предыдущая главасодержаниеследующая глава

Последний оплот феодализма

Папство - продукт феодального общества. Нарождающаяся революционная буржуазия прекрасно понимала это. В своей борьбе с феодализмом она пыталась приспособить христианство к своим нуждам и потребностям, что нашло выражение в реформации и возникновении протестантизма. Папство, однако, продолжало сражаться за феодальный мир под знаменем контрреформации. В XVIII в. буржуазия католических стран и ее идеологи объявили беспощадную войну папству, призывая устами Вольтера "раздавить гадину". Этот призыв поддержали представители просвещенного абсолютизма.

Удары, которые нанесли католической церкви просветители, значительно ослабили ее влияние, подорвали ее былое могущество. Французская революция, впервые отделив церковь от государства, еще больше поколебала авторитет католической церкви. Завоевание независимости бывшими испанскими и португальскими колониями в Америке способствовало дальнейшему ослаблению влияния папства, выступавшего в роли пособника и союзника колониализма. Наполеон лишил папу светской власти. Он поселил Пия VII в Париже, а католических священников подчинил префектам полиции. В продиктованном самим Наполеоном катехизисе, положения которого вдалбливались церковниками верующим на всей территории Французской империи, утверждалось, что "христиане обязаны выражать по отношению к государю, ими управляющему, в частности - к императору, чувства любви, уважения, послушания и верности. Они обязаны нести военную службу и платить налоги для защиты империи и трона, возносить страстные молитвы за здоровье государя и за духовное и мирское благополучие государства"*.

* (Latreill A. L'Eglise catholique et la Revolution Francaise, v. II. Paris, 1950, p. 127.)

После падения Наполеона папство становится глашатаем контрреволюции в Европе. Венский конгресс восстановил папское государство. Вернувшись из Франции в Рим, Пий VII первым делом воскресил иезуитский орден, распущенный в 1773 г.

Иезуиты быстро захватили в свои цепкие руки управленческий аппарат церкви и проникли во все поры церковной жизни. Уже в январе 1814г., т. е. за несколько месяцев до официального восстановления ордена, иезуиты организовали в Париже "Миссионерское общество Франции", якобы с целью обратить в христианство французских "безбожников". В действительности "Миссионерское общество Франции" превратилось в филиал бурбонской полиции.

С еще большим усердием "длинная рука" Общества Иисуса действовала в Италии, где реакция охотно пользовалась его услугами.

В Пьемонте, Тоскане, Парме и в Неаполитанском королевстве церковь помогала восстанавливать "порядок". Но хуже всех приходилось жителям Папской области, которым с 1814 г. снова довелось испытать на себе тяжелую десницу "наместника бога". С возвращением Пия VII в Рим в папском государстве воцарились прежние порядки и обычаи: торговля должностями и святыми дарами, расточительная, скандальная жизнь духовенства, произвол и бесчинства папских родственников. Политически ненадежных заставляли исповедоваться каждые 15 дней у священников, назначаемых полицией. "Дело дошло до того, - говорит французский историк Сорен, - что в Риме было запрещено зажигать фонари на улицах, так как это полезное изобретение напоминало о пребывании в городе еретиков, по этой же причине было запрещено прививать оспу"*. Секретный агент Меттерниха сообщал в Вену в 1822 г., т. е, к концу правления Пия VII: "Можно утверждать, что в настоящее время Рим представляет собой в духовном отношении очаг запустения, а в мирском отношении - беспорядка. Жители склонны больше к предрассудкам, чем к подлинной вере. В этом правительстве кардиналов, прелатов и священников политика сводится к непрерывной игре фарисейства и макки-авелизма. Экономическая жизнь находится в удручающем беспорядке... Финансы пребывают в состоянии, которое невозможно выразить словами. Продажность министров и их невежество наносят изрядный ущерб казне... Во всей папской области суд открыто продается..."**.

* (Сорен Э. История Италии от 1815 года до смерти Виктора-Эммануила. Спб., 1898, с. 36.)

** (Les papes princes italiens. Paris, 1860, p. 84.)

При Льве XII (1823-1829) усилилось преследование инакомыслящих, увеличились налоги и эксплуатация трудового населения. Агент Меттерниха выражал недовольство по поводу порядков, господствовавших в папских владениях. В октябре 1825 г. он доносил своему патрону: "Вавилон - вот имя, соответствующее Риму. Все здесь добывается золотом... Римское духовенство на добрые 2/3 двуличное и продажное: проповедники в большинстве случаев безразличны к своим обязанностям или неверующие"*.

* (Les papes princes italiens, p. 95.)

Опасаясь, что подобные порядки могут вызвать революцию, великие державы направили Ватикану в 1831 г. по случаю избрания в папы Григория XVI (1831-1846) меморандум, советуя провести кое-какие реформы. Однако правление Григория XVI мало чем отличалось от правления его предшественников. Григорий XVI, "тупой и пьяный злодей", как говорил о нем Герцен, был игрушкой в руках своего "всемогущего" лакея Гаэтано Морони.

Кардиналы были под стать папе. "Что это за страшные, жестокие и подозрительные лица (напоминающие инквизицию и аутодафе), и что за веющие могилой лысины; в их отживших чертах виделась бесчувственность бессемейных стариков и жестокосердие дипломатов-иерофантов. Да, это люди инквизиции и реакции"*, - писал о кардиналах Герцен в своих "Письмах из Виа-дель-Корсо".

* (Герцен А. И. Письма из Франции и Италии. С того берега. М.-Л., 1931, с. 87.)

Герцен отнюдь не преувеличивал. Французский католический деятель Ламенне, посетивший Рим в 1832 г., говорил о ближайших сотрудниках Григория XVI, что они "карьеристы, скупые, испорченные, фанатичные идиоты"*.

* (Woodward E. L. Three studies in european conservatism (Metternich, Guizot, the catholic church in the nineteenth century). London, 1929, p. 268.)

В папских владениях для ареста достаточно было простого доноса. Особенно преследовались лица, причислявшиеся в церковно-полицейских документах к "классу, называемому мыслящим".

"Настоятели приходов, - обобщает итальянский историк Демарко, - имели право в любое время дня и ночи врываться в дома жителей, чтобы убедиться, не нарушаются ли законы благочестия и религиозные предписания... Под предлогом контроля за выполнением религиозных обрядов священники производили обыски и аресты"*.

* (Demarco D. Il tramonto dello Stato pontificio (Il papato di Gregorio XVI). Torino, 1949, p. 97.)

Тысячи политических заключенных томились в тюремных казематах. "Тюрьмы в Риме и папских владениях, - по свидетельству Герцена, - к концу его (т. е. Григория XVI. - И. Г.) святительства были до того полны, что во всех публичных зданиях начали помещать арестантов i politici"*. Многие спасались от преследований бегством за границу.

* (Герцен А. И. Письма из Франции и Италии. С того берега, с. 84.)

"Изменой, - пишет английский историк Больтон Кинг, - навлекавшей смертную казнь и конфискацию имущества, считалось присутствие на собрании тайного общества; пожизненные галеры грозили всякому, способствовавшему побегу члена тайного общества из тюрьмы... а также за всякую попытку привлечь нового члена. Святотатство, как бы оно ни было чуждо политическим целям, причислялось к измене и наказывалось смертной казнью"*.

* (Кинг Б. История объединения Италии. М., 1901, т. 1, с. 82.)

Книги на экономические темы считались богопротивными и опасными. Церковная цензура их запрещала. В печати не разрешалось упоминать о вращении Земли. Церковные власти насаждали мракобесие, считая, как говорил один из ватиканских прелатов, что "невежественным народом легче управлять".

Между тем "невежественный народ" ненавидел папскую власть, чиновников и полицейских в рясе, видя в них своих притеснителей и эксплуататоров. В Папской области повсюду действовали ложи карбонариев, подпольные клубы.

"Это и не могло быть иначе, - отмечает Кинг, комментируя настроения, царившие среди папских подданных. - Все эти строгие охранительные законы находились в чудовищном противоречии с нравственной распущенностью тех, кто являлись их блюстителями. В то время как требовалось посещение церкви на пасхе, повседневная торговля священными требами и спекуляция вечным спасением производились с тем же бесстыдством, как и в дни Лютера. В то время как людям отказывали в медицинской помощи, если они не совершали причастия, скрытое вольнодумство процветало среди римского духовенства. Цензура заботилась о нравственной чистоте театральных пьес, в то время как церкви оставались центрами интриг. Дети, которых в школе принуждали к строжайшему выполнению религиозных обрядов, слышали с кафедры похвалы набожным разбойникам, которых святые охраняли от виселицы. Финансовые потребности заставляли держать открытыми по воскресеньям лотереи, в то время как лавки и кофейни должны были запираться"*.

* (Кинг Б. История объединения Италии, с. 86-87.)

Судьбами церковного государства вершили церковная иерархия во главе с папой и "черная знать"*, состоявшая из потомков пап и родственников кардиналов во главе с князьями Колонна, Орсини, Русполи, Альдобрандини, Дориа, Одескальки, Боргезе, Роспильоси, Массимо и Торлониа, которые со своими женами, дочерьми и любовницами диктовали политику "святого престола". Кардиналы, управлявшие провинциями, пользовались неограниченной властью, их произволу не было предела.

* (В Италии "черной" знатью называют аристократические (дворянские) семьи, связанные на протяжении столетий с папством.)

Лучшие земельные угодья, дворцы - одним словом, все богатства принадлежали церковной и "черной" знати, в то время как население страдало от хронического голода. В 1837 г. булочники разносили хлеб под охраной солдат, опасаясь нападения голодной толпы. В Риме было множество воров, в пригородах свирепствовали разбойники. Чтобы обезопасить путешественников, вырубались деревья по сторонам дорог, как в Англии в XIII в.

Папские финансы находились в "хроническом хаосе"*, хотя ватиканская казна продолжала пополняться золотом, как в былое время. В 60-х годах только ежегодные поступления от "гроша св. Петра" составляли 8 млн. скуди в год. Накануне объединения Италии доходы с церковных владений превышали 50 млн. лир**. Но всех этих миллионов "наместнику бога" не хватало. Львиную долю доходов, как обычно, присваивали папские родственники, фавориты, кардиналы. Дефицит и национальный долг росли из года в год.

* (Binchy D. A. State and church in fascist Italy. London, 1937, p. 304.)

** (См.: Серени Э. Развитие капитализма в итальянской деревне (1860-1900). М., 1951, с. 143.)

Григорий XVI, загнавший евреев в гетто, не брезговал жить на займы у Ротшильда. В 1831, 1832 и 1837 гг. папа получил у Ротшильда займы на сумму 12 млн. скуди*. Папу обслуживали также банкиры и ростовщики помельче: Торлониа (Рим), Пароди (Генуя) и др. В последний год правления Григория XVI долг папского государства превышал 26 млн. скуди, а годичный дефицит доходил до 900 тыс. скуди.

* (Последний известный заем у Ротшильда был сделан папством накануне ликвидации светской власти пап, в июле 1870 г., на сумму в 200 тыс. скуди.)

Таково было положение в папских владениях, когда в 1846 г. на престол святого Петра был возведен граф Джованни Мария Мастай-Ферретти, возглавлявший церковь под именем Пия IX почти 32 года, дольше чем любой другой папа.

Джованни Мастай-Ферретти (будущий папа Пий IX) в молодости был офицером и не помышлял о духовной карьере
Джованни Мастай-Ферретти (будущий папа Пий IX) в молодости был офицером и не помышлял о духовной карьере

Пий IX проявил полное непонимание происходивших в его время политических и социальных процессов. Он объединился с силами старой Европы, участвовавшими в "священной травле" коммунизма, что было отмечено Марксом и Энгельсом в первых строках "Манифеста Коммунистической партии". Пий IX осудил революционные движения 1848 года, ополчился против движения за объединение Италии, опираясь на солдат Наполеона III, отстаивал свое право на светскую власть. В опубликованном в 1864 г. "Силлабусе" ("Списке современных заблуждений") Пий IX предал анафеме социализм и всю современную цивилизацию в целом, осудил принцип отделения церкви от государства, назвал свободу совести "безумием", а свободу слова - "смердящим заблуждением".

В 1869 г. Пий IX созвал Первый Ватиканский вселенский собор, который одобрил его архиреакционный курс и провозгласил догмат о "непогрешимости" папы. Эти решения собора способствовали дальнейшей дискредитации папства. В 1870 г. итальянские войска вошли в Рим и положили конец многовековому существованию светской власти пап. Обиженный Пий IX объявил бойкот итальянскому государству и провозгласил себя "узником" Ватиканского дворца.

Первый Ватиканский вселенский собор (1870 г.), утвердивший догмат о папской непогрешимости
Первый Ватиканский вселенский собор (1870 г.), утвердивший догмат о папской непогрешимости

Пий IX за годы своего правления заслужил сомнительную славу отъявленного ретрограда, который жил идеями и понятиями, характерными для средневековой церкви. При нем папский престол растерял остатки своего былого величия, утратил светскую власть, лишился прежнего влияния в международных делах.

