Ц. Цыбиков, ("Буддист паломник у святынь Тибета"). Петроград. 1918. Стр. 364) первым далай-ламой и жил с 1391 по 1475 год. В 1414-м году он отправился в Ун и в монастыре Даший-донха впервые встретился с Цзоихавой, который сразу приблизил его к себе и не разлучала с ним до конца жизни. После смерти Цзоихавы он продолжал пребывать в Уе, где всюду проповедывал желтошапочное учение и в 144-7-м году нашей эры положил основание монастырю Даший-лхунбо.

"Когда под'езжаешь к монастырю", пишет там же Г. Ц. Цыбиков, "то первыми бросаются в глаза пять золотокровельных храмов, стоящих по одной линии с востока на запад. Они почти одной формы а содержат в себе субурганы - надробил пяти бапчень-ринбочэ или банчень-эрдэии. Стены этих зданий сложены из каменных плит и окрашены в коричневый цвет, крыши в китайском стиле из золоченых листов красной меди. Они строились в разное время с востока на запад, так что могила первого банчэня находится на восточном краю, а пятого - на западном...

"Между усыпальницами первого и второго банчэпей находится дворец сих перерожденцев"...

Дворец этот сами монахи зовут "Гадам-побран". На восточной стороне, рядом с дворцом, находится здание цокчэнского дугана, главной святыней коего считается статуи Шакьямуни, вылитая еще при Гэидунь-дубе.

На северо-восточном краю монастыря выдается громадная стена-щит, выстроенный с пустым пространством внутри, с окнами и дверью с боков. Эта стена пред-назначена для выставления па ней большого изображения будд в день годового праздника...)

Далай-лхунбо и Шихацзэ-цзон
Далай-лхунбо и Шихацзэ-цзон

Глава секты сакья, имеющий резиденцию в монастыре* того же имени**, пользуется правами по управлению последователями этой секты. Равным образом и приверженцы старой религии-бон-по, живущие главным образом в области Чжядэ, в провинции Кам, не признают над собою власти буддийских иерархов, образуя автономные владения.

* ("Монастырь этот, по образцу лхаских, делится на факультеты, из коих три богословских и один тарнистический".

Во всех дацанах насчитывают до четырех тысяч монахов, хотя постоянно живущих из них в Даший-лхунбо едва-ли более двух с половиною тысяч.

Главой монастыря является перерожденец банчэнь-гфдэни, который назначает по одному настоятелю в каждый дацан с пожизненною властью...

Современный VI банчэнь-рипбочэ Гэлэг-намчжял
Современный VI банчэнь-рипбочэ Гэлэг-намчжял

Почти в одной версте на северо-восток от монастыря, на отдельной горке находится полуразрушенный старинный замок Шихацзон или Шихацзэ, носящий еще название Сам-дуб-цзэ, принадлежавший прежде светским правителям этой провинции. Говорят, что Цзанба, владелец этого замка, оказал упорное сопротивление Гуши-хану, которому стоило немало труда взять замок...

К востоку от замка, на берегу реки Цзанбо-шяр, находится один из загородных дворцов банчэней, окруженный обширным садом. Рядом с дворцом несколько зданий, среди которых выделяется храм, где банчэнь дает аудиенции высшим представителям духовной и светской власти, а также принимает поклоняющихся богомольцев... В саду на цепи молодой слон и тибетские медведи, в конюшнях любимые породистые лошади банчэня, вывезенные из Европы через Индию.

"Одним из трех великих лап^ иерархии современного ламаитского мира, как известно, является хозяин монастыря Даший-лхунбо, перерожденец банчэнь-ринбочэ, коих монголы и официальный язык пекинского правительства зовут "банчэнь-эрдэии". Генеалогию, или точнее, поколения перерождении знаменитых лам ламаиты выводят от времен будды Шакьямуни, а ближайшим образом от современников основателя ламаизма, Цзонхавы. Так говорят они, что банчэнь-эрдэни был во времена Цзонхавы его учеником Хайдуб-гэлэг-балсаном; далай-лама - другим его учеником Гэндунь-дубом и, наконец, ургинский хутухта - Чжамьяном-чойрчжэ-даший-балданем. vHo, как известно, в первое время у последователей Цзонхавы не было в обычае отыскивать и воздавать почести перерожденцам. Культ их начался гораздо позднее, и, в частности, первым банчэнем считается лама Ловсан-Чойчжи-чжялцань, который родился в долине Рона в 1570 году.

