НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ
Атеизм    Религия и современность    Религиозные направления    Мораль
Культ    Религиозные книги    Психология верующих    Мистика


предыдущая главасодержаниеследующая глава

"In vino veritas!"

(Истина в вине! (лат.))

Случилось так, что глава именитого дома попал в крайне неприятное положение (мы этим вовсе не хотим сказать, что в подобной ситуации не мог очутиться и простой смертный). Событие это разыгралось в период понтификата Александра II, и надо отметить, что достопочтенный первосвященник, будучи ловким дипломатом, не преминул воспользоваться благоприятным случаем, чтобы распространить папское влияние на светские дела западноевропейских государств.

Императора Генриха уже давно мучили смутные подозрения в отношении его супруги. А в один прекрасный день он убедился, что рогат...

Мольер произнес это слово, и мы позволим себе повторить его.

Поначалу император страдал молча, в надежде, что супруга его Берта, удовлетворив свой каприз, снова станет ему верной женой. Однако за первой вспышкой последовало множество других. По-видимому, благородная дама вошла во вкус и категорически не желала лишать себя тех удовольствий, которые доставляли ей маленькие любовные утехи. В конце концов дело дошло до открытого скандала. Любовные шашни императрицы стали притчей во языцех, и вскоре несчастный муж оказался не в состоянии найти ни одного человека среди придворных, который, говоря об императрице, не назвал бы ее "нашей крошкой". Естественно, это было очень неприятно!

Не желая быть посмешищем, оскорбленный Генрих принял решение расстаться с легкомысленной императрицей. Он уведомил архиепископа Майнцского о своем намерении. Последний одобрил решение императора и обратился к папе с просьбой утвердить развод.

Представитель папы в Германии Петр Дамиани, вместо того чтобы дать императору согласие на развод, от имени папы запретил расторгать брак с неверной женой и даже низложил архиепископа, поторопившегося дать согласие, ибо "разрешение на развод должно исходить только от самого папы".

На соборе, созванном во Франкфурте, Петр Дамиани произнес от имени Александра II следующую речь:

"Ваше поведение, сеньор, по отношению к вашей целомудренной супруге Берте недостойно не только верховного властителя, но и христианина. Человеческие и церковные законы осуждают вас! Берегитесь нарушить их! Рим имеет в своем распоряжении оружие, которое лишит вас императорской власти. Я приказываю вам подчиниться высшим велениям первосвященника, в противном случае вы заставите нас употребить против вас церковные каноны во всей их строгости и отнять у вас императорскую корону, которой вы уже оказались недостойны, поправ религию..."

В ответ на эту речь, которую восторженно приветствовали епископы, бедняга император смиренно заявил: "Я претерплю свой позор и покорюсь велению святого отца в назидание моим народам!"

Факт весьма поучительный! Церковь возводит даже прелюбодеяние в степень национального института! Христиане, обманутые женами! Несите смиренно ваше звание рогоносцев во имя спасителя: так приказывает папа, наместник Христа!

Разве этот инцидент не говорит о том, что Александр II весьма удачно плел свои интриги как против вельможной знати, так и против короля Генриха?

Разумеется, униженный Генрих своим поведением доказал, как мало он разбирался в делах и традициях римской курии. Он мог найти для себя выход более благоприятный, чем терпеть похождения своей ветреной супруги Берты, и избежать глумления со стороны папы. Ему следовало бы призвать к себе Петра Дамиани и сказать ему: "Завтра, когда вы явитесь во дворец, мой казначей отсчитает вам некую сумму золотом, которую вы с моей превеликой благодарностью передадите его преосвященству".

И весь вопрос разрешился бы к всеобщему удовольствию.

Епископ Герман Бамбергский1, отлученный папой за продажу должностей, кровосмесительство, оказался более догадливым и ловким. Он продолжал исполнять функции епископа, несмотря на папскую анафему. Александр, уведомленный об этом акте открытого неповиновения и мятежа, отправил епископам Анону и Зигфриду распоряжение явиться в Рим со строптивым Германом, чтобы вторично предать виновного анафеме в присутствии всего собора. Прелаты повиновались. Но предусмотрительный Герман Бамбергский захватил с собой в Рим сумму, соответствующую его светлейшему достоинству. Александр сразу сменил гнев на милость и не только восстановил его в звании, но и удостоил всех привилегий, связанных с кафедрой архиепископа.

1 (Бамберг - город в Средней Германии (во Франконии), центр епископства.)

Немецкий монах Ламперт Герсфельдский1, автор хроник, относящихся к XI веку (кстати, на редкость беспристрастных), рассказывает об этой истории следующее: "Святой отец пригласил трех прелатов - Германа, Анона и Зигфрида - на торжественный пир. К концу пиршества, когда винные пары расположили папу к откровенности, он признался, что симония вовсе не является в его глазах столь великим преступлением; он низлагает клириков, обличенных в симонии и прелюбодеянии, лишь для того, чтобы продать им отпущение грехов. При этом папа подчеркнул, что с уважением относится к церковникам, которые, став священниками, не превратились в камень и, не отказываясь от любовных утех, умеют приумножить свои богатства".

1 (Ламперт Герсфельдский - известный немецкий хронист (ок. 1025 - ок. 1085 гг.), монах Герсфельдской обители, автор "Анналов", где изложены события от "сотворения мира" до XI в. Особенно подробно освещен период 1040 - 1077 гг. Труд направлен против Генриха IV, в защиту папы. Таксиль ошибается: "Анналы" далеко не беспристрастны и объективны.)

Справедливость изречения "In vino veritas!" редко когда получала более наглядное подтверждение.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© RELIGION.HISTORIC.RU, 2001-2021
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://religion.historic.ru/ 'История религии'
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь