НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ
Атеизм    Религия и современность    Религиозные направления    Мораль
Культ    Религиозные книги    Психология верующих    Мистика


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Послесловие

Имя Лео Таксиля хорошо известно советским людям. Его книги "Забавная Библия", "Забавное евангелие, или Жизнь Иисуса" вышли в русском переводе тиражом более миллиона экземпляров и были тепло встречены читателями.

Блестящая эрудиция, легкий стиль, остроумие способствовали популярности его книг.

Лео Таксиль (настоящее имя - Габриель-Антуан Жоган-Пажес, 1854 - 1907) - своеобразная фигура в ряду антирелигиозных писателей.

В детские и юношеские годы он получил воспитание в иезуитском колледже. Однако вместо религиозной деятельности он избрал путь борца против религии. Противоречия и абсурдность "священного" писания" ложь, лицемерие, ханжество, тупость и корыстолюбие священнослужителей раскрыли ему глаза на подлинную сущность религии. С 1879 г. в течение пяти лет он выпускает около двух десятков антирелигиозных произведений - острых сатирических памфлетов: "Любовные похождения папы Пия IX", "Сын иезуита", "Семейство Борджиа", "Отравитель Лев XIII и пять миллионов каноников", "Священный вертеп" и многие другие. В 1882 г. Таксиль пишет "Забавную Библию", а в 1884 г. выходит его "Жизнь Иисуса".

В апреле 1884 г. паша Лев XIII обнародовал энциклику "Род человеческий". В этом писании он призывал к решительной борьбе с атеизмом, неверием и объявлял свободомыслие делом рук дьявола. Восторг защитников религии был велик, когда они узнали, что послание подействовало даже на такого вольнодумца, как Таксиль: со слезами на глазах, стоя на коленях, просил он принять его обратно в лоно "матери-церкви".

С этого момента и в течение 12 лет Таксиль выступает с разоблачениями дьявольских козней. Он был принят самим римский папой и обласкан в личной аудненции.

Но вот в 1897 г. Таксиль выступил с публичным заявлением о том, что он в течение 12 лет мистифицировал церковь: он хотел узнать, до каких пределов распространяется вера во всякую чертовщину в среде священнослужителей. Оказалось, она беспредельна. Любой фантастический вымысел Таксиля о шабашах ведьм, деяниях дьявола и т. д. принимался виднейшими епископами, кардиналами и самим папой за чистую монету, во всяком случае использовался ими для оглупления легковерных людей. Мистификация увенчалась успехом.

Лео Таксиль опять стал открыто бороться против религиозного дурмана.

Сейчас читатель перевернул последнюю страницу книги Таксиля "Священный вертеп" (французское название "Скуфьи и скуфейники")1.

1 (Настоящее издание дается с некоторыми сокращениями.)

- Неужели все это правда? - может спросить он. - Ложь, предательство, убийство, разврат, стяжательство - неужели это и есть основное в деяниях высокопоставленных священнослужителей? Ведь они провозглашены наместниками бога на земле! Ведь они в своих проповедях и сочинениях призывают к кротости, смирению, терпению!

Трудно сказать, насколько точен Таксиль во всех деталях. Свою книгу он писал по тем документам, источникам, которые были в распоряжении исторической науки в конце XIX века. За прошедшие с тех пор 70 - 80 лет были обнаружены некоторые новые материалы, характеризующие папство. Однако если книгу Таксиля "Священный вертеп" нельзя рассматривать как вполне достоверный исторический труд, то ее с полным правом можно считать ярким боевым антирелигиозным памфлетом, дающим в общем верно и сатирически остро обширную живую картину пороков и злодеяний отцов католической церкви. Именно в этом смысл и значение талантливой книги французского писателя.

Как же случилось, что во главе такой могущественной, влиятельной церковной организации, призванной распространять и укреплять в сознании народных масс идеи благочестия и покорности, оказались, скажем мягко, аморальные люди? Причину этого нужно искать в самом христианстве.

Христианство возникло во второй половине I века в восточных провинциях Римской империи, в обстановке, когда на громадных территориях Европы, Африки, Азии под тяжким гнетом кучки римских рабовладельцев томились миллионы рабов, крестьян, ремесленников.

Массовые восстания рабов и бедноты терпели поражения, и тогда постепенно в среде самых обездоленных рождаются рассказы о новом боге, который явится на землю в образе человека, он будет среди людей, изопьет чашу людских страданий, умрет за людей, а потом воскреснет. В образе бога Иисуса Христа отражались чаяния и надежды многих миллионов, которые уже не надеялись на счастье в этой жизни. Не видя выхода на земле, люди стали искать его в потустороннем мире.

В такой обстановке рождался образ спасителя человечества - богочеловека, образ, который впитал в себя черты богов многих религий разных народов и потому был близок людям разных стран. Новый бог обращался ко всем, без различия национальности, расы, общественного положения. Этим объясняется широта распространения христианства, которое прокатилось по древнему миру как лавина.

Если христианство "выступало сначала как религия рабов и вольноотпущенных", по выражению Ф. Энгельса, если первоначально оно осуждало земные порядки и с гневом выступало против сильных мира сего, судило гибель развращенному и обезверившемуся римскому миру, то уже вскоре оно пошло на компромисс и с этим миром, с миром угнетателей. И вполне понятно почему: при зарождении христианства в нем отразились революционные устремления масс, однако бессилие в борьбе с рабовладельческим государством, сознание невозможности победы в этом земном мире постепенно вытравили бунтарские призывы из христианства; ему осталось лишь выполнять свои основные функции как религии - утешать, обнадеживать, призывать к равенству перед богом, уводить от реальных задач. Пользу подобной проповеди вскоре поняли господствующие классы.

Увековечение несправедливого социального строя - одна из характерных черт христианской религии. Ведь это вытекает из самого христианского вероучения, которое исходит из того, что частная собственность существует извечно, является божественным установлением, а потому должна быть признана естественным правом.

"Социальные принципы христианства, - писал К. Маркс, - проповедуют необходимость существования классов - господствующего и угнетенного, и для последнего у них находится лишь благочестивое пожелание, дабы первый ему благодетельствовал..."

Если мы бросим взгляд в глубины истории, то сможем увидеть, что христианская религия стояла на страже интересов эксплуататорских классов. А те, в свою очередь, видели в ней верного союзника и защитника. "Все и всякие угнетающие классы, - указывал В. И. Ленин, - нуждаются для охраны своего господства в двух социальных функциях: в функции палача и в функции попа. Палач должен подавлять протест и возмущение угнетенных. Поп должен утешать угнетенных, рисовать им перспективы (это особенно удобно делать без ручательства за "осуществимость" таких перспектив...), смягчения бедствий и жертв при сохранении классового господства; а тем самым примирять их с этим господством, отваживать их от революционных действий, подрывать их революционное настроение, разрушать их революционную решимость". Эту неблаговидную и мрачную роль и выполняла с успехом христианская религия.

Нужно сказать, что сами церковники порой не скрывали этого. В сочинениях многих видных богословов можно найти высказывания, которые красноречиво характеризуют роль религии. Один из крупных деятелей христианской церкви, "блаженный" Августин, признавал: "Бесконечно многим обязаны Христу богачи, потому что он вносит добрый порядок в их дома и хозяйство. Христос дурных рабов делает хорошими".

С именем Христа насаждалась христианская религия в "языческих" странах. С его именем во все уголки нашей планеты протаптывали тропы миссионеры с Библией в руках, представляя христианство как религию, несущую счастье каждому человеку. Христианские священнослужители не скупились на обещания, они сулили каждому, кто станет приверженцем новой религии, бессмертие, вечное блаженство, но не на земле, а в загробном мире. Ведь, согласно христианскому вероучению, Христос, который был послан богом на землю, чтобы мученической смертью искупить грехи людей, должен вновь вернуться в земной мир, чтобы судить живых и мертвых, жестоко наказать грешников и обеспечить райское блаженство праведников.

Проповедуя свое вероучение, богословы в качестве примера для подражания выставляют земную жизнь Христа. Говоря о его кротости, смирении, терпении, они внушают верующим необходимость быть такими же кроткими, такими же смиренными, такими же терпеливыми. Только таким путем можно заслужить свое счастье в загробном мире, учат священники в христианских храмах. Подобные проповеди произносились христианским духовенством - многие столетия назад. Подобные проповеди звучат в церковных храмах и в наши дни.

Они уводят человека с пути борьбы за действительное счастье в земной жизни в мир несбыточных мечтаний. Христианская религия, проповедуя, что все в руках божьих, что человек бессилен что-либо изменить своими силами в этом мире, обрекает его на пассивное ожидание милостей с неба. Вместо того чтобы добиваться лучшей жизни на земле, люди должны терпеливо ждать второго пришествий Христа, который принесет им избавление от тягот жизни.

Христианство обрекало рабов на пожизненное рабство, трудящихся, работавших на капиталистических предприятиях, на пожизненный труд на своих господ, безземельных крестьян - на пожизненную зависимость от помещиков. И этим-то людям, для которых единственным выходом из создавшегося положения была борьба за свержение несправедливого социального строя; проповедники религии внушали необходимость терпения и смирения. Они вновь и вновь ставили в пример Христа. "Христос терпел и нам велел", - учили церковники.

Ставя в пример верующим жизнь Иисуса Христа, церковники проповедуют принципы всеобщей любви, классового мира. "Перед Христом все равны", - провозглашают служители культа. Евангельские тексты полны поучений о необходимости любить своих ближних, прощать своим недругам, жить в мире со всеми окружающими людьми. Слова "Бог есть любовь" часто звучат в проповедях христианских богословов. Они внушают верующим необходимость исполнения заповеди Иисуса, которую он якобы дал людям в своей нагорной проповеди: "Любите врагов ваших, благословляйте, проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас" (Матфей, гл. 5, ст. 43 - 44).

Кому на деле служит эта Христова заповедь? Нетрудно видеть, что этот принцип христианской любви прежде всего на руку тем, кто угнетает простых людей, прежде всего представителям эксплуататорских классов. В качестве примера можно обратиться к событиям, происшедшим в нашей стране почти полвека назад, к Великой Октябрьской революции. В те дни, когда разорвавший оковы народ поднялся на борьбу с угнетателями, чтобы раз и навсегда покончить с капиталистическим рабством в нашей стране, христианские церковники, как и христианские сектанты, оказались в лагере защитников старого строя. В те грозные дни, когда решалась судьба России, стать ли ей свободной, или вновь оказаться под властью самодержавия, христианское духовенство выступило против восставшего народа. Пытаясь сыграть на чувствах людей, служители церкви обращались к рабочим и крестьянам с лицемерными призывами не забывать принципов христианской любви, примириться с теми, на кого они подняли руку. "Любите врагов ваших..." - еще и еще звучал этот лицемерный призыв.

Но народ уже не могли остановить заповеди Христовы. И тогда церковники сбросили с себя личину "друзей народа". Наиболее реакционные представители русского духовенства открыто выступили против революционных сил. В стане белогвардейцев спешно создавались отряды, в которые входили служители религии. В войсках Деникина, Колчака сражались против Красной Армии "полки Иисуса", "дружины святого креста". На их знаменах был изображен Христос.

Проповеди всеобщего братства, всеобщей любви направлены против интересов трудящихся. С помощью подобных проповедей христианские церковники пытаются парализовать волю масс, обезоружить их перед угнетателями. Разве можно прощать классовым врагам, разве можно мириться с насилием эксплуататоров?

По словам богословов и священнослужителей, христианство является провозвестником всеобщего мира. Ведь в евангелиях говорится о том, что Христос принес на землю мир. "Блаженны миротворцы", - провозгласил он в своей нагорной проповеди.

Это на словах. А на деле вся история христианства неразрывно связана с кровавыми бойнями, с религиозными войнами за веру. Эти войны освящались религией как "священные". Вспомним хотя бы крестовые походы, стоившие жизни многим тысячам невинных людей. Тогда забывалась заповедь о миротворцах и в проповедях церковников, благословлявших завоевателей, звучали другие слова, взятые из евангелия и принадлежавшие якобы Христу: "Не думайте, что я пришел принести мир на землю, не мир пришел я принести, но меч".

Когда иноземные завоеватели высаживались с кораблей на богатейших землях Азии, Африки, Америки, когда они захватывали чужие территории, сгоняя с них коренных жителей, вместе с вооруженными до зубов солдатами сходили на берег и христианские миссионеры, вооруженные Библией. Солдаты грабили аборигенов, безжалостно убивали невинных людей, захватывали в рабство темнокожих, сжигали их поселения. А благообразные священники внушали покоренным народам христианские идеи смирения, терпения, всепрощения.

Религия оправдывала колониализм, оправдывала действия захватчиков чужих земель. Действия колонизаторов освящались именем Христа. Они выдавались духовенством чуть ли не как благие действия угнетателей по отношению к закабаленным народам. Папа Пий XII прямо заявлял, что без влияния "цивилизованной Европы слаборазвитые страны могли быть увлечены слепым национализмом в хаос и рабство".

Церковники любят ссылаться на то, что еще первоначальное христианство будто бы указало принципы равенства и братства людей.

- Читайте евангелие, - говорят они. - Там часто утверждается, что в глазах бога "нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного".

Да, но ведь речь идет только о равенстве людей перед богом, которое, по учению церкви, не имеет никакого отношения к действительному неравенству людей! Причем перед богом люди равны как грешники. Такая проповедь "равенства" ничуть не мешала оправдывать самую отвратительную, самую откровенную форму неравенства и гнета - рабство. Согласно евангельскому учению, раб должен утешать себя тем, что в глазах господа он ничем не хуже своего хозяина и даже, может быть, праведнее его. Но раз так, всякая борьба за освобождение от рабства попросту излишня. Христианские принципы равенства на деле всегда оказывались лишь доводом в защиту сохранения неравенства и сводились в конце концов к положению: "Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от бога..." (Римл., гл. 13, ст. 1).

"Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим по плоти, не в глазах только служа им, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь бога" (Колос., гл. 3, ст. 22) - вот к чему во имя бога призывает христианство. Странное понятие о равенстве!

Разумеется, сегодня христианская церковь не такая, как вчера. Стремясь удержать верующих, паству, она перестраивает свои позиции в духе времени, ведет более тонкую политику, даже отказывается от некоторых своих принципов. Изменения можно увидеть и в Ватикане, цитадели католицизма. Папы римские, начиная с Иоанна XXIII, взяли курс на политику мирного сосуществования, провозгласили терпимость к инаковерующим и даже их объединению и т. д.

Однако сущность христианства осталась прежней. И Лео Таксиль хорошо показал в своей книге, что те, кто проповедует мракобесие, принципы, извращающие реальность в угоду власть имущим, сами не могут быть другими. Таковы факты, и от них никуда не скроешься.

Ст. Никоненко

предыдущая главасодержаниеследующая глава





ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© RELIGION.HISTORIC.RU, 2001-2021
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://religion.historic.ru/ 'История религии'
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь