предыдущая главасодержаниеследующая глава

II. Первые христианские общины

Кумранская община и христиане

Прежде чем говорить о содержании христианских "священных" книг и о расхождениях между ними, следует охарактеризовать ту обстановку, в которой существовали первые христианские объединения, складывались их верования и проводились записи этих книг.*

*(Более подробно история раннего христианства рассмотрена в книгах: Ленцман Я. А. Происхождение христианства. М., 1958; Ковалев С. И. Основные вопросы возникновения христианства. М.- Л., 1964; Кубланов М. М. Возникновение христианства. Эпоха. Идеи. Искания. М., 1974.).

Своими корнями христианство уходит в учения иудейских религиозных сект. Иудея на рубеже нашей эры находилась под властью Рима. Хотя некоторые внутренние вопросы, прежде всего судебные и религиозные, решало жречество Иерусалимского храма и синедрион*, все действия местных властей находились под политическим и военным контролем римлян. Римские императоры посылали в Иудею своих представителей - прокураторов. Некоторые соседние с Иудеей области Палестины, например Галилея, управлялись ставленниками из местной знати. Таким ставленником Рима был и упоминаемый в Новом завете правитель (тетрарх) Галилеи и Переи Ирод Антипа.

*(Синедрион - орган внутреннего управления с некоторыми судебными и политическими полномочиями. В него входили жрецы и представители светской знати. Во главе синедриона стоял первосвященник Иерусалимского храма.).

Вторая половина I в. до н. э. и весь I в. н. э. были временем непрерывных выступлений народных масс Иудеи и против римского владычества, и против верхов иудейского общества, поддерживавших римлян. Большинство народных движений проходило под религиозными лозунгами: иудеи надеялись на приход помазанника божия - мессии, который поможет им освободиться от власти чужеземцев. Среди разных групп, ожидавших прихода мессии, были и такие, которые оказали на будущее христианство самое непосредственное воздействие.

Ф. Энгельс в своей работе "К истории первоначального христианства" указывал, что новые открытия на Востоке, в Риме и в Египте помогут в вопросе возникновения христианства "гораздо больше, чем какая угодно критика"*. И действительно, археологические открытия середины нашего века дали возможность говорить о связи первоначальных христианских идей с идеями небольшой религиозной секты, существовавшей в районе Мертвого моря (территория современной Иордании) со II в. до н. э. по 68 г. н. э., когда она была вытеснена оттуда римлянами во время подавления крупнейшего антиримского восстания.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 22, с. 474.).

В 1947 г. арабскими пастухами были случайно найдены фрагменты рукописей, спрятанных в одной из пещер местности Вади-Кумран*. С этого времени в прилегающих местностях проводятся исследования и раскопки. Здесь найдено множество фрагментов рукописей и несколько полных сочинений. Раскопаны поселения сектантов в местности Хирбет-Кумран. Жители поселений составляли религиозную общину. Члены ее удалились от мира в Иудейскую пустыню. Они не признавали власти и авторитета иудейских первосвященников и называли свою общину Новым союзом - новым союзом с богом, поскольку в их представлениях старый союз, закрепленный в Библии, был нарушен иудейским жречеством и вообще сторонниками ортодоксального иудаизма.

*(Произведения кумранской общины в русском переводе опубликованы в изданиях: Амусин И. Д. Тексты Кумрана. М., 1971; в отрывках - Старкова К. Б. Литературные памятники кумранской общины,- Палестинский сборник. Л., 1973, вып. 24/87.).

В основе учения кумранской общины лежало представление о непримиримой борьбе добра и зла, борьбе "сынов света", как называли себя кумраниты, с "сынами тьмы". Они верили, что в последней решающей схватке между "сынами света" и "сынами тьмы" примут участие космические духи добра и зла, ангелы и сатана. "Сыны света" в конце концов должны победить, а их враги должны быть наказаны. В кумранской рукописи "Устав войны" говорится, что после победы "в руки бедняков передашь ты врагов всех стран, в руки склоненных к праху (предашь их), чтобы унизить могущественных из народов, чтобы воздать воздаяние нечестивцам...". В ожидании этих последних битв "сыны света" жили замкнутой общиной. Они ввели общность имущества, совместный труд, осуждали рабство. Основатель общины назван в рукописях Учителем праведности. В них рассказывается, что он подвергался преследованиям со стороны "нечестивого жреца" (установить конкретно, какие именно исторические лица имеются здесь в виду, пока не удается).

Цель, к которой стремились члены кумранской общины, заключалась в том, чтобы подготовить себя к решающей схватке с "сынами тьмы" - носителями злого начала. Зло в мире мыслилось ими как присущее всем народам стремление к обогащению и угнетению других народов. Жители Кумрана, выступая против угнетения и богатства, называли себя не только "сынами света", но и "общиной бедных", "простецами", бедняками. Так впоследствии называлась и одна из иудео-христианских групп - "эвионим" (в греческой передаче - эбиониты).

Кумранская община очень близка секте ессеев, о которой сообщают древние авторы. Так, римский ученый (I в. н. э.) Плиний Старший писал, что ессеи - "племя уединенное и наиболее удивительное во всем мире: у них нет ни одной женщины, они отвергают плотскую любовь, не знают денег и живут среди пальм. Изо дня в день число их увеличивается за счет утомленных жизнью пришельцев, которых волны фортуны влекут к обычаям ессеев" ("Естественная история", V, 17, 73). Но попасть в общины ессеев было не так просто: община носила замкнутый характер, необходимо было пройти своего рода "послушание", чтобы стать полноправным ее членом.

Изолированность и замкнутость ессеев была естественным следствием тех идеалов, которые они пытались воплотить в жизнь: отказ от частной собственности, обязательное участие в труде, коллективный быт. Эти принципы находились в коренном противоречии с отношениями, господствовавшими в окружающем их обществе, где люди были разделены на рабов и свободных, на эллинов и варваров, на иудеев и неиудеев, где развитие товарно-денежных отношений способствовало обогащению одних и обнищанию других, где классовые, сословные, этнические предрассудки прочно вошли в психологию подавляющего большинства людей. В этих условиях ессейский "эксперимент" мог быть осуществлен только вне общества, в полной изоляции от него, и каждый новый член общины должен был подвергаться тщательной проверке, воспитываться и перевоспитываться.

Изоляция от общества не могла означать независимость от него. Реального полного равенства среди кумранитов не существовало: общиной управляли жрецы, "младшие" подчинялись "старшим" (старшими назывались полноправные члены общины). Без строжайшей дисциплины и постоянного контроля над основной массой членов кумранской общины невозможно было сохранение изолированности - и общественной, и духовной. В уставе, найденном среди рукописей Мертвого моря, сказано: "В каждом месте, где будет десять человек из общего совета, пусть неотступно будет с ними кто-нибудь из жрецов... И в месте, где будет десять человек, пусть неотступно будет изучающий Учение..."

Идеология, некоторые черты организации и обрядности кумранских ессеев* оказали влияние на формирование первоначального христианского мировоззрения. Ученые отмечают многочисленные терминологические и фразеологические совпадения в кумранских рукописях и сочинениях первых христиан. Одни и те же ветхозаветные цитаты приводятся и в той и в другой литературе. Выражение "сыны света" встречается в новозаветных сочинениях, например: Лука, 16:8, где "сыны света" противопоставляются "сынам сего века"; Иоанн, 12:36: "Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света". Слова "нищие", "бедняки" очень часто упоминаются в христианских произведениях; возможно, в ряде случаев это не просто социальное понятие, а самоназвание христиан.

*(Существовало несколько ессейских общин, отличавшихся друг от друга по своей организации. Так, в общине, чья организация отражена в так называемом Дамасском документе (также обнаруженном среди кумранских рукописей), разрешалось вести свое хозяйство и владеть личным имуществом.)

Ряд наиболее ранних христианских обрядов, по-видимому, связан с обрядами кумранитов. Так, у последних существовало ритуальное омовение*, во время которого, по их учению, должно было происходить духовное очищение. Благословение хлеба Иисусом на тайной вечере восходит к описанию мессии в одной из кумранских рукописей: "Мессия Израиля протянет вперед руки над хлебом, и после того, как он даст благословение, вся община примет участие..." Запрет заниматься торговлей, существовавший у ессеев, выражен в Новом завете словами: "Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои..." (Матфей, 10:9). Представление о двух путях - "пути света" и "пути тьмы" - отражено в неканоническом произведении Дидахе.

*(Христианское крещение, хотя и восходит к кумранским обрядам, в отличие от них акт единичный и имеет иной мистический смысл - приобщение к Христу.)

Элементов сходства между идеологией кумранской общины и ранним христианством можно назвать немало, но не менее важными представляются отличия христианского вероучения от идеологии ессеев. Основным отличием новой проповеди была вера в то, что мессия уже приходил в этот мир и что мессией был Иисус. Характерным для христиан с самого начала существования их как обособленной секты был отказ от чрезмерной замкнутости, свойственной кумранской общине. Устав кумранитов не разрешал сообщать их учение "людям кривды". Попасть в общину было трудно. В уставе специально оговорены правила приема в члены общины. Кандидаты проходили собеседования, обучение; испытательный срок составлял два года. В новозаветных же евангелиях встречаются призывы, которые звучат как прямая полемика с этими установлениями. Так, в Нагорной проповеди сказано: "Вы - свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажгли свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме" (Матфей, 5:14-15). Слова "Вы - свет мира" перекликаются с самоназванием кумранитов. Похожие слова есть и в Евангелии от Марка: "...для того ли приносится свеча, чтобы поставить ее под сосуд или под кровать? не для того ли, чтобы поставить ее на подсвечнике?" (4:21). Никакой организации, никакого приема в "ученики" евангелия не описывают: Иисус по пути своего странствования просто "призывает" учеников, и те, бросив свои занятия, следуют за ним (см. Марк, 1:16-20).

Существенные отличия от кумранского учения проявились в христианской проповеди любви к ближнему: в уставе кумранитов сказано, что члены общины должны любить всех "сынов света" и ненавидеть всех "сынов тьмы", "каждого по его преступлению сообразно с отмщением бога". В Новом завете, напротив, содержатся призывы любить врагов и благословлять "ненавидящих нас", которые, по существу, означали разрыв с общепринятыми этическими нормами, в том числе и с нормами древних религий и обычного права (сохранявшего воспоминания о некогда господствовавшем принципе "око за око" и "зуб за зуб"), и в то же время требовали от последователей христианского учения неисполнимого религиозного подвига.

Нужно отметить, правда, что эта проповедь первоначально не носила всеобщего характера и не все "ближние" подходили под нее. В Нагорной проповеди, согласно Евангелию от Матфея, Иисус предостерегал от лжепророков, говоря: "Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь" (7:18-19). С этим перекликается и угроза гибели, высказанная в конце проповеди и адресованная всем тем, кто не последует истинному учению ("построившим дом на песке"). Верующие предупреждаются, чтобы они не давали святыни псам и не бросали жемчуга перед свиньями. Резкое отношение к не признающим новое учение, стремление "охранить" святыню (т. е. учение) было, по-видимому, отголоском ессейского мировоззрения. Возможно, и братья, к любви и миру с которыми настойчиво призывает Нагорная проповедь ("всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду".- Матфей, 5:22),- это прежде всего братья по вере, члены одной религиозной общины*. Те же, кто не разделяет их веры,- все эти "псы", "свиньи", "лжепророки" находятся вне моральных норм, проповедуемых новым учением. Лишь когда христианство переросло узкие рамки сектантства и распространилось в новой этнической среде, призывы к любви и братству получили иное, более общее и более абстрактное истолкование.

*(Братьями часто именовали себя и члены так называемых языческих религиозных объединений.).

Отличием христианства было и его обращение ко всем калекам, больным, обиженным не только в социальном смысле, но и физически. Кумраниты же считали, что больные и убогие могут их осквернить. Это отличие было связано, как мы постараемся показать дальше, со своеобразной реакцией христиан на эстетические и этические ценности античного мира. И конечно же никогда в ессейских общинах, которые считали себя носителями подлинной, чистой иудейской веры, не мог зародиться принцип, сформулированный Павлом в его посланиях, о равенстве всех народностей перед богом ("нет ни эллина, ни иудея...").

Разумеется, мы перечислили не все черты сходства и отличия между христианством и ессейством, но даже из сказанного видна сложность взаимоотношений этих двух учений. Трудно определить, когда именно проявились эти черты сходства и отличия. Новозаветный Иисус в целом представляется более близким к ортодоксальному иудейству, чем кумраниты. Возможно, именно после гибели Иисуса его ученики и последователи в ожидании скорого второго пришествия своего мессии восприняли целый ряд мессианистских чаяний ессеев. Представляется вероятным, что с кумранским движением был связан Иоанн Креститель и воздействие ессеев на первых христиан шло через его проповеди и проповеди его сподвижников. Но здесь мы уже вступаем в область догадок... Важно иметь в виду, что, зародившись под сильным влиянием иудейского сектантства, христианство затем приобрело новые черты, которые способствовали его распространению в разных странах и областях, входивших в Римскую империю.

Процесс становления христианства как особого учения шел постепенно. Одни группы христиан принимали одно, другие - другое утверждение или религиозное предание, спорили, заимствовали, отвергали... Мы не имеем возможности здесь подробно останавливаться на достоверности персонажей, стоявших, согласно Новому завету, у истоков христианского учения. В науке существуют разные точки зрения по этому поводу*. Хочется заметить только, что, несомненно, должны были существовать люди, первыми произнесшие те проповеди, которые легли в основу будущей христианской религии.

*(Точка зрения тех ученых, которые выступают против исторического существования Иисуса, раскрыта в книге И. А. Крывелева "История религии". М., 1975, т. 1.).

Об одном таком проповеднике, Иоанне Крестителе, мы знаем не только из евангелий, но и из произведении иудейского писателя I в. Иосифа Флавия. Он говорит, что Иоанн был казнен римским ставленником, правителем Галилеи Иродом, так как тот "стал опасаться, как бы его (т. е. Иоанна.- И. С.) огромное влияние на массу, вполне подчинившуюся ему, не повело к каким- либо осложнениям" ("Иудейские древности", XVIII, 5, 2). Подобных проповедников было много. Тот же Флавий рассказывает о пророке Февде, утверждавшем, что река Иордан расступится перед ним, и о пророке из Египта, собравшем на горе вокруг себя несколько тысяч человек (они были растоптаны римскими легионерами). В "Иудейских древностях" Иосифа Флавия упоминается и Иисус. В XX книге писатель говорит о казни Иакова, "брата Иисуса, называемого Христом". В другом месте (в XVIII книге) об Иисусе рассказывается подробнее, однако подлинность этого места вызывала у ученых сильные сомнения. Дело в том, что там говорится о воскресении Иисуса, причем Иисус назван мессией. Всего этого не мог написать иудей, не разделявший христианского учения, а именно таковым и был Иосиф Флавий. Одни ученые считали это место с начала до конца вписанным каким-то христианским переписчиком, другие полагали, что оно было таким переписчиком отредактировано и что в основе его все- таки лежал какой-то рассказ об Иисусе. Сравнительно недавно был обнаружен арабский перевод "свидетельства Иосифа Флавия" об Иисусе. Этот перевод содержится во "Всемирной хронике" египетского епископа Агапия, написанной в X в. для христиан, говоривших по-арабски. Среди многих прочих цитат в ней приведен и отрывок из XVIII книги "Иудейских древностей". В нем речь тоже идет об Иисуее, но этот отрывок отличается от того, который дошел до нас в греческих рукописях (произведение Иосифа Флавия было написано по-гречески или переведено на греческий под его руководством).

В рукописи Агапия воскресение Иисуса представлено не как действительный факт, а как рассказ его учеников. Здесь нет категорического утверждения, что Иисус был мессией. Из отрывка, содержащегося в рукописи Агапия, прямо следует, что к смерти Иисуса приговорил Пилат, прокуратор Иудеи. Этот отрывок ближе по духу ко всему произведению Иосифа Флавия, чем греческий вариант "свидетельства". Ясно, что христианский епископ, если бы он знал другой текст Иосифа Флавия, где утверждается божественность Иисуса, предпочел бы привести этот текст. Но, вероятно, в распоряжении Агапия оказался древний список "Иудейских древностей", которого не коснулась рука христианского переписчика.*

*(Подробно с этим отрывком, а также с обстоятельствами открытия рукописи Агапия можно ознакомиться по статье И. Д. Амусина "Об одной забытой публикации тартуского профессора Александра Васильева" (Ученые записки Тартуского университета. Тарту, 1975, вып. 365).).

В нехристианских источниках II в. также есть упоминание о Христе. Цельс приводит даже его биографию, распространяемую иудеями. Согласно этой биографии, Иисус был незаконным сыном бедной пряхи Марии и римского солдата по имени Пантера. Степень достоверности этих фактов установить сейчас не представляется возможным. Но, как пишет польский писатель Зенон Косидовский, "нет никаких логических причин отрицать историчность Иисуса, поскольку в Палестине того времени подобного рода бродячие проповедники, пророки и мессии были обыденным явлением"*

*(Косидовский З. Сказания евангелистов. М., 1979, с. 233.).

Иисус был подвергнут самой позорной казни - распятию на кресте, к которой римляне приговаривали рабов и повстанцев. Сам характер казни поставил его в один ряд с обездоленными, отринутыми обществом людьми и привлек этих людей к его учению. Вокруг образа Иисуса стали возникать легенды, где реальные события переплетались с вымыслом. Вера в воскресение Иисуса становится основой религиозной проповеди его экзальтированных последователей. Первые проповеди сторонников нового учения не содержали никакой сложной религиозной догматики, они сводились к рассказу о том, "как бог духом святым и силою помазал Иисуса из Назарета, и он ходил, благотворя и исцеляя всех, облагаемых диаволом... и что наконец его убили, повесив на древе*. Сего бог воскресил в третий день, и дал ему явиться не всему народу, но свидетелям, предъизбранным от бога...". Эти слова вложены в уста апостола Петра в Деяниях апостолов (10:38-41). От данной проповеди до оформления мировой религии прошло более двух столетий ожесточенной борьбы внутри христианства, преобразований, компромиссов, приспособления к окружающему миру и влияния на него... Для того чтобы понять этот процесс, нужно представить себе те условия, в которых он протекал, условия жизни в Римской империи I - начала II в.

*(В греческом подлиннике - "повесивши на столбе". Вероятно, здесь имеется в виду тот способ казни (распятие), когда осужденного за руки привязывали к кресту, сделанному в виде буквы "т". Именно такую казнь применяли римляне).

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://religion.historic.ru/ "История религии"