08.07.2014

История истинного и мнимого Панчен-ламы

В холодный январский день 1989 года в возрасте 51 года скончался самый главный лама Тибета – Панчен-лама X Чойкьи Гьянцен.

Панчен-лама X Чойкьи Гьянцен, Председатель КПК Мао Цзэдун и Далай-лама XIV Тендзин Гьяцо
Панчен-лама X Чойкьи Гьянцен, Председатель КПК Мао Цзэдун и Далай-лама XIV Тендзин Гьяцо

Смерть мятежного иерарха

В холодный январский день 1989 года в возрасте 51 года скончался самый главный лама Тибета – Панчен-лама X Чойкьи Гьянцен. Эта смерть стала полной неожиданностью и величайшей трагедией для тибетцев, которые любили его беззаветно. После бегства в 1959 году из Тибета не менее любимого ими Далай-ламы XIV Панчен-лама оставался единственным утешением для народа, ставшего частью «дружной семьи» огромного коммунистического Китая. Причиной смерти Чойкьи Гьянцена, как было объявлено китайскими властями, стал сердечный приступ, однако тибетцы до сих пор мало верят официальной версии. Многие считают, что за внезапной смертью иерарха стоит фигура тогдашнего партийного руководителя Тибета – Ху Цзиньтао, который позднее станет Председателем КПК.

Ходили слухи, что по его приказу врачи ввели Панчен-ламе смертельную инъекцию. Так это или нет, но причин для убийства излишне самостоятельного и всенародно любимого ламы было предостаточно. Несмотря на то, что Чойкьи Гьянцен смирился с китайским правлением, женился на ханьской женщине и завел в браке ребенка, он продолжал критически оценивать результаты китайского правления в стране. Ранее за это ему пришлось отсидеть в тюрьме, подвергнуться унижениям и изоляции. Власти считали, что отказ от монашеских обетов и женитьба успокоят мятежный дух Панчен-ламы, но сильно просчитались. За пять дней до своей смерти Панчен-лама подвел, по сути, разгромный итог существованию Тибета в составе КНР: «Благодаря освобождению, безусловно, имело место развитие, но цена, заплаченная за это развитие, была больше, чем выгоды». А потом случилась эта загадочная и скоропостижная смерть. Власти отвергли все обвинения, а позднее дочь Чойкьи-Гьянцена – Ринцзин Ванмо заявляла, что причиной смерти ее отца стало чрезмерное ожирение и хроническое недосыпание. Так это было или нет, но иерарх умер, и естественно встал вопрос о его следующем перерождении.

Поиски нового Панчена

Как известно, традиционным Тибетом управляли два иерарха – Далай-лама и Панчен-лама. О последнем известно гораздо меньше, хотя формально Панчен-ламы стоят даже выше Далай-лам. Если последние считаются воплощением бодхисаттвы Авалокитешвары, то Панчен-ламы, как считают тибетские буддисты, являются эманацией Будды Амитабхи, то есть зримым отражением абсолютного совершенства. После того, как китайские власти упустили Далай-ламу, Панчен-лама стал для них единственным действенным инструментом влияния на тибетцев. Десятый Панчен инструментом быть не очень-то и желал, потому китайские коммунисты возлагали большие надежды на его перерождение. Главой комиссии по определению новой реинкарнации Панчен-ламы был назначен авторитетный тибетский перерожденец Чадрел Ринпоче. Все стороны были заинтересованы в строгом соблюдении традиционной процедуры.

Как и положено, было найдено несколько претендентов, и на этом этапе китайские власти по настоянию Чадрел Ринпоче согласились на консультации с Далай-ламой. Этого тоже требовала традиция. Ведь исторически Панчен-ламы имели решающее слово в определении перерождений Далай-лам, а Далай-ламы, соответственно, принимали ключевое участие в поиске Панчен-лам. Чтобы обеспечить высокую степень легитимности, официальный Пекин пошел на тайное сотрудничество с Далай-ламой. Сначала все шло гладко. Чадрел Ринпоче и Далай-лама совместно определили круг претендентов, состоявший из 25 мальчиков, и даже определили наиболее вероятного из них. Им был ребенок по имени Гедун Чойкьи Нима, родившийся в семье простых тибетцев из района Лхари. Это очень не понравилось китайским чиновникам. Они ведь дали согласие на консультации с Далай-ламой, а не на его влияние на окончательный выбор. В результате партийные бонзы пошли на принцип и потребовали, чтобы для «объективного» разрешения вопроса была использована «золотая урна».

Мальчик из золотой урны

Во время церемонии «Золотой урны» в Пекине в 1995 году. Фото с сайта: thehumanist.org
Во время церемонии «Золотой урны» в Пекине в 1995 году. Фото с сайта: thehumanist.org

Правило «золотой урны» было введено в начале XVIII века властями династии Цин, которые также стремились установить контроль над процедурой выбора Панчен- и Далай-лам. Согласно этому принципу, особые дощечки с именами претендентов помещались в золотой сосуд, из которого затем специально назначенный чиновник вынимал первую попавшуюся. Предполагалось, что окончательный выбор должен пасть на того ребенка, чье имя будет написано на случайно вынутой дощечке. Маньчжуры обосновывали это тем, что боги, покровительствующие Тибету, должны повлиять на то, чтобы из сосуда была вынута «правильная» дощечка. Однако это полностью противоречило тибетской традиции, и тибетцы делали все, чтобы процедура эта превратилась в простую формальность.

В ход шли огромные взятки и манипуляции с урной. Но то, что было возможно с коррумпированными цинскими чиновниками, никак не работало с идеологически устойчивыми функционерами КПК. Чадрел Ринпоче понял, что это большая проблема и попытался отговорить партийных боссов от использования «золотой урны». Но недовольные его излишней самостоятельностью и выходящим за рамки дозволенного сотрудничеством с Далай-ламой власти КНР обвинили его в сепаратизме и отправили за решетку на 6 лет. Опасения Чадрел Ринпоче не были напрасными. В результате из урны была извлечена дощечка с именем совсем другого мальчика – Гьянцен Норбу, который «совершенно случайно» родился в семье надежных и проверенных членов Коммунистической партии Китая.

Самый молодой политзаключенный

Через некоторое время после проведения процедуры кандидат, на котором настаивали Далай-лама XIV и Чадрел Ринпоче, внезапно исчез вместе со своими родителями. В момент исчезновения ему было всего лишь 6 лет. Это дало право Human Rights Watch назвать его самым маленьким политзаключенным в мире. Сообщить о местоположении и судьбе Чойкьи Нимы, кроме Далай-ламы и Правительства Тибета, в изгнании требовали различные международные правозащитные организации, среди которых Комитет по правам ребенка, Совет по правам человека ООН и группа авторитетных публичных деятелей, включавшая шесть лауреатов Нобелевской премии. Пекин до сих пор отказывается раскрыть новое место жительства Чойкьи Нимы по причине «опасности, которая может угрожать ему от сепаратистов». Китайским властям предлагали показать ребенка независимой группе международных экспертов в режиме полной конфиденциальности, однако все, что было сделано КНР для успокоения общественного мнения, это следующее заявление: «Гедун Чойкьи Нима - совершенно обычный тибетский мальчик, находящийся в отличном состоянии здоровья, ведущий нормальную счастливую жизнь и получающий хорошее образование и культурное воспитание.

В настоящее время он учится в средней школе, его рост составляет 165 см, и он очень подвижный по натуре ребенок. Он очень упорно учится и получает неплохие оценки. Ему нравится китайская традиционная культура, и недавно он стал брать уроки каллиграфии. Его родители работают государственными служащими, а братья и сестры работают или учатся в университетах. Обвинения в том, что он якобы исчез вместе со своими родителями и его местоположение неизвестно, попросту являются неправдой». В этом заявлении были начисто проигнорированы требования предъявить ребенка комиссии. Ходят слухи, что в настоящее время мальчик действительно жив и здоров и оканчивает военное училище, однако, что из себя теперь представляет Чойкьи-Нима как личность и знает ли он о событиях, сопровождавших его раннее детство, неизвестно.

Панчен официальный

Редкая фотография Панчен-ламы XI Гедун Чойкьи Нимы, признанного Далай-ламой, незадолго до его исчезновения. Фото с сайта: www.thehumanist.org
Редкая фотография Панчен-ламы XI Гедун Чойкьи Нимы, признанного Далай-ламой, незадолго до его исчезновения. Фото с сайта: www.thehumanist.org

Между тем, в 1995 году Пекин предъявил миру официально признанного Панчен-ламу. Гьянцен Норбу уже получил свое очень длинное религиозное имя – Джецун Лосанг Джампа Лхундруп Чойкьи Гьялпо Пелсанбо (короче - Чойкьи Гьялпо). С раннего детства он получил китайское воспитание в Пекине под пристальным присмотром властей. Позднее его отправили в резиденцию всех предыдущих Панчен-лам – тибетский монастырь Ташилхунпо. Там Панчен-лама получил традиционное буддийское образование, в том числе логику, классические буддийские тексты и тибетский язык. Тем не менее, первым языком для него остается китайский. Впервые на публике Чойкьи Гьялпо стал появляться с 2006 года, когда ему, шестнадцатилетнему юноше, поручили открыть Мировой буддийский форум, посвященный «роли буддизма в обеспечении национального единства КНР». Свидетели утверждают, что во время работы форума его участники отнеслись к нему с подчеркнутой холодностью и не встали, когда он вошел в зал, хотя первое публичное появление главного буддийского ламы КНР должно было стать триумфальным.

Его репутация в среде тибетских буддистов упала еще ниже, когда в 2008 году едва достигший совершеннолетия Чойкьи Гьялпо осудил тибетское восстание в Лхасе: «Мы решительно выступаем против раскола страны и подрыва этнического единства». Вскоре его карьера бодро пошла в гору. В 2010 году молодой человек был назначен вице-президентом Буддийской ассоциации Китая, а затем и самым молодым членом Национального комитета китайской народной политико-консультативной конференции. Китайские власти прилагают усилия для того, чтобы поднять престиж «своего» Панчен-ламы в глазах тибетцев и тибетских буддистов, хотя и не выпускают его пока за пределы страны. После разрушительного землетрясения в Юшу в 2010 году Чойкьи Гьялпо возглавлял поминальную службу, а после селевого катаклизма в Ганьсу, в результате которого сильно пострадали тибетские поселения, из личных средств пожертвовал лишившимся крова семьям 50 тысяч юаней.

Что будет дальше?

Чойкьи Гьелпо во время официального мероприятия. Фото с сайта: www.news.cn
Чойкьи Гьелпо во время официального мероприятия. Фото с сайта: www.news.cn

Этого не знает никто. Ясно пока только, что, несмотря на все усилия властей и старание самого Чойкьи Гьелпо, ему не удалось заслужить признание и авторитет в среде тибетцев КНР и тибетских беженцев Индии. Все говорит о том, что, скорее всего, этого не произойдет никогда, хотя в прошлом в таких случаях тибетцы склонны были считать, что «дух» божества поселился в двух телах. Это правило, однако, не работает в данном случае. Китайские власти слишком грубо сработали в ситуации с определением перерождения Панчен-ламы в 90-х годах прошлого века. Впрочем, Пекин мало заботит эта проблема. Они явно будут на все 100% использовать «своего» Панчен-ламу в случае смерти Далай-ламы XIV. И это сильный козырь, поскольку, как отмечалось выше, именно Панчен-ламы традиционно играют решающую роль в поисках и определении перерождения бодхисаттвы Авалокитешвары. В ситуации, когда местоположение Гендун Чойкьи Нимы строго засекречено, фигура Чойкьи Гьялпо получает важное, хотя и чисто техническое, значение. Прекрасно понимая это, Далай-лама уже не раз заявлял, что его следующее рождение появится где угодно, но только не в Китае. Чем закончится эта схватка истинных и мнимых воплощений будд и бодхисаттв, покажет время.

Николай Цыремпилов


Источники:

  1. asiarussia.ru


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"