При Пие IX папство и католическая церковь по: терпели целую серию серьезных поражений как на идеологическом, так и на дипломатическом фронтах. Опубликование "Силлабуса" и провозглашение догмата о непогрешимости папы на Первом Ватиканском соборе оттолкнули от церкви широкие слои либеральной интеллигенции. Не могли простить папству отчаянного сопротивления объединению Италии патриоты этой страны. Бурные конфликты между государством и церковью имели место в период понтификата Пия IX в Германии, Швейцарии, Мексике, Бразилии, Эквадоре, Венесуэле, Гватемале. Были прерваны дипломатические отношения с Россией. Во Франции, Бельгии, Испании находившиеся у власти антиклерикальные буржуазные партии выступали за отделение церкви от государства.

Отвернулись от церкви рабочие, в первую очередь в крупных промышленных центрах. Потерю церковью рабочего класса Пий XI назовет со временем "скандалом XIX века". Попытки христианских социалистов, клерикальных социальных реформистов привлечь на свою сторону трудящихся, разоблаченные еще К. Марксом и Ф. Энгельсом в "Коммунистическом манифесте", успеха не имели. С одной стороны, уж слишком очевидной была связь этих реформаторов с интересами реакции, чтобы можно было поверить в искренность их намерений, с другой - не доверял им и сам Пий IX, считая, что своей социальной демагогией они не только не препятствовали революции, но, наоборот, способствовали ее успеху.

Большое недовольство вызвала обскурантистская политика Пия IX и в рядах самого духовенства. Лишенное в ряде стран традиционного официального покровительства, духовенство стало быстро терять почву под ногами, все больше изолируясь от широких масс верующих. Таким образом, создавалась атмосфера для будущих оппозиционных, "еретических" течений, стремившихся найти выход из тупика, в который зашла церковь, следуя твердолобому курсу Пия IX.

Хотя факты убедительно показывали, что этот курс терпел одно поражение за другим, Пий IX продолжал неуклонно его придерживаться, считая себя непогрешимым как в вопросах веры, так и в политических делах.

Двойственным было отношение папы к буржуазии. Он и ненавидел ее, ибо считал виновной в лишении его светской власти и в своем "затворничестве" в Ватикане. Он и завидовал ей, наблюдая, как она накапливает земные блага, как растет ее могущество и влияние. Он и желал, правда втайне, установить с нею союз в борьбе против общего врага - революции.

Английский историк И. Хэйлс называет Пия IX "создателем современного папства"*. На первый взгляд такое мнение может показаться парадоксальным, необоснованным. Действительно, Пий IX поборник феодальных прав папства, автор "Силлабуса" и догмата о папской непогрешимости, - может ли он претендовать на роль создателя современного папства?

* (Hales E. E. Y. Pio Nona London, 1954, p. XIII.)

Пий IX - 'узник Ватикана'. Продажа таких открыток верующим приносила папской казне немалые доходы
Пий IX - 'узник Ватикана'. Продажа таких открыток верующим приносила папской казне немалые доходы

Пий IX - королю Виктору-Эммануилу II: 'Отдаю тебе меч (надпись на мече - 'Светская власть'), а себе оставляю ключи'. (Карикатура из английского журнала 'Панч')
Пий IX - королю Виктору-Эммануилу II: 'Отдаю тебе меч (надпись на мече - 'Светская власть'), а себе оставляю ключи'. (Карикатура из английского журнала 'Панч')

Да, может. Дело в том, что основные черты ватиканской политики, выкристаллизовавшиеся при Пии IX, наложили свой отпечаток на последующую деятельность Ватикана. Это, во-первых, враждебность к коммунизму, социализму, рабочему и национально-освободительному движению. Во-вторых, стремление изменить соотношение политических сил в Италии в пользу крайней реакции. В-третьих, резко отрицательное отношение к отделению церкви от государства. В-четвертых, содействие созданию в международном плане реакционных блоков, направленных на подавление прогрессивных движений. В-пятых, неприятие научного прогресса, стремление всячески преуменьшить значение научных открытий. В-шестых, политика отлучений и анафем в адрес церковных и католических деятелей, выступающих с критикой реакционных установок Ватикана.

Преемники Пия IX до Второго Ватиканского собора развивали эти черты ватиканской политики, но не являлись их изобретателями. Родоначальником этого курса был папа Мастай-Ферретти.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"