предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 1. Русь до принятия христианства

В период подготовки к тысячелетней годовщине начального этапа принятия христианства в качестве официальной религии Древнерусского государства богословско-церковные круги Московской патриархии заметно активизировали свою религиозную деятельность. Пользуясь моментом, они стремятся извлечь из этого юбилея максимум пользы для современного русского православия. И все же их главная забота - убедить советских людей (не только верующих, но и атеистов) в том, что крещение жителей древнего Киева было не просто одним из важных событий отечественной истории, а ее фактическим началом, якобы определившим все содержание последующего исторического развития вплоть до настоящего времени. Именно так характеризуется эта акция киевского князя Владимира в современных богословских статьях и докладах. Такой изображается она и в церковных проповедях.

Делается это сознательно и с дальним прицелом. Богословы и церковные деятели понимают: если будет доказано, что крещение киевлян в 988 году - начало нашего исторического бытия, "откуду есть пошла руская земля", то и тысячелетняя годовщина этого события станет восприниматься всеми советскими людьми как юбилейная дата, важная не только для русской православной церкви, но и для всего нашего общества, частью которого церковь является. Значит, богословская концепция решающей роли религии и церкви в историческом процессе получит дополнительную аргументацию, способную ввести в заблуждение не только приверженцев современного русского православия, но и какую-то часть неверующих граждан социалистического общества. Само русское православие станет восприниматься ими как движущая сила отечественной истории, как стимулятор общественного прогресса, что вызовет симпатию к нему со стороны людей, плохо знающих прошлое своей страны и не умеющих анализировать его с позиций исторического материализма. Словом, преувеличение роли крещения киевлян в отечественной истории осуществляется церковными деятелями в религиозно-пропагандистских интересах.

Идеологи современного русского православия прибегают к различным способам искажения исторического прошлого нашей страны. Но чаще всего это делается посредством сознательного занижения уровня социально-экономического, общественно-политического и культурного развития, достигнутого нашими предками ко времени принятия христианства князем Владимиром и жителями древнего Киева.

В трудах современных церковных авторов дохристианская Русь изображается как нечто доисторическое, примитивное, ущербное в экономическом, политическом и духовном отношениях. Так, например, по уверению протоиерея К. Константинова, дохристианское древнерусское общество - это "смрадный и жестокий мир", где у людей "косные и эгоистические умы" (ЖМП, 1960, № 1, с. 47, 48). Другой богослов охарактеризовал дохристианские формы духовной жизни Древней Руси как "темное, озлобленное, мстительное язычество" (ЖМП, 1958, № 5, с. 47).

Грубо и беспардонно фальсифицируют состояние древнерусского общества до принятия христианства в качестве государственной религии клерикалы из русской эмигрантской религиозно-политической группировки. Они ни во что не ставят дохристианскую Русь: ее экономический, политический и духовный потенциал преподносится современному читателю как некое нулевое состояние, из которого древнерусское общество вышло якобы только благодаря христианизации. Мировую общественность пытаются уверить, будто "Россия создана христианством, православием". Эмигрантская церковно-политическая печать относит православие к "основным элементам нашего отечественного бытия", а православную церковь объявляет "демиургом русской истории".

Правда, некоторые из клерикалов-эмигрантов признают наличие в Древней Руси определенных политических взаимосвязей, характерных для государственных образований. В частности, автор доклада "Пути и судьбы России", прочитанного на нью-йоркском "съезде православно-русской общественности", соглашается с тем, что политическая деятельность князей от Рюрика до Владимира "объединяла Киевскую Русь". Но это объединение характеризуется докладчиком как явление чисто механическое, якобы лишенное внутренней духовной основы, которая будто бы появилась только благодаря "крещению Руси".

Однако большинство эмигрантских церковников-фальсификаторов даже таких оговорок не делает, представляя современным читателям и слушателям дохристианскую Русь в самом неприглядном виде. Если греки, римляне и германские народы, утверждается на страницах официального органа зарубежной юбилейной "Комиссии по подготовке к тысячелетию крещения Руси", пришли к христианству с "богатым языческим наследием" во всех областях общественно-политической и культурной жизни, то русские славяне, дескать, до принятия христианства "не имели совершенно ничего: ни государственных представлений, ни национального сознания, ни самобытной культуры". По уверению автора приведенных выше клеветнических высказываний, даже богов своих у восточнославянских язычников не было, а "весь древнерусский пантеон состоял из чужеземных божеств: Перун был божеством литовским. Хорс - скифо-сарматским, Мокоша и Велес - финскими. Никто из них даже имени не носит славянского". И заключается этот поток измышлений патетической фразой: "Нетронутую душу отдал христианству русский народ".

Нетрудно заметить, что в данном случае мы имеем дело с той антинаучной и реакционной концепцией исторического процесса, согласно которой все самое существенное в своей государственной, общественно-политической и культурной жизни наши предки будто заимствовали у других народов. Советской исторической наукой эта лжеконцепция давно опровергнута и разоблачена. И вот теперь ее вновь пускают в оборот, чтобы обосновать решающую роль христианизации Руси как якобы единственного определяющего фактора отечественной истории. Поступают так в расчете, что верующие советские люди воспримут ее некритически, а неверующие не обнаружат в ней реакционного социального содержания и не станут специально заниматься ее разоблачением.

Помимо прямой цели - лишить славянские народы пашей страны собственной истории, объявив их историческое бытие следствием чисто внешних влияний, - эмигрантско-клерикальные фальсификаторы преследуют еще и косвенную: доказать "неисторичность" Великой Октябрьской социалистической революции, чтобы скомпрометировать ее в глазах верующих трудящихся всего мира. Логика клеветников, которую им хотелось бы навязать как можно большему числу людей, такова: поскольку Октябрьская революция прервала развитие страны, начатое и обусловленное всем процессом христианизации Руси, то она якобы лишила Россию перспективы и привела к тому, что русский народ "стал отклоняться от своего подлинно исторического пути". Поэтому и тысячелетие формального начала этого процесса они рассматривают с откровенно антисоветских позиций - как напоминание о необходимости "восстановления исторической России" посредством "ликвидации революции".

Способ опровержения богословских заблуждений и клерикальных фальсификаций прост и надежен: обращение к правде истории, апелляция к фактам, опора на научно-материалистический анализ исторических событий. Полемику с поборниками современного русского православия и разоблачение клерикалов-антисоветчиков целесообразно начать не с характеристики процесса христианизации Древней Руси и его последствий, о чем разговор впереди, а с рассмотрения того отрезка отечественной истории, который этому процессу предшествовал, - с краткого, научными данными подтвержденного анализа древнерусского общества, каким оно было до введения христианства киевским князем Владимиром. Только такой анализ может доказать полнейшую несостоятельность представлений о дохристианской Руси как обществе, якобы ущербном во всех отношениях, каковым бы оно-де и осталось, не обратись наши предки к христианству.

Итак, какой была Древняя Русь до принятия христианства князем Владимиром и его подданными?

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"