Имя второго банчэня было Лобсап-ешеи (1664-1737?).

"Третий, знаменитый банчэнь, современник императора Цянь-луна, родился в 1740 году и назывался Балдан-ешен. Он был замечательно способный дипломат и писатель. В своих сочинениях оп между прочим развил мысль, на которую намекали его предшественники, что банчэнь будет двадцать пятым ханом Ригдап-дагбо, который будет главенствовать над буддистами в так называемой "северной войне Шамбала", в которой буддисты будут сражаться с иноверными-лало... Он умер в 1780 году.

Четвертый банчэнь, также известный своими многотомными сочинениями, именовался Данбий-ньима - солнце религии" (1781-1854).

Пятый банчэнь Данбий-ванчуг (1855-1881) был, повидимому, человек очень своехарактерный и замечательно способный. Будучи по званию главой желтошапочного учения в этой стране, соседней с влиятельной красношапочной сектой сакья, он не довольствовался своим учением и с увлечением занялся законоучениями названной секты. Свои. занятия он довел до того, что открыто принял некоторые наставления от Сакья-пандиты, что переполнило чашу терпения его приближенных, а также монахов монастыря Даший-лхунбо. Последние подняли смуту; предводительницей недовольных была родная мать банчэня, женщина, умевшая, повпдимому, с большим искусством разжигать страсти, потому что банчэнь однажды, как говорит предание, в досаде воскликнул: "Ах, как хорошо было бы иметь немую мать"!

Современный или шестой перерожденец, родившийся в 1882 году, имеет полное имя Ловсан-тубдань-чойчжи-пьима-гэлэг-намчжал пли, как проще называют его, Гэлэг-намчжал. Родиной его считается южная часть провинции Уй...)

** (Сам-яй является первым, по времени своего основания, монастырем Тибета. По преданию, он основан в 811-м году ханом Тисрон-дэвцзаном при помощи известного проповедника буддизма Падма-Самбавы, именуемого тибетцами чаще Ловбон-чэнь-бо или Ловбон-Бадма-чжуннай.)

Все эти многочисленные владения Собственного Тибета объединялись между собою общею зависимостью от лхаского резидента. Кроме того, повторяю, влияние и могущество желтошапочной буддийской секты гэ-луг-па здесь настолько велико, что ее глава далай-лама распространял, а. теперь еще больше распространяет, свой авторитет, как духовный, так и политический на всю территорию, населенную тибетцами.

Сношения Тибета с соседними странами, при описанных выше топографических его особенностях, представляют громадные трудности, и главную из них составляет отсутствие удобных путей сообщения.

То, что разумеется в Тибете под именем лам - дорога или даже чжа-лам-большая дорога, представляет на деле узкую тропинку, идущую но глубоким лощинам или ущельям, пересеченным местами бурными потоками, очень трудно, а подчас и вовсе не переходимыми в брод; мосты же на подобных потоках попадаются сравнительно очень редко. Часто дорога идет по крутым утесам, достигающим 15-16000 футов абсолютной высоты с обледенелыми или снежными склонами. Иногда дорога узкою лентою вьется по карнизу скал, нависших над пропастью, и загромождена камнями или, наоборот, изрезана рытвинами так, что два завьюченных быка или яка едва могут пройти рядом. Для таких дорог лучшим животным является тибетский як. Благодаря устойчивости ног, як проходит но самым опасным местам. Як не прихотлив в корме и всегда довольствуется, сравнительно, небольшим количеством тибетских жестких трав - "шириков". Отрицательными качествами яка служат лень и упрямство, вследствие чего он годится лишь для небольших переходов; кроме того его нельзя употреблять для перевозки тяжелых и в особенности хрупких предметов, так как як в группе не идет вереницей, как ходят верблюды или лошади, а следует обыкновенно беспорядочной толпой, теснясь и беспрестанно толкая друг друга. В горах яки идут медленно, в долине лее вдвое быстрее, тем не менее лошадь осиливает в один день два яковых перехода. В виду этого туземцы нередко предпочитают лошадей, в крайнем случае - хайныков, то есть помесей яка с коровою, которые довольно послушны, сильны, имеют обыкновение следовать гусем, но которые и ценятся раза в три-четыре дороже яка...

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"