предыдущая главасодержаниеследующая глава

Был ли Пий XI отравлен агентами гестапо?

В 1939 г. исполнялось 10 лет со дня подписания Латеранских соглашений. Пий XI назначил по этому поводу созыв конференции итальянского епископата. Поговаривали, что он был настроен дать на этой конференции решительный бой "человеку провидения". Папа готовился будто бы если не денонсировать Латеранский договор, то по крайней мере отказаться от конкордата с Италией. Другие источники утверждали, что Пий XI подумывал о том, чтобы предать публичному осуждению нацизм. От человека решительного, фанатичного, упрямого, да к тому же стоящего одной ногой в могиле, можно было ожидать всего. Так по крайней мере считали фашистские заводилы. Зять Муссолини Чиано отмечал в своем секретном дневнике: "Можно не сомневаться, что этот папа способен на все, даже на торжественные осуждения и отлучения, он даже в крайнем случае готов покинуть Рим"*.

* (Цит. по: Engel-Janosi F. Il Vaticano fra fascismo e nazismo, p. 134.)

Эти слухи, естественно, породили определенное беспокойство в окружении Муссолини и Гитлера. Секретные службы Италии и Германии получили указания любой ценой предотвратить антифашистские выступления Пия XI.

Открытие конференции итальянского епископата, на которой папа собирался выступить с программной речью, было назначено на 11 февраля 1939 г. Вот уже много недель Пий XI трудился не покладая рук над текстом этой речи. С приближением даты открытия конференции в ватиканских кругах росла нервозность. Рим был полон слухов о предстоящем "историческом" выступлении Пия XI, осуждающем фашизм и нацизм. Но папе, способствовавшему (и в немалой степени) приходу к власти Муссолини и Гитлера, не суждено было исправить своей ошибки. 31 января он внезапно почувствовал себя дурно. Врачи поставили диагноз - острая сердечная недостаточность. Больного уложили в постель, но на следующий день он уже поднялся и сел за письменный стол. Он просил врачей предпринять все меры, чтобы он мог участвовать в предстоящей конференции. Врачи старались, как могли. 9 февраля, после обеда, Пий XI вновь слег с тяжелым сердечным приступом. На следующий день, в канун открытия конференции, в половине шестого утра он скончался.

Смерть Пия XI была настолько неожиданной для его окружения, что он даже не получил положенного католику на смертном одре отпущения грехов: рядом не оказалось великого пенитенциария, в обязанность которого входит исповедовать папу.

40 лет спустя кардинал Тиссеран в опубликованных им воспоминаниях категорически утверждал, что Пий XI был отравлен отцом любовницы Муссолини Клары - доктором Петаччи, лечившим тогда папу. Доктор Петаччи состоял на секретной службе Гитлера и Муссолини, которые во что бы то ни стало хотели помешать выступлению папы с осуждением фашизма и нацизма. Но действительно ли Пий XI был отравлен агентом гестапо или умер от болезни сердца и действительно ли он собирался в конце жизни осудить фашизм и нацизм, как теперь заявляют многие католические авторы, достоверно неизвестно. Не стараются ли апологеты папства задним числом представить Пия XI, одного из самых реакционных пап XX в., в более благоприятном свете, чем он того заслуживает?

Частично ответ на этот вопрос дает опубликованный к 30-летию Латеранского договора (в 1959 г.) по распоряжению папы Иоанна XXIII набросок того самого выступления Пия XI, которого якобы так опасались Гитлер и Муссолини. В этом наброске нет и намека на осуждение нацизма и на разрыв с Муссолини. Он не содержит ничего нового по сравнению с уже известными документами Пия XI. Можно быть уверенными, что если бы в бумагах этого папы обнаружились какие-либо резкие высказывания против Гитлера или Муссолини, то Ватикан не преминул бы предать их гласности, чтобы хоть как-то подкрепить свою версию о том, что Пий XI на склоне лет пересмотрел свое отношение к фашизму и нацизму и действительно помышлял о разрыве с ними. По-видимому, таких документов просто не существует. Сказанное не исключает, однако, что гестапо или любая другая тайная служба Гитлера, которым папа мог показаться помехой в борьбе за власть в Европе, убрали Пия XI со сцены. К тому же в Берлине и Риме надеялись, что его преемником станет куда более сговорчивый и изворотливый Эудженио Пачелли. Во всяком случае, смерть Пия XI была встречена там со вздохом облегчения. Муссолини отреагировал на нее так: "Наконец-то отдал концы этот твердолобый человек". Таков был бесславный финал понтификата библиотекаря и альпиниста, оказавшегося на папском престоле. Оголтелый антикоммунизм толкнул его в объятия Муссолини и Гитлера, из которых он так и не смог вырваться.